ОАО ИНТЕГРАЛ


Аналитика/Прогнозы

Как долго сохранится рост мирового рынка электроники?


Два года тому назад перед участниками рынка электроники стоял вопрос о том, как отрасль справится с денежно-кредитным кризисом в Еврозоне, который не только грозил банкротством компаниям, но и серьезным ослаблением Европейского Союза в целом.
В то время доходы европейских производителей полупроводников падали: объем продаж на рынке уменьшился на 8% по сравнению с 2011 г., а у некоторых компаний продажи сократились и того более – до 15%.
Предсказать в точности, как поведет себя рынок в ближайший год, – дело неблагодарное. Однако мы собрали все доступные статистические данные по отрасли и попытались их проанализировать (см. рис. 1–2).


Рис. 1. Согласно данным SEMI (Международная организация полупроводникового оборудования и материалов), в большинстве сегментов электронной промышленности прирост расходов на приобретение технологического оборудования выразится двухзначными числами. Прогнозы показывают, что в наибольшей мере увеличится объем продаж микропроцессоров. Далее следуют запоминающие устройства, аналоговые компоненты, логика и МЭМС
Источник: отчет SEMI World Fab Forecast (февраль, 2014 г.)


Рис. 2. Ожидается, что мощность специализированных фаундри вырастет к концу текущего года на 10–11%. Объем производства флэш-памяти увеличится на 10%

