ОАО ИНТЕГРАЛ


Российская микроэлектроника

Курчатовский институт опередит Intel


Национальный исследовательский центр «Курчатовский институт» планирует к концу 2012 г. ввести в строй оборудование, позволяющее создавать микросхемы с топологическим размером 10 нм.
«С помощью новой техники для электронно-лучевой литографии к концу года появится возможность создать прототипы устройств размером 10 нм. У нас все подготовлено, зона готова, вибрация измерена», – заявил Алексей Марченков, директор отделения наномикросистемных и гибридных технологий Курчатовского института.
Речь идет о прототипе, потому что «серийное производство – просто не наше дело», подчеркнул ученый. Курчатовский институт будет готов передать эти технологии в промышленность после отработки технологического процесса изготовления уникальных нанокристаллов.
В настоящий момент ведущие мировые производители полупроводников, в частности Intel и AMD, производят микросхемы по технологии 32–45 нм. Летом прошлого года Intel объявила, что менее чем через год будет готова массово выпускать процессоры с самым малым по длине или ширине элементом в 22 нм.
http://www.russianelectronics.ru/developer-r/news/24.01.2012

В России появится центр разработки ИС для суперкомпьютеров


Российский поставщик суперкомпьютеров «Т-Платформы» создала дочернюю компанию «Байкал Электроникс», которая займется разработкой микроэлектронных компонентов для суперкомпьютеров.
Холдинг планирует создать нанотехнологический центр по проектированию микроэлектронных компонентов. Разработанные в нем микросхемы будут применяться как в составе собственных решений, так и в высокотехнологичных продуктах сторонних компаний.
Сейчас в «Т-Платформы» идет самостоятельная разработка большого количества конструктивных элементов для суперкомпьютеров начиная от печатных плат вычислительных модулей и оперативной памяти и заканчивая шасси и системами охлаждения.
Как следует из слов генерального директора «Т-Платформы» Всеволода Опанасенко, его компания долгое время искала пути создания центра микроэлектронных компонентов, а возможность реализовать задуманное приписывается своей победе в конкурсе Фонда инфраструктурных и образовательных программ «Роснано» (ФИОП) по отбору проектов создания нанотехнологических центров.
Итоги этого конкурса госкорпорация подвела еще в октябре 2011 г. Помимо «Т-Платформ» в число его победителей также вошел Комитет экономического развития и инвестиционной деятельности Ленинградской области и «Уральский научно-исследовательский технологический институт» в Екатеринбурге.
Как тогда сообщалось, ФОИП проинвестирует победителей конкурса, чтобы те могли претворить в жизнь свои проекты по созданию нанотехнологических центров. При этом на троих фонд готов выделить до 2,6 млрд. руб., правда, без уточнений, в какой именно пропорции.
Стоит отметить, что о собственных микроэлектронных инициативах «Т-Платформы» сообщают регулярно. Например, еще в 2010 г. они сообщали о сотрудничестве с Гейдельбергским университетом (Германия) по разработке интерконнекта для суперЭВМ высшего диапазона производительности. В начале 2011 г. – о планах по разработке процессора для экзафлопсных систем. Концепция дизайна процессора ожидалась уже в конце 2011 г., а вывод продукта на рынок – в конце 2013 г. О каком-либо значимом «урожае» от этих инициатив компания пока публично не отчитывалась.
http://www.elcomdesign.ru/news/25.01.2012


«Ситроникс» планирует наладить выпуск микроэлектромеханических систем


ОАО «Ситроникс» рассматривает возможность выпуска на имеющихся производственных линиях завода «Микрон» нового класса продукции - микроэлектромеханических систем (МЭМС), которые до сих пор не производились в России, сообщила представитель компании в пятницу.
Глобальный рынок МЭМС, востребованных производителями мобильных гаджетов и автомобилей, составляет более $10 млдр (согласно оценке аналитической компании Yole Development). При этом в России спрос на такую продукцию сейчас отсутствует, утверждают представители «Ситроникса», рассчитывающие на изменение ситуации в будущем.


Топ-30 компаний на рынке МЭМС в 2011 г. (доходы в млн долл.), по данным Yole Development на март 2012 г.