Согласно данным SEMI, в I кв. 2014 г. расходы на оборудование для производства полупроводников составили 10,15 млрд долл., что на 39% выше показателя того же квартала годом ранее. Этот анализ проводился на основе данных ежемесячных отчетов более 100 мировых компаний о результатах финансовой деятельности.
Эти показатели важны потому, что ни одна отрасль, находящаяся в состоянии рецессии, не станет инвестировать в производство оборудования в больших объемах (см. рис. 1). Ситуация меняется, когда предполагается оживление рынка, но даже в этом случае компании очень осторожно делают капитальные вложения.
Судя по объему поставок полупроводниковых пластин в соответствии с данными из отчета группы Silicon Manufacturers Group ассоциации SEMI, 2014 г. завершится успешно. Этот показатель увеличился во II кв. текущего года по сравнению с I кв. Кроме того, в III кв. совокупный объем поставок полупроводниковых пластин составил 2587 млн кв. дюймов, что примерно на 10% выше показателя предыдущего квартала.
Положительные статистические данные представлены и в аналитическом отчете ассоциации SEI (Semiconductor Industry Association). Согласно отчету этой ассоциации, во II кв. 2014 г. мировой объем продаж полупроводников составил 82,7 млрд долл., что на 5,5% выше показателя предыдущего квартала и на 10,9% больше прошлогоднего объема продаж в том же квартале. Объем сбыта мирового рынка в июне текущего года увеличился до рекордного для отрасли показателя почти в 28 млрд долл. Более того, объем июньских продаж оказался на 10,8% выше прошлогоднего показателя за июнь (24,88 млрд долл.) и на 2,6% больше показателя предыдущего месяца. Объем продаж за первую половину 2014 г. вырос на 11% по сравнению с прошлогодним показателем.
В первой половине 2014 г. мировой рынок полупроводников продемонстрировал устойчивый рост во всех сегментах, причем на долю американского региона пришлась наибольшая доля прироста. Объемы продаж на рынке во II кв. оказались небывало высокими и превзошли прогноз организации World Semiconductor Trade Statistics (WSTS).
Анализ, проведенный в начале сентября этого года на основе новейшей модели линейного регрессионного анализа (LRA), разработанной Майком Коуэном (Mike Cowan), показывает, что к концу 2014 г. объем продаж на мировом полупроводниковом рынке достигнет 335,5 млрд долл. Согласно этому прогнозу, полученному с использованием данных WSTS о фактических объемах продаж в июле 2014 г., прирост сбыта составит 9,8%. Напомним, что совокупный объем продаж в прошлом году составил 305,6 млрд долл.
Если говорить о региональном распределении, то по сравнению с первой половиной 2013 г. объемы продаж к концу июня 2014 г. заметно выросли в Америке (12,1%), Европе (12,1%), Азиатско-Тихоокеанском регионе (10,5%) и в Японии. Все эти четыре рынка продемонстрировали лучшие показатели продаж в первой половине 2014 г., чем за тот же период 2013 г.
Европейский рынок электроники
Несмотря на то, что по сравнению с 2012 г. ситуация на рынке несколько улучшилась, совершенно очевидно, что экономические неурядицы не закончились. Однако многие участники рынка достаточно оптимистично смотрят в будущее. Согласно прогнозу организации WSTS, к концу 2014 г. объем мирового полупроводникового рынка достигнет 325 млрд долл., что на 6,5% выше показателя прошлого года.
Ожидается, что прирост объемов продаж всех основных категорий изделий будет выражаться большими однозначными числами за исключением сегмента микропроцессоров, где наблюдается небольшое сокращение этих темпов. Смартфоны, планшеты и автомобильные приложения станут самыми эффективными драйверами роста. Наибольшие темпы роста продемонстрируют сегменты аналоговых компонентов (9,1%) и датчиков (9,1%).
Перспективы развития рынка до 2016 г.
В ближайшие два года организация WSTS прогнозирует непрерывный рост мирового рынка полупроводников: его объем составит 336 млрд долл. в 2015 г. и 350 млрд долл. – в 2016 г. Если говорить о приложениях, то наибольшие темпы роста продемонстрируют автомобильный и коммуникационный сегменты (в первую очередь, рынок беспроводной связи), тогда как темпы роста потребительской электроники и компьютерной техники останутся почти теми же.
Самый высокий темп роста рынка будет у азиатско-тихоокеанского рынка. В 2016г. объем продаж в этом регионе составит 207 млрд долл., т.е. 60% от всего рынка полупроводников.
Европейская электронная индустрия пытается сохранить конкурентоспособность среди основных игроков рынка – США, Тайваня и Японии. С этой целью совсем недавно группа из 11 президентов европейских компаний, в т.ч. глав ARM, Infineon и STMicroelectronics, рекомендовала Европейской комиссии создать научно-исследовательские центры по освоению технологии интернета вещей. Эта инициатива – часть общей стратегии, позволяющей предотвратить уменьшение доли Европы на мировом рынке полупроводников.
Известно, что 20 лет назад на долю Европы приходилось более 16,5% мирового производства, но этот показатель стал меньше 10% за последние 10 лет. В настоящее время Европа уступает Японии, на долю которой приходится 22% мирового производства, Южной Корее (18%), Тайваню (17%) и США (13%).
Стратегия Европейской комиссии базируется на преимуществах Европы на вертикально-интегрированных рынках автомобильной электроники, энергетики, систем безопасности и смарт-карт, а также на сильных позициях на новых рынках, к которым относятся датчики и микропроцессоры. Среди других ключевых сегментов – виртуальные компоненты и маломощные процессоры, а также оборудование, материалы и интеллектуальная собственность.
Пол Уайток (Paul Whytock), главный редактор, Electronic Design Europe

Сдержанный оптимизм и очень много работы


В статье рассказывается о мифах и реалиях отечественной радиоэлектронной отрасли.
Модно – это хорошо; пока в моде, можно пользоваться моментом и быть чуть лучше услышанным, а то и вдруг понятым! И вот сейчас в моде санкции, на них оттачивают мастерство дипломаты, чиновники, это новая игра, которая хорошо освещается в прессе, даже терминологически уже вполне обустроена; можно, особо не думая, готовыми конструкциями пользоваться. Так что, пока внимание не отвлеклось на что-то новое, используем тему о санкциях и их влияние на сегмент народного хозяйства, называемый «радиоэлектроникой», для анализа текущей ситуации.
Тема для посторонних похожа на извечное «дороги в России». Только дороги всегда касались большинства и потому тема вечна, а сегмент, казалось бы, касается узкого круга занятых в нем и на поверхности появляется лишь изредка.
Воспользуюсь примером из собственного опыта. Компания «Доломант» работает и развивается на российском рынке как разработчик не массовой электроники с 1998 г.; как очень технологичный и известный производитель электроники ответственного применения – с 2002 г. Развивается, меняется и… работает над «будущим» постоянно, оставаясь все эти годы наиболее развитым, технологически современным, динамичным и востребованным на рынке предприятием. Продираясь через кризисы финансовые и кадровые, через ограничения в поставках импортных комплектующих и запреты собственных чиновников. Наша продукция – во многом лучшая в своем классе – не имеет «санкционной окраски»: так, например, топор или обычный бытовой ПК может использоваться в исключительно мирных и созидательных целях, но кто станет утверждать, что в руках мошенника обычный смартфон не превращается в орудие финансового преступления? Дело ведь не в «секторальных ограничениях»: стране вслух сказали то, что имелось всегда. Указали на глубокое отставание базовых технологий и всего, что может их обеспечивать: кадры, смежные отрасли, бизнес-заинтересованность. На это нельзя обижаться или пытаться принять ответную меру иную, чем принять решение, выбрать варианты поведения и работать над реализацией наиболее эффективных решений. Работать – это ключевое и самое «неприятное», т.е. «непривычное» !
Официальный ответ на новейшие вызовы мы уже знаем и давно: «Россия никого не боится, захотим – свое сделаем, а проще – у друзей с Востока приобретем!» Ситуация с запретом на новейшие технологии в электронике выглядят совсем неоднозначно и одним общим ответом «все плохо» или «хороший потенциал на будущее» не обойтись. Причем, сложность не возникла сейчас и не исчезнет в ближайшем завтра, она существовала со времен еще советской мечты о своей Силиконовой долине и длится поныне. Так спустимся же уровнем ниже официальной риторики, ближе к источникам, где радиоэлектроника задумывается, разрабатывается и производится.
Мнение, изложенное ниже, основано на опыте взаимодействия компании «Доломант» с потребителями готовой продукции, заказчиками на производство в рамках контрактной сборки электроники и разработчиками электронной аппаратуры самого широкого горизонта применений: АСУ ТП, урбанистической безопасности, телекоммуникаций, медицинского приборостроения и пр.
Мифы
К сожалению, чем выше иерархический уровень принятия решений, тем больше мифотворчества, что напрямую препятствует деятельности тех, кто занимается реальной электроникой.
Миф 1. Отечественная электроника может быть самодостаточной и самообеспеченной. Один из самых старых, заслуженных мифов, и он же – наиболее разрушительный на сегодня. Нет, не может. Без возврата к деревянной сохе и самому большому в мире транзистору. Более 30 лет как не может. Поворотный момент проскочили давным-давно, и кроется он не в какой-то отдельно взятой личности или бывшем советском НИИ, неверно взявшем курс. Очевидно, что нет промышленной технологии материалов (про лабораторные исследования микроскопического уровня речь не идет), нет кадровой, производственной научной базы для возникновения этих технологий. Это замкнутая цепочка – «нет спроса, сэр, нет и тары»! Самая главная причина – нет и никогда не было рынка, который мог бы оплатить фундаментальные затраты на разработку, потребить