«В первую очередь, мы заинтересованы в технологиях, не требующих постоянного и дорогостоящего совершенствования путем перехода ко все более мелким проектным нормам. К такой продукции относятся, в частности, и МЭМС. Мы рассматриваем возможность начала разработки в этом направлении», – заявила РИА Новости директор по маркетингу «Ситроникс микроэлектроника» Карина Абагян.
Проект по выпуску МЭМС сейчас находится на стадии изучения рыночных возможностей. После выяснения рыночных перспектив, «Микрон», являющийся головным предприятием подразделения «Ситроникс Микроэлектроника» российского поставщика решений в сфере телекоммуникаций, информационных технологий и микроэлектроники ОАО «Ситроникс», определится с нужной для лицензирования технологией и выбором партнера.
Для возможного производства МЭМС в Зеленограде будет в основном использоваться уже имеющееся оборудование. На дополнительное оборудование и разработку технологии необходимо будет вложить около $20 млн. После принятия принципиального решения, что должно быть сделано в 2012 году, на разворачивание проекта потребуется 1-1,5 года.
«Всем нам ясно, что большого рынка для МЭМС и микросхем вообще в России нет, и этот рынок нужно создать. Эта работа должна вестись с госструктурами, которые должны сформировать спрос», - констатировала Абагян.
К категории МЭМС, широко применяющихся в электронных системах автомобилей и мобильных устройствах, относятся датчики давления, движения, микрофоны, гироскопы, компасы, стабилизаторы изображения и другие устройства, находящиеся на стыке аналоговых и цифровых технологий.
В качестве наиболее подходящего партнера Абагян видит франко-итальянскую компанию STMicroelectronics, занимающую лидирующие позиции на мировом рынке МЭМС. В сотрудничестве с этой же компанией на «Микроне» запущены линии полупроводникового производства по технологии 180 и 90 нм. Инвестиции в этот проект, по оценке Абагян, составили около 1 миллиарда долларов, при этом производственные линии сейчас загружены лишь на 70% и 50%, соответственно.
Выручка подразделения «Ситроникс Микроэлектроника» в 2011 году составила $316,4 млн против $255,4 млн в 2010 году. Чистый убыток вырос до $33,6 млн с $26,2 млн.
Взгляд со стороны
Вице-президент STMicroelectronics Алан Астье называет успешным партнерство с «Микроном», которое включает помощь в получении технологий и налаживании производства, а также обучение персонала. «Мы рассчитываем, что это партнерство будет долгосрочным. Мы обсуждаем с «Микроном» его развитие и по инициативе «Микрона» рассматриваем проект с МЭМС», – рассказал РИА Новости Астье.
«Микрон» находится сейчас в ситуации, в которую попадет любой новый участник рынка полупроводников, желающий найти для себя нишу, полагает Астье. «Первым шагом в этом процессе должна быть выработка продуктовой и технологической стратегии. Она должна основываться на внутреннем рынке и включать поддержку в создании рынка со стороны государства», – считает Астье.
В ответ на вопрос о возможности появления производства STMicroelectronics в США, в России или другом регионе мира, Астье заявил, что его компания придерживается стратегии по размещении полной цепочки производства, включая разработку, в Европе.
STMicroelectronics прекратила инвестиции в развитие собственных производств в других регионах (основное производство компании налажено во Франции и Италии, но есть фабрика и в Сингапуре). Компания находит невыгодным появление собственных производств где-то еще, так как при концентрации заводов в одном регионе упрощаются многие производственные цепочки и благотворно сказывается эффект масштаба - одна крупная фабрика рентабельнее нескольких сравнимых по суммарной мощности.
Астье не стал называть крупнейшего заказчика МЭМС производства STMicroelectronics, но перечислил несколько компаний, входящих в десятку крупнейших. К таковым менеджер отнес Apple, Bosch, Nintendo, HP, Western Digital. Компания производит около 3 миллионов чипов МЭМС в день, которые приносят ей ежедневно выручку примерно в миллион долларов. За все время STMicroelectronics выпустила уже 2 миллиарда единиц такой продукции.
В 2011 году выручка компании составила $9,73 млрд против $10,35 млрд годом ранее. Около 24% выручки STMicroelectronics приходится не сегмент телекоммуникаций, 20% приходится на автомобильную электронику. Почти четверть выручки компания тратит на новые разработки.
Источник: РИА Новости
www.russianelectronics.ru/engineer-r/news/5.05.2012

Собственная гордость


Леонид Рейман: В России приоритетом является развитие высокотехнологичных отраслей, и, думаю, в ближайшие годы в этой области будет произведен настоящий прорыв.Отечественный хай-тек выходит на мировой уровень

Леонид Рейман: В России приоритетом является развитие    высокотехнологичных отраслей, и, думаю, в ближайшие годы в этой области будет произведен настоящий прорыв.