всю произведенную продукцию и способствовать дальнейшему развитию. Именно в этом компоненте СССР проиграл технологическую революцию, а Россия впоследствии вообще снялась с участия в соревновании. Это – основная причина, потому как ни одна, даже очень крепкая экономика не сможет долго вытягивать мощную отрасль, только поглощающую ресурсы. А если таких отраслей несколько, срок выживания сокращается, а итоги – плачевнее. Технологический портрет СССР к 1990 гг. не случаен. Вроде бы, это уже прописные истины, но многие из принимаемых в департаментах решений заставляют усомниться в усвоении этой истины. Не подражая методам «1937 года», все же хочется понять – это элементарное невежество и неумение считать или?.. Повторить старый путь в полном объеме просто не удастся, нет того потенциала; но разрушать и топтаться на месте, расходуя ресурсы (не только финансовые и природные – людские, целыми поколениями несостоявшихся специалистов!), можно. Это пугает.
Миф 2. Мировой «свободный рынок» основных стран демократии, определяющих, кстати, и мировое направление развития электроники, не зависит от политики; то есть, весь мир является свободным «базаром», на котором нужно только иметь деньги, чтобы купить все, что захочется, творить без ограничений и быть принятым в случае успеха в их клуб с почетом и уважением. В отдельные оттепельные времена так может показаться. Звучат доклады, к нам приезжают гуру, у нас основывают представительства компании с хорошими, известными именами. Но это – игра. Кто-то пользуется моментом и играет, чтобы успеть заработать, кто-то занят просто крупным маркетингом и саморекламой, кто-то ищет ресурс, который либо поэксплуатирует «на месте», либо, особо ценный – вывезет к себе «домой».
Стратегия ведущих государств и в оттепель не изменяется: все годы, которые мы взахлеб хвалили за доступ к «высшим достижениям», на самом деле таковыми не являлись! Возможно, за редкими и разрозненными исключениями, из которых «картину мира» все равно не склеить! Не ослабевал контроль за лицензированием и использованием компонентов, материалов и оборудования «самых первых кондиций». Предлагаемые оборудование и технологии либо были вчерашними, либо очень грамотно ставились в полную зависимость от владельца, что означало полный контроль над ситуацией. Такое поведение совершенно оправданно с точки зрения «развитых», они и не должны были бы действовать иначе. Не стал бы говорить об избирательности: полагаю, что правило действует всюду, но особенно жестко – для потенциально чужих. Например, для России. То же было до недавних пор для нового индустриального гиганта – Китая. Весь вопрос – кто это сразу понял и какие шаги предпринял, и не сиюминутные шажки, а кропотливо и напряженно работал над задачей долгие годы, но об этом – в другом разделе.
Хуже другое: после отмены всяческих эмбарго тоже ничего не изменится кроме риторики дипломатов и СМИ. Не стоит самообольщаться: окрик только на пользу, он может разбудить, а пугаться уже давно нечего!
Миф 3. Глобальной сменой поставщиков (вместо т.н. «Запада» пойдем на «Восток», развернув свою сказочную избушку) проблема сегодня решается и довольно оперативно. Словами, дипломатами – да. По делу такой переход:
а) неочевиден, вряд ли удастся добиться полноценного поворота на все 100% даже при самых благоприятных условиях;
б) в любом случае потребует больших сил и ресурсов для разработчиков, чем имеются, а они и сейчас с текущими задачами (если рассматривать суммарно по всей отрасли) катастрофически не справляются. Это серьезная проблема, о которой часто забывают: есть ресурсы, которые требуют большого времени на освоение. Кадры – очень инерционный ресурс, например. От принимающих стратегические решения «вверху» до базовых промышленных специалистов;
в) потребует дополнительные ресурсы на проверки и контроль – качество и ответственность новых поставщиков не проверены. Причем, речь в данном случае идет о структурном изменении, а не локальных «проверках». Это очень большой ресурс, если говорить об отрасли в целом, а не ограничиваться сверхдорогими, но эксклюзивными госпроектами;
г) приведет лишь к смене «ярлычка»: в итоге даже положительного решения предыдущих вопросов зависимость лишь поменяет географическое название. Совсем не уверен, что в перспективе это окажется полезнее.
Что следует делать?
Работать. Не верю, что удастся создать «свой рынок» и реализовать мечту зеленоградской Силиконовой в полном соответствии с американским образцом. Трезвость может быть нормой жизни, но может и не быть… но она же – исключительное, обязательное условие устойчивости бизнеса. Тем более, очень крупного бизнеса, такого как целая отрасль государственного хозяйства. Необходимо без мифологии разобраться, где и в чем можно продвинуться, комбинируя разные модели. Отдельные, точечные решения в технологиях могут и должны быть своими полностью. Особенно там, где это возможно, где есть для развития потенциал, в том, что является критичным с точки зрения безопасности или на рубежах совсем нового. Часть процессов (технологических, ресурсно обеспеченных, структурных) может занять промежуточное положение. Речь идет о проектах на примере тех же отечественных процессоров типа «Эльбрус»: разработка платформ, топология кристаллов своя, производство – на восточных фабриках (не проверено, по открытым источникам) либо – продвигать свои производства, пусть и на чужом чистом сырье. И так до тех пор, пока не освоим собственные технологии. Или – навсегда, это не принципиально, если просчитать риски и обеспечить безопасность. На сегодняшний день основная массовая продукция – импортируемая. Контроль над этой продукцией заключается не только в аппаратной сертификации разовой ввезенной партии изделий, это скорее методологический набор, комплекс мер по поддержанию рабочих связей с выбранными производителями и поставщиками.
Вынужден снова очевидности произнести… но это очевидности на уровне исполнителей и ведущих частных бизнес-компаний, а, увы, не для тех, кто пишет «директивы развития радиоэлектроники России до 2222 года».
Что точно необходимо обеспечивать у себя, так это обученных, гибких и быстрых разработчиков (и персонально, т.е. кадрово, и по отношению к целым структурам в частных и государственных компаниях). Внешний неуправляемый аутсорсинг в этом отношении допускается как частное, локальное событие, но не стратегия. Возможно, в будущем это мнение устареет и станет ошибочным.
Заузим тему и перейдем к некоторым конкретным действиям в настоящее время. Необходимо (и это достижимо) обеспечить не на словах, а на деле обязательные требования, или стандарты. Приведем список неотложных дел. Он может быть увеличен в 5, 10 и более раз, к сожалению. Как его реализовать на уровне базовых звеньев – понятно: на уровне управленческих «высших» слоев, через их сопротивление – прямыми указами тех, кто разбирается в отрасли. Для этого требуется понимание, что рыба управляется хвостом, и воля для реализации этого понимания. Т.е., то, в чем у нас дефицит всегда и повсеместно и что не имеет никакого отношения к санкциям!
Итак, список прямых дел.
Необходимо повышать требования к разработкам: должна осуществляться максимальная диверсификация применяемой элементной базы без привязки к конкретному производителю. Это должно быть доказательно – необходимо определить в ВОМ альтернативы, аналоги, замены либо указать, какие ресурсы потребуются при переходе с одного кристалла на альтернативный, если нет прямых аналогов. В частных компаниях и наиболее развитых государственных – прямой привязкой разработчиков к роялти от выпускаемого на рынок готового продукта и его продаж. Нет возможности изготовить – нет премий. И вместо работы над новым изделием будут заняты процессом «редизайна» под измененные правила жизни.
Вводить прямую (моральную и финансовую) мотивацию на устойчивость продукта к рынку комплектующих, материалов, технологий, на своевременный контроль изменений и новаций. В крупных корпорациях с медленной практикой принятия решений – вводить жесткие правила игры либо, что кажется более обещающим, – сдавать часть функций разработки частным, динамичным и заранее мотивированным коллективам. Баланс между «что оставить за собой», а что – «отдать на внутренний аутсорсинг» в букваре не пропишешь, готовой формулы нет. Но необходимо ломать существующий стереотип «ничего не покажу и не дам даже кусочек – все отнимут или испортят». Все не отнимут – нет ресурсов, и это вообще другой бизнес, нам до такого уровня (хорошо, если когда-нибудь наступит!) очень далеко. И все не испортят при правильно выстроенном диалоге: диверсантами займутся соответствующие департаменты и нейтрализуют, а бизнес-компании занимаются бизнесом, они рискуют своим, и более эффективного стимула пока не придумано.