За последние годы вложения в выпуск собственных микросхем, радиоэлектроники и программного обеспечения в стране выросли в десятки раз и растут примерно на 30 процентов в год. К 2015-му суммы инвестиций составят порядка 200 миллиардов рублей. И что важно: кроме государственной поддержки высокотехнологичных стратегических производств интерес к ним возник уже и у частных инвесторов.
За последние пять лет отечественная микроэлектронная отрасль пережила чудесное превращение. По сравнению с недавним мизерным финансированием она теперь может похвастаться многомиллиардными инвестициями. И, что обнадеживает, российская микроэлектроника уже показывает неплохие результаты. Оно и понятно: руководство страны неоднократно выражало заинтересованность в сфере развития Россией высоких технологий. Но не все так быстро строилось, как того хотелось. Сказался отток отечественных ученых, которые ныне весьма успешно трудятся в лабораториях США, Европы и Австралии. Да и высокотехнологичные образовательные программы по подготовке новых кадров реализуются на фоне идущей с пробуксовками реформы государственного высшего образования. И высокие технологии России в сфере вооружений на международном рынке также пока оставляют желать лучшего.
Тем не менее отечественная высокотехнологичная промышленность начала развиваться. Разумеется, сыграло роль прямое государственное вливание. Однако темпы роста российской радиоэлектронной промышленности и собственных компьютерных систем говорят о том, что высокие технологии вплотную и успешно начал осваивать отечественный бизнес.
- Сегодня вся микроэлектроника покупается еще за рубежом, - говорит бывший министр информационных технологий и связи, а ныне бизнесмен Леонид Рейман. - Это ставит нашу страну в зависимость от иностранных поставщиков. Да и не все можно купить за границей. Во многих странах правительства напрямую запрещают поставки некоторых высокотехнологичных продуктов. Скажем, Китай нам поставляет далеко не все, что мы хотим, к примеру, некоторые микросхемы, потому что их правообладателями являются американцы. То же касается и Европы. Поэтому нам критически важно создать собственную электронную промышленность. И я надеюсь это реализовать. Разумеется, отказываться от зарубежных поставок всех комплектующих мы не будем, но надо налаживать собственное производство наиболее важных из них. Специалистов высокого уровня в России достаточно, и, если создать для них нормальные условия работы, они никуда отсюда не поедут.
Леонид Рейман - один из акционеров и председатель совета директоров зеленоградского НПО "Ангстрем". Этот научно-производственный микроэлектронный комплекс советской закалки ожил стараниями частных инвесторов. Нынешние акционеры напрямую заинтересованы в развитии хай-тека из-за выгодных заказов.
На "Ангстреме" вовсю идет модернизация. В цехах уже стоит новейшее оборудование. В феврале этого года на НПО "Ангстрем" побывали зампред правительства Дмитрий Рогозин и министр обороны Анатолий Сердюков. Они с удовольствием опробовали новую цифровую радиостанцию шестого поколения "Азарт". Техника действительно впечатляет: она может работать во всех диапазонах, связывать между собой примитивные полевые радиостанции и даже звонить на мобильные телефоны. Ко всему этому радиостанция прочна и надежна, как армейский "уазик". Как заявил начальник связи Вооруженных сил РФ Вадим Малюков, она "по своим тактико-техническим характеристикам превосходит лучшие мировые аналоги".
После демонстрации чуда техники чиновники и руководители "Ангстрема" собрались на совещание, где обсуждался переход к серийному выпуску радиостанций и поставкам их в Вооруженные силы РФ, а также на предприятия ВПК, выпускающие военную технику. Открыл совещание Леонид Рейман. Он отметил, что предприятие пережило разные периоды своей истории и в последнее время начало активно возрождаться - сегодня на нем осваивают самые передовые системы связи, и разработанные радиостанции - это одно из первых подобных изделий.
- В ближайшее время мы планируем продолжать эту работу - для этого у "Ангстрема" имеются и возможности, и люди, способные решать подобные задачи, - заявил Рейман.
Разработка комплекса радиоэлектронной связи, которую "Ангстрем" выполнил по поручению президента РФ и по заказу минобороны, завершилась совсем недавно. Сейчас здесь собирают первые партии этой техники, а после успешного прохождения государственных испытаний готовятся приступить и к ее серийному выпуску. Опытное производство построено на собственные средства акционеров "Ангстрема". Тут самое современное оборудование - станки для сборки, настройки и тестирования закуплены и установлены буквально несколько месяцев назад. При этом многое оборудование специалисты "Ангстрема" разрабатывали с нуля - например, камеры для испытаний и настройки широкодиапазонных радиостанций. Приходилось опираться только на свой опыт - новые приборы устроены иначе, чем мировые аналоги. Обучали кадры буквально на ходу.
Основным поставщиком специалистов для "Ангстрема" традиционно является МИЭТ - институт электронной техники. Предприятие и МИЭТ сотрудничают давно. Поэтому с новыми кадрами проблем не предвидится. На заводе обеспечивают достойные условия работы и высокую зарплату. Отток ценных научных кадров прекращен.
В МИЭТ действует собственный инновационный комплекс. По сути, это значит, что институт адресно готовит студентов для работы в электронной отрасли. Также МИЭТ тесно сотрудничает с "Ангстремом" в области новых университетских разработок и инноваций. Удалось создать пул малых и крупных научно-производственных команд, которые активно продвигают отечественную электронную продукцию в особо важных государственных областях.
Впрочем, преуспели не только микроэлектронщики. На частные деньги российского бизнеса сегодня создается существенная часть программного обеспечения и идет разработка национальной программной платформы, основанной на так называемых открытых кодах операционной системы Linux. Эту идею также активно продвигает Леонид Рейман, которому принадлежит ряд компаний - к примеру, французская Mandriva и российская РОСА.
Его первым коммерческим проектом после ухода с поста министра связи стал инвестиционный фонд NGI с объемом около 20 миллионов евро. Этот фонд и профинансировал деятельность Mandriva. Сейчас компания занимается международными проектами и продвигает услуги российских программистов по всему миру на базе продуктов с открытым кодом.
ЗАО "РОСА" - это российский центр разработки решений на основе свободного программного обеспечения (СПО). РОСА основана в 2010 году. В линейке продуктов компании - настольные, серверные, мобильные и встраиваемые решения с оригинальным интерфейсом, инфраструктурные сервисы, прикладное ПО. В основе команды - российские гуру Linux, начинавшие еще в 2000-х.
- Наиболее распространенная сегодня операционная система - Microsoft, - комментирует Леонид Рейман. - Чтобы пользоваться этой системой, среднестатистический потребитель тратит на лицензии 800-900 долларов в год в зависимости от того, какими программами он пользуется. Ядро программ там закрытое. С другой стороны, программные продукты на основе операционной системы Linux с открытым кодом позволяют существенно сэкономить средства за год в 10 раз. Поскольку сама система на открытых кодах бесплатная, тратить приходится только на ее поддержку. Да и сами продукты создаются Linux-сообществами, заинтересованными в их продвижении. Эта сеть действует по всему миру, а сами программы выкладываются в Интернете в открытом доступе - к примеру, на сайте РОСА. Любой желающий может просто скачать нужную программу и работать с ней.
Как пояснил Рейман, системы с открытым кодом принципиально важны для России, в том числе для поддержания национальной безопасности - в них нет закрытых программных участков и они независимы от иностранных правообладателей. И если сейчас рядовые пользователи в основном пользуются программами Microsoft и Apple (развивается также Android), то уже скоро, по прогнозам экспертов, Linux их серьезно подвинет. Кстати, именно по этой идеологии создается национальная программная платформа.
За последние годы в России свершилось и еще одно высокотехнологичное чудо - понятие "технопарк" превратилось из абстракции в реальный успешный бизнес. Первый технопарк в РФ был создан в начале 1990-х годов. Первопроходцем стал "Томский научно-технологический парк". На сегодняшний день создано около 80 технопарков, преимущественно при вузах. Однако наиболее успешными стали технопарки, действующие при больших предприятиях или корпорациях.
В Москве, например, рядом с Центральным телеграфом действует компьютерный центр Boeing с сотней молодых перспективных программистов. Они создают программное обеспечение для новых самолетов компании. Фирма IT создала большой компьютерный центр в Башкирии. Очень перспективно в плане разработки новых программных продуктов Сколково. В целом развитие отечественных технопарков не только позволяет создать тысячи рабочих мест, но и сократит наконец отток ценных кадров из страны.
- В области технологий переработки нефти и газа можно отметить технопарк в Тюмени, - комментирует Леонид Рейман. - Там действуют несколько успешных компаний, занятых новейшими разработками по переработке и добыче нефти и газа. Это позволяет получать новые продукты с уникальными потребительскими свойствами и совершенствовать технологии получения, к примеру, бензина. На сегодня в России приоритетом является развитие высокотехнологичных отраслей, и, думаю, в ближайшие годы в этой области будет настоящий прорыв. В своей сфере мы стараемся делать все, чтобы поддержать новейшие эффективные технологии, - это полезно и стране, и бизнесу.
www.rg.ru/2012/05/11/reyman.html