Необходимо обеспечить на уровне принятия решений ответственными государственными контролерами оперативные действия: дать зеленый свет макетным образцам, их тестированию и проверкам, допуску новых изделий по ускоренной технологии дорожной карты «разработка-макет-опытная-серия». Не стесняться использовать чужой удачный и доказанный опыт: если технологии, материалы, компоненты у «развитых» приняты и используются, откуда сомнения, что мы окажемся мудрее, отказавшись или начав собственные проверки??? Это не воровство, это честное грамотное распределение ролей: да, мы не новаторы, но имеем возможность использовать сторонние наработки! Сегодня многие государственные компании живут, как при социализме: 10–15 лет разработок, 5–10 лет внедрения и проверок. А в итоге, если повезло дойти до финала – для серии уже лет 5–10 как основной компонент снят с производства! В США, странах ЕС новое внедряется за год, два. Через три это самое «новое» становится достоянием большинства участников рынка, а через 5 – снимается, будучи замененным на более совершенный компонент, технологический прием, материал. И процесс не показывает признаков даже стабилизации, только ускоряется. Кстати, частные компании это знают очень хорошо и, постоянно находясь под прессом, в основном справляются. Вот только крупные проекты, приходящие из недр госмашины, являют собой пример косного отношения. Таким образом, крупно финансируется «деревянная соха» и тоненькими ручейками – новые продукты редких частных фирм. При таком подходе лучше забыть об импортозамещении вовсе: некуда «деревянные сохи» складывать скоро станет! Впрочем, их и не делают: большинство устаревших еще до серии проектов благополучно издыхают и хранятся только в архивах НИОКР.
Научиться и научить, наконец, своих заказчиков ПЛАНИРОВАТЬ, и ответственно, свои потребности. Заказчиком в данном случае может быть и государство, и НИИ, и частная компания, передающая часть функционала по производству на сторону. Зачастую выгоднее закупить «склад» и обезопасить себя и от санкций, и от снятия с производства вместо непрерывного процесса изменений вдогонку. Решение должно быть взвешенным: цена «склада» и цена риска определяются специалистами. Решение, желательно, должно иметь альтернативы и подстраховку. Если отрасль научится планировать (сама в своих недрах начнет изменяться), нас лучше будут понимать даже зарубежные поставщики, появится другое отношение. Под нас будут держать склады с отложенным правом выкупа, подстраивать свой выпуск продукции вместо выдачи остатков. Под нас тогда могут даже продлевать выпуск снятого с производства – это не сказки, это строго из практики. Да что проще – взгляните на то, как в остром политическом противостоянии вводили санкции: все они для НОВЫХ контрактов, при этом ранее заключенные продолжали исполняться! А у нас сегодня все хаотично новые, все из разряда (это из лексикона европейских партнеров и конкурентов) «случайный посетитель».
Перейти, наконец, на доказавшую эффективность во всем мире модель: грамотное и четкое разделение обязанностей, ответственности и финансов. Государство в лице уполномоченных структур должно ставить реальную задачу, обеспечивать ее безусловный «выкуп» у участников процесса, сопровождать в критичных моментах, помогать, организуя и инвестируя, а частные инициативные компании будут биться за право реализовать. Конкретика, техника и технология должны решаться частными компаниями, они гибкие, быстрые, «умные», чаще рискуют и чаще выигрывают. Им нужна уверенность, что их не обманывает государство и итогом деятельности смогут воспользоваться. Конкуренция? Конечно. Контроль и отсеивание неудачников и мошенников? Безусловно. Стимул развиться, заработать и биться за новые задачи? Конечно: ведь без этого останутся только лозунги к исчезающим профессиональным праздникам. Если взаимодействие выгодно, к чему неоправданные опасения? Если снова о «диверсантах» речь – это тема в другом издании и других авторов. Пока видно, что больших саботажников, чем самих «высших участников» отрасли, диктующих общие правила игры – нет…