Рогозин предложил создавать в Калининградской области микроэлектронику


Вице-премьер РФ Дмитрий Рогозин считает необходимым создавать в Калининградской области предприятия по производству микроэлектроники.
"В Калининградской области необходимо развивать не военную промышленность, а промышленность военного назначения. Граница с Евросоюзом является огромным преимуществом для региона", - сказал Рогозин в среду журналистам.
Рогозин добавил, что в России необходимо создать целый комплекс производств для "Роскосмоса" и " Росатома", которые не должны зависеть от импорта.
"Надо производить такую продукцию, которая будет востребована не только российскими военными, но и Евросоюзом, то есть экспортировать", - сказал Рогозин.
По его словам, в настоящее время российская промышленность серьезно отстает от европейских производителей электроники, планируется, что в Калининградской области появятся такие же предприятия, как в Зеленограде.
РИА Новости
http://rosrep.ru/news/1.03.2012


Чип «Микрона» прошел сертификацию «УЭК»


«НИИМЭ и Микрон», крупнейший в России и СНГ производитель и экспортер микроэлектроники, входящий в состав отраслевого холдинга «РТИ», совместно с ФУО «УЭК» разработали версию чипа УЭК, в которой все основные функции интегрированы в операционную систему.
Федеральная уполномоченная организация «Универсальная электронная карта» завершила тестирование платежного приложения «ПРО100» и Идентификационного приложения версии 1.1, в составе программно-аппаратной платформы «НИИМЭ и Микрон» MIK51SC72D. Приложения соответствуют требованиям, предъявляемыми правилами единой платежно-сервисной системы «Универсальная электронная карта».
«Микрон» согласно техническому заданию ФУО «УЭК» разработал новую версию чипа для универсальной электронной карты, которая позволит региональным заказчикам (департаментам информационных технологий регионов) добавлять такие функции как идентификация, социальные и транспортные приложения, предоставление льгот и т.п. через их инициализацию, освобождая региональных разработчиков от необходимости написания программных кодов апплетов.
Чип для УЭК интегрирует функции нескольких смарт карт и является одним из самых сложных продуктов среди аналогов, представленных на мировом рынке микроэлектроники. Сопоставимые по уровню сложности и безопасности микрочипы для электронных карт выпускают всего 6 компаний в мире: STMicroelectronics, Infineon, Samsung, NXP, Inside Secure, Renesas.
В отличие от импортных аналогов, использующих Java-машину как основной инструмент реализации программных приложений, операционная система чипа «Микрона» с предустановленными приложениями позволяет пользоваться 90% функций предусмотренных в УЭК, без загрузки дополнительных апплетов. Такой подход ускоряет процесс разработки, обеспечивает высокий уровень надежности, создает возможность использования отечественной криптографии наряду с зарубежной, экономит ресурсы энергонезависимой памяти и сокращает время персонализации карт. Чип работает по контактному и радио-интерфейсу и имеет энергонезависимую память, обеспечивающую хранение данных как минимум в течение 10 лет. Источник: CNews.ru

Рогозин запустил на «Микроне» производство интегральных микросхем.


Правительство будет добиваться полной технологической независимости России по оборонной элементной базе, сообщил вице-премьер Дмитрий Рогозин, выступая на заводе "Микрон" / г. Зеленоград / на открытии производства интегральных микросхем.
В свою очередь, первый зампред ВПК Юрий Борисов отметил, что открытие этой линии на основе технологии 90нм  фактически привело к тому, что Россия вошла в ограниченный круг стран, которые могут заниматься современной микроэлектроникой.
"Производство полного цикла с R & D-центром позволит нам встроиться в мировой рынок, используя собственные ноу-хау и технологии", - сказал президент "Ситроникс" Сергей Асланян. Запуск новой линии позволит нарастить производственную мощность завода в два раза до 36 тысяч пластин диаметром 200 мм в год. Общий бюджет проекта составляет 16,5 млрд. рублей, включая софинансирование РОСНАНО в размере 6,5 млрд. рублей.
«Собственная компонентная база обеспечивает независимость государства, поэтому то, что делают коллеги из СИТРОНИКС и РОСНАНО, будет полностью поддерживаться со стороны руководства страны», - прокомментировал заместитель Председателя Правительства Российской Федерации Дмитрий Рогозин.
«Для нас этот проект является стратегически важным, - отметил Генеральный директор ОАО «РТИ» Сергей Боев, - В основе любой инновации лежат достижения в области микро- и наноэлектроники. Россия стала восьмой страной в мире, обладающей технологией 90нм, и это позволит отечественным производителям занять ниши на рынках промышленной электроники, смарт-карт, систем мониторинга и безопасности».
«Успешный запуск проекта позволяет создать платформу для дальнейшего развития отечественной микроэлектронной отрасли и своевременно выйти на глобальный растущий рынок. Сейчас в мире доля продукции на чипах с топологией 90нм и выше составляет около 75%. Этот проект - яркий пример совместных государственных и частных инвестиций в высокотехнологичное производство», - заявил заместитель председателя правления ОАО «РОСНАНО» Андрей Малышев.
Микросхемы, изготовленные по технологии 90нм, будут использоваться в вычислительных комплексах, системах автоматизации производства, загранпаспортах, смарт-картах и применениях, связанных с электронным правительством. Отечественная производственная база позволит российским высокотехнологичным компаниям создавать устройства с уникальными свойствами, обеспечивающими их выход на мировые рынки.
Мы собрали лучшую в России команду инженеров и ученых, около 300 специалистов прошли стажировки на ведущих мировых производствах, а десятки инженеров, уехавших на работу за рубеж, возвращаются».
«Помимо выпуска серийной продукции, проект станет R&D-базой по тестированию и коммерциализации ноу-хау российских компаний в области микроэлектроники», - отметил руководитель «СИТРОНИКС Микроэлектроника» Геннадий Красников.
Для старта новой линии на заводе «Микрон» дополнительно построено 700 кв.м. чистых зон и расширена инфраструктура фабрики, установлено 45 дополнительных единиц оборудования. Всего в проекте приняли участие более 50 компаний из 12 стран мира. Более 110 инженеров завода прошли стажировки на партнерских производствах и исследовательских базах за рубежом.
ОАО «НИИМЭ и Микрон», предприятие с 48-летней историей, является крупнейшим по объемам продаж в России и СНГ производителем и экспортером микроэлектроники. ОАО «НИИМЭ и Микрон» входит в состав ОАО «СИТРОНИКС», где является головным предприятием бизнес-направления «СИТРОНИКС Микроэлектроника». Выручка направления в 2009 году составила 208, 1 млн. долларов США. Предприятие осуществляет поставки 400 заказчикам в России и 100 за рубежом, «Микрон» обладает мощной научной и инженерной школой, развивает собственный R&D центр, в котором работают около 400 человек. Предприятие на постоянной основе сотрудничает с более чем 60 научными организациями. Стоимость НИОКР составляет около 15% выручки предприятия. В компании заняты около 1700 сотрудников. В чистых комнатах «Микрона» расположено современное производство интегральных схем с топологическим уровнем 180нм и базовой технологией EEPROM. На предприятии реализуется совместный проект с ГК «РОСНАНО» по созданию на базе «Микрона» производства интегральных схем на основе наноэлектронной технологии с проектными нормами 90нм на пластинах диаметром 200 мм.
http://rosrep.ru/news/21.02.2012