Кстати, примеры удачной вертикальной кооперации есть. И итоги впечатляют. Особенно на фоне пузырящейся бурной деятельности по оттачиванию сценариев злого театра конкурсов и тендеров. Это совсем уж болезненная тема для отрасли, доведенная до абсурда под флагом избавления от коррупции. Коллеги, товарищи из больших департаментов! Да все возможные злоупотребления вместе взятые по убыткам или завышению стоимости конечного продукта не идут ни в какое сравнение с «убитыми» проектами, на которые были затрачены уже ресурсы. Более того, убытки от нереализованных проектов, которые не принесли ожидавшуюся пользу, вероятно, еще значительней. Наверное, можно посчитать грубо и по-крупному, во что обходятся стране «мертвые» НИОКР, суммируя прямые затраты на них, упущенные выгоды от несостоявшихся решений и холостой расход и так небогатых ресурсов специалистов. А если речь идет о ловле жуликов – так это же другой вид деятельности и, полагаю, не «тендерный» вовсе! Насаждаемыми сегодня методами т.н. «тендеров и конкурсов» действительно можно изгнать из отрасли нарушения… но только вместе с ее окончательной кончиной. Данный тезис общеупотребителен и относится ко всем сферам жизни, бизнеса, не только к электронике.
Стимулы и правила игры
Вернемся к злободневному, т.е., ситуационному – санкциям и их влиянию на отечественную электронику для частных выводов. Вполне позитивных если не самих по себе, то по потенциалу их воздействия на отрасль.
Во-первых, обвала не произошло. Нас как не пускали к «новейшему», так и не пускают, т.е. хуже не стало. То, что является вторым сортом, скорее всего, будет доступно на рынке всегда, вчерашние немногочисленные плановые проекты исполняются.
Во-вторых, пусть не напрямую, но через вспомогательные каналы американский и европейский рынки по-прежнему будут стараться продавать, а мы, может – чуть дороже и дольше – покупать. Это не противоречит стратегии тех, кто диктует на рынках условия игры, и стоит этим пользоваться.
В-третьих, безусловно, юго-восточные производители получают дополнительный стимул развивать базу ответственных комплектующих, но обольщаться не стоит: они и без России это делают. Как могут, потому что делают для себя и прилагают усилия стать независимыми и, более того, если не планируют тоже начать диктовать условия! Другое дело, появляется стимул совместных решений и разработок. Например, в цепочке «технологии разработок – из России, технологии производства – «Юго-восточные», а итог в виде продукта – обеим сторонам в соответствии с вкладом или договоренностями. Но тут следует очень торопиться, если уже не поздно: отечественные интеллектуальные ресурсы исчерпываются много быстрее их воспроизводства, а потенциал Юго-восточного партнера растет и ускоряется. Для партнерства должны быть основания, взаимная выгода. Если не переломить ситуацию, кроме ресурсов наших недр скоро нечего будет предлагать.
В любом случае, следует на уровне чиновников, принимающих решения, на уровне правительства, руководителей отраслью электроники и его важнейших предприятий, да в том числе на бытовом уровне сознания помнить: даром и без усилий ничего хорошего не бывает. Никаких обид: если Юго-восточные компаньоны, как и западные почувствуют слабину, они ею воспользуются. Диктуя свои условия, применяя свои санкции. Нужны силы для паритета – и в части самой отрасли, и в части глобального перераспределения ресурсов на долгосрочный период. Пожалуй, самый острый дефицит и самые большие проблемы последние 20 лет именно в отсутствии либо снижении роли профессионалов, команд профессионалов, сбалансированности между командами. Это означает, что все снова в наших руках и головах!!!


Консультации

Отдел перспективного маркетинга:
Тел.                       + 375 17 398 1054
Email: markov@bms.by
ICQ: 623636020
Бюро рекламы научно-технического отдела
Тел.                       + 375 17 212 3230
Факс:                     + 375 17 398 2181


Home Map

Back

Contact

Engl Russ

© Reseach & Design Center 2014