Российская микроэлектроника 2011/2012: итоги и прогнозы


Медиагруппа «Электроника» провела круглый стол с руководителями крупнейших российских игроков на рынке микроэлектроники и смежных отраслей. Участникам круглого стола было о чем рассказать...
Детальный и «персонализированный» отчет об этом мероприятии выйдет в ближайшем номере ежегодного журнала «Живая электроника России», выпускаемого нашей медиагруппой «Электроника».
«Итоги и прогнозы» по российской микроэлектронике обсуждали:
1. Дмитрий Боднарь, генеральный директор ЗАО «Синтез Микроэлектроника» (НП ПСС) (www.syntezmicro.ru)           
2. Илья Бриллиантов, коммерческий директор ОАО «Ангстрем» (www.angstrem.ru/)
3. Елена Иванова, генеральный директор представительства Synopsys в России (www.synopsys.com)       
4. Алексей Комков, вице-президент по продуктам и технологиям компании «Т-Платформы» (www.t-platforms.ru)   
5. Виталий Кравченко, директор ООО «Униведа» (www.univeda.ru)    
6. Алексей Новосёлов, директор по маркетингу компании ЗАО «ПКК Миландр» (www.milandr.ru)           
7. Алексей Рогачков, специалист по внедрению продукции, корпорация Intel (www.intel.ru)          
8. Владимир Стешенко, начальник комплекса – заместитель генерального конструктора, ОАО «Российские космические системы» (www.spacecorp.ru)          
9. Андрей Хохлун, директор направления производства электронных компонентов НРЭК, ЗАО Предприятие Остек (www.ostec-smt.ru)     
10. Николай Шелепин, главный конструктор и директор по научно-техническим исследованиям компании «Микрон» (mikron.sitronics.ru)         
Куратором круглого стола выступил главный редактор медиагруппы «Электроника» Леонид Чанов.
На круглом столе поднимались, в частности, следующие темы:
Насколько успешен для ваших компаний был 2011 г.?
Как Вы оцениваете перспективы компании на 2012 г.?
Назовите самые примечательные события (в бизнесе, технологии, науке, производстве и т.д.) на рынке в 2011 г.
Каковы, на Ваш взгляд, основные тенденции развития рынка электроники в 2012г.?
Российский рынок электроники весьма специфичен из-за большой доли госзаказа. Можно ли добиться существенного роста российской электроники только за счет госзаказа без серьезных частных, в том числе зарубежных инвестиций?
Начали обсуждение, как водится, с классификации. Было отмечено, что разница между микроэлектроникой и дискретной электроникой уже достаточно условна. Дело в том, что некоторые современные полупроводниковые приборы (те же IGBT) сейчас производятся по субмикронным нормам (0,4 мкм и менее). Перекочевали в силовые полупроводниковые приборы и некоторые исходно микроэлектронные методы: тренч-изоляция (то есть изоляция переходов путем травления глубоких канавок) и др. Да и цена единицы площади подобных дискретных полупроводниковых приборов порой не ниже, чем у микросхем, производимых по современным субмикронным техпроцессам. Поэтому правильнее сейчас говорить о полупроводниковой электронике и интегральной электронике, а не микроэлектронике.
Рынок 2011-2012 гг.
Итоги прошедшего 2011 года большинство участников дискуссии охарактеризовало как позитивные. Например, руководитель зеленоградского завода «Микрон», одного из двух основных российских предприятий по выпуску чипов (интегральных микросхем, в т. ч., бескорпусных), отметил ежегодный в течение последних двух лет (с 2009 г.) рост оборота предприятия примерно на 30%, что в целом совпадает с общерыночными показателями по российской электронике за последние два года. Завод «Микрон» успешно освоил кремниевую технологию с нормами 180 нм и в начале 2012 г. запускает 90-нм производственную линию. ЗАО «Синтез Микроэлектроника» в целом выросло за год на 25%, освоило техпроцессы 0,25 мкм «кремний на сапфире», 0,5 мкм на карбиде кремния (СВЧ LDMOS), а в ближайших планах — создание опытных изделий по этим техпроцессам и изготовление 3D-сборок, но уже на зарубежных фабриках. ЗАО «Предприятие Остек», занимающееся созданием и модернизацией производств в сфере электроники и микроэлектроники, отметило особо бурный рост — на 50-70% в год, причём стабильный в течение последних нескольких лет. Интерес обусловлен переходом на микросборки, гибридные сборки, СВЧ ГИС, МЭМС и 3D-интеграцию. В России уже более 100 компаний-производителей подобной продукции и потребность в них ширится. Те же компании, которые лишь недавно вышли на новые для себя рынки (IP-блоков и пр.), выросли по продажам своей продукции даже в разы. Особенно это касается тех, кто работает не под гособоронзаказ, а на экспорт. Intel отрапортовала о покорении планки ежегодного дохода в рекордные для компании 50 млрд долл. и особо подчеркнула бурный рост спроса на ЦОД (центры обработки данных). А отечественный производитель суперкомпьютеров компания «Т-Платформы» в 2011 г. сумела выйти на европейский рынок и, кроме того, на базе своей новой дочерней компании «Байкал Электроникс» (фактически первого в России центра по разработке микросхем для высокопроизводительных систем) совместно с ОАО «Роснано» создала отечественный центр проектирования микроэлектронных компонентов «Т-Нано». Это единственный инфраструктурный проект «Роснано» в области микроэлектроники, инвестиции в него составляют 2 млрд руб. Первые несколько проектов здесь рассчитаны под 28-нм техпроцесс TSMC и осуществляются в международной компании разработчиков.
Оценивая перспективы 2012 года многие сходились на значениях прироста объемов производства в 10-20%, а то и более. Например, в компании «Миландр» рассчитывают увеличить годовой объем продаж с 200 млн руб. в 2011 г. до в 350 млн в 2012 г. Даже «Ангстрем» на волне большого успеха в 2011 г. планирует на 2012 г. почти двукратный рост, причем не только за счёт новых ОКР, но и по экспортным заказам товарной продукции (LED- и LCD-драйверы, ДМОП-транзисторы, RFID-метки, схемы защиты питания), а также по радиационно стойкой элементной базе для отечественных производителей электроники (микросхемы памяти, логика, БМК и ряд микросхем на КМС-структурах). В этом году «Ангстрем» также открыл новое для себя направление — сборку систем связи шестого поколения и контрактную сборку. В планах же завода «Микрон» на этот год появление собственных разработанных изделий на базе 180-нм технологии и создание опытных образцов микросхем по техпроцессу 90 нм. Есть надежды и на то, что в этом году будет осилен проект «Универсальная электронная карта», за который борется «Микрон». Представитель ВГУПР НИИ КП особо подчеркнул, что госзаказ сейчас растёт стабильно на 15-20% в год и для тех решений, которые не требуют сверхтонких технологических норм для производства, «ожившие» «Ангстрем» и «Микрон» вполне смогут обеспечивать не только подобные «гражданские» госзаказы, но и всю нашу космическую и военную отрасль необходимой продукцией («космические микросхемы летают долго»), хотя доля импорта в компонентной базе электроники наших спутников сейчас доходит до 70% (все они — исключительно категории Space и проходят жесткий отбор).
В проектировании же суперкомпьютеров чётко обозначились тренды на снижение энергопотребления и тепловыделения: есть желание удержаться на мощности вычислительных центров в 50 МВт при сохранении текущей планки производительности. Многие компании теперь стараются работать на базе ARM-технологии — это тоже тренд нового года. Представитель же Synopsуs подчеркнула, что о разработках чипов для проектных технологических норм 20 и 16 нм говорить пока очень рано: большинство до сих пор старается работать под технологии 40 и 28 нм.
Опасения некоторых участников рынка в 2012 г. связаны с нестабильностью общемировой экономической ситуации: стагнацией европейского рынка, прогнозируемым замедлением китайского рынка из-за перепроизводства 2011 года и т. п. Серьёзное влияние на бизнес японского землетрясения и таиландского наводнения 2011 г. отметили лишь компании, выпускающие ИТ-продукцию: так, представитель корпорации Intel подчеркнул общий спад продаж компьютеров (десктопов и ноутбуков) из-за дефицита и подорожания жестких дисков, следствием чего стал меньший спрос на чипы процессоров и памяти. Кстати, Intel на днях тоже скорректировала свой прогноз и отложила выпуск новых процессоров на ядре Ivy Bridge. С другой стороны, спрос на услуги САПР стабилен и растет на 10-15% ежегодно, что внушает здоровый оптимизм. А то, что Intel вышла на новый для себя рынок смартфонов (в первом квартале этого года ожидаются первые продукты) может заметно изменить конкурентную среду. К слову, во многом фокус у многих зарубежных (мировых) компаний сейчас сосредоточен на растущих рынках и БРИКС (иначе его у нас именуют «БРЮКИ» — по первым буквам русских названий этих стран).
Что касается самых примечательных событий в 2011 г., то здесь чего-то выдающегося наши гости не отметили, однако некоторые тенденции подчеркнули. Например, продолжающуюся глобализацию. Так, колоссальная концентрация ресурсов производства интегральных микросхем находится в руках очень ограниченного ряда компаний. Скажем, оборудование для фотолитографии ещё пару лет назад производило 6 компаний в мире, в прошлом году их фактически осталось три: две в Японии (Canon и Nikon) и ASML в Нидерландах, причем из-за японского землетрясения 2011 г. полноценно работает сейчас только последняя, занимая более 70% мирового рынка фотолитографического оборудования. И аналогичных процессов очень много. Отмечалось, что немаловажным событием 2011 г. в мировой электронике стал запуск производства первых коммерческих силовых ключей типа MOSFET на карбиде кремния компанией CREE. Запомнилась и покупка компанией Intel известного производителя программных систем безопасности компании McAfee (сделка завершилась в 2011 г.). Все сходятся на том, что информационная безопасность государства станет её глобальной безопасностью, поэтому компании всё активнее стремятся захватить рынок систем безопасности.
Было особо подчёркнуто, что трехзатворная FinFET-технология, которую Intel собирается представить в этом году в рамках нового техпроцесса с нормами 22 нм, скорее всего, определит развитие всей микроэлектроники на ближайшие 5-10 лет с перспективой снижения проектных норм до 7 нм. Именно эту технологию, скорее всего, будут использовать при грядущем переходе на пластины диаметром 450 мм (с нынешних 300-мм). Вторым важнейшим направлением в микроэлектронике ближайшего будущего станут процессы и технологии 3D-сборки. Большинство компаний уже увидело, что здесь лежит мощный запас по экономичности, производительности, степени интеграции и развитию интегральной электроники, поэтому начались массовые вложения в эту технологию. Метод 3D-TSV переживает уже третье поколение развития, но основной бум всё же придётся на технологию компании «Тизарон» (Tezzaron Semiconductor) с металлизированными отверстиями в самом чипе, поскольку это задаёт толщину чипа в 15 мкм. Опытный процессор на её базе уже представлен.
 Госзаказ, отец родной
Хорошо это или плохо, когда более двух третей годового оборота компаний, связанных с микроэлектроникой, составляет госзаказ?
Палка эта о двух концах. Оптимально, когда компания старается в качестве побочных продуктов от госзаказа выпускать сходный продукт на свободный рынок. Это позволяет ей развиваться лучшим образом. И примеры такого подхода в России есть.
Например, мощностей того же «Микрона» более чем хватает, чтобы закрыть потребности нашего ВПК, поэтому выход на открытые рынки — это вопрос выживаемости. Надо, чтобы появлялись наши сборочные фабрики, которые потребляли ИС в приличных количествах, чтобы можно было получать нормальные по объемам заказы для наших микроэлектронных предприятий. Сейчас тому же «Микрону» фактически приходится самому участвовать в формировании рынка массовых заказов, пробивая те или иные направления разработок. Например, два крупнейших завода в России по сборке «импортных» телевизоров (General Satellite в Калининграде и Samsung в Воронеже) пока отказываются ориентироваться на продукцию отечественной микроэлектроники. Остаются наши «необъятные» транспортные системы и лесные хозяйства (например, маркировка каждого бревна при помощи RFID), маркировка животных, книг и пр. Да, госзаказ есть в любом государстве, за него считается почетным бороться. Но производители просят дать им свободный рынок и тогда они сами начнут развиваться. Может быть реанимировано и частно-государственное партнерство. Что касается, паспортов, под которые на «Микроне» делаются чипы по технологии 180 нм, от ёмкость этого заказа — 5 млн шт. в год. Далеко не такой уж крупный заказ для данного завода. В будущем, кстати, планируют перевести эти чипы на 90 нм.
С другой стороны, военная микроэлектроника ни под каким мотивом не должна быть двигателем развития микроэлектроники вообще — это максимум единицы процентов (а то и доли процента) от общего микроэлектронного производства в мире, причем, как правило, по далеко не самым прогрессивным технологическим процессам. Большая часть наших менеджеров «от электроники», воспитанных на военных и сходных госзаказах, вообще не представляет, какая продукция должна продаваться на рынке гражданской продукции и сколько она реально должна стоить. Они судят по госзаказам, и это неправильно. Государство, безусловно, должно создавать климат для самостоятельного развития предприятий и децентрализации заказов. Если 60-70% оборота компании составляет один заказчик, то это проблема стабильности для бизнеса. Если есть конкуренция, то будет и поступательное движение.
Однако, например, для таких направлений как создание и развитие новых производств (фабрик, линий) без господдержки существование в нашей стране почти невозможно. Разве что только в области мелких производств. Поэтому госзаказ здесь необходим и первичен. Кроме того, сейчас доля электроники в продуктах повышается кардинально — в автомобилях это 40%, в самолетах — 20% и более и т. д. Идет технологическая битва, и без поддержки государства здесь конкурировать невозможно. Должна быть поддержка как отдельных компаний, так и целых сегментов рынка. Однако условием такой поддержки должно быть требование выхода компании на внешний рынок. И это специфика не только России. В Европе и Азии, да и США такие варианты с господдержкой микроэлектронной промышленности тоже периодически наблюдаются.
Немаловажным фактором является то, что с точки зрения компонентной базы у нас госзаказа сейчас нет. Есть госзаказ на аппаратуру. А конструкторам аппаратуры куда проще ориентироваться на импорт компонентов. Отсюда и нет стимулов для отечественной микроэлектроники.
Еще один фактор — развитие российской университетской образовательной системы. Подготовка специалистов сильно зависит от уровня спроса рынка, развития промышленных рабочих мест. Сейчас в России выгодно вкладываться, в основном, в разработки софта. В перспективе не исключено сотрудничество также между российскими центрами разработки микроэлектронных компонентов и ведущими мировыми компаниями вроде Intel. Скажем, специалисты тех же «Т-Платформ» уже умеют проектировать микросхемы по нормам 45 и 65 нм, и это хорошо, поскольку когда в России появится такое производство, высококвалифицированные кадры для разработок уже будут. Например, «Ангстрем» сейчас разрабатывает 3-ядерный DSP-процессор для средств связи, который пока будет производиться по 65-нм техпроцессу за рубежом.
Нам нужен мир! Желательно весь
В России собственного рынка микроэлектроники, по сути, нет: нас всего лишь 140 млн человек, один «Микрон» при желании сможет завалить всё наше население чипами за несколько месяцев. Значит, необходимо выходить на внешний рынок. А там — сплошные препоны. В том числе, со стороны наших собственных служб (законодательные нормы и пр.).
Где мы реально можем конкурировать в мире? Во-первых, космос: здесь мы пока уверенно вторые в мире. Например, ГЛОНАСС — он уже реально работает (24 спутника летает, 31 запланировано). А это потенциально очень неплохой рынок чипов и девайсов. Во-вторых, по продажам военной техники мы тоже пока уверенно вторые в мире. А современная военная техника — это огромный процент электроники. Нашей электроники!
Деньги, расходуемые на микроэлектронные разработки за рубежом, просто громадные. Причём, как правило, это частные деньги. У нас же нет частного бизнеса, способного и готового на подобные инвестиции. Поэтому вся надежда остаётся на государственное финансирование разработок.
Целесообразно ли сейчас использовать очень популярную в прежние годы практику послойного «изучения» микросхем зарубежного производства с целью последующего воспроизведения? Дружный ответ «зеленоградцев» оказался вполне определённым. Лаборатории с соответствующим оборудованием для проведения подобных весьма дорогостоящих операций в нашей стране, конечно, есть. Но используются они сейчас, главным образом, для изучения различных «ненормативных» решений, скрытых «закладок» и пр. Оказывается, при нынешнем уровне технологий микроэлектронного производства и субмикронных (нанометровых) размерах элементов (транзисторов) на пластинах послойно «снимать дизайн» чипов стало экономически невыгодным — проще купить у обладателя авторских прав готовый дизайн чипа или даже разработать свой собственный. Это касается даже таких не самых современных технологических норм, как 180 нм. Да, иногда такие «изучения» проводятся и нынче, однако скорее с целью понять, как работает тот или иной блок, а затем спроектировать свой собственный, работающий ещё лучше.
Что же мешает российской микроэлектронике взяться, например, за удовлетворение потребности нашего собственного рынка в драйверах для светодиодных светильников? Емкость только российского рынка светоточек, которые постепенно будут переоснащаться светодиодными лампами, оценивается в несколько миллиардов штук (дома населения, ЖКХ, организации, дороги и мн. др.). Тонких техпроцессов производства для этих драйверов не требуется, более чем достаточно уже освоенных 180 нм и даже «толще». Однако в России оказывается невыгодно производить эту массовую продукцию — более высокие затраты на энергоносители, тарифы естественных монополий, высокие ставки по кредитам, большие расстояния и транспортные расходы, нет налаженного производства современных материалов, необходимых для организации подобных производств. Например, тот же драйвер от Thompson в пересчете на наши деньги стоит лишь 10 рублей. Чтобы у нас производить его хотя бы в ту же цену многомиллионными тиражами, нужно, кроме вышеперечисленного, иметь собственное корпусирование, организация которого стоит очень дорого. Например, китайское правительство в свое время выделило 150 млн долл. на замену уличного освещения на светодиодное только в одной из провинций. И сразу появилась возможность организовать инфраструктуру соответствующего производства. А далее эта инфраструктура позволила выйти продукции на свободный массовый рынок по нормальным ценам.
Нашим же разработчикам для создания той или иной микросхемы или электронного прибора на ее основе сейчас гораздо проще организовать фирму в Юго-восточной Азии и действовать через неё, чем продираться сквозь многочисленные трудности в нашей стране. Живой пример — счетчики электроэнергии (заказ 2,5 млн штук в год, 20 зарубежных микросхем, 5 российских производителей): после нескольких попыток сделать часть их производства в России оказалось дешевле и надёжнее оставить у нас только разработку и выходной контроль, а всё остальное делать за рубежом (Китай, Европа).
Остается специфическая продукция типа схем с высокой надежностью — здесь у российской микроэлектроники ещё есть шанс конкурировать в мире. И в этом направлении пытаются развиваться, в частности, зеленоградские заводы «Ангстрем» и «Микрон». От государства здесь нужно субсидирование энергетики, тарифы особой экономической зоны, низкие проценты по банковским кредитам. Возможно, вложение в инфраструктуру. И — формирование военного госзаказа, который потянет за собой ширпотреб. Это должно идти с самого верха госаппарата (г-да Рогозин, Сурков и др.).
Источник: Медиагруппа «Электроника»
www.russianelectronics.ru/developer-r/review/27.02.2012


Так сколько же «Ангстремов» у Реймана?


Интернет-ресурсу CNews удалось выяснить, какова доля экс-министра связи Леонида Реймана в предприятиях микроэлектронной группы «Ангстрем». В двух основных активах группы — ОАО «Ангстрем» и «Ангстрем–М» — он владеет по 25% акций, а еще в трех компаниях его доля близка к 100%.
Бывший министр связи и советник президента Леонид Рейман оказался собственником 95,95% доли в ООО «Группа Ангстрем». Как следует из выписки ЕГРЮЛ, вклад экс-министра в уставной капитал этой компании составил более 1 млн руб. ООО «Группа Ангстрем» создавалась в 2008 г. для консолидации предприятий расположенной в Зеленограде одноименной микроэлектронной группы.
Согласно отчету за III квартал 2011 г. основного из этих предприятий — ОАО «Ангстрем» — принадлежащая Рейману структура является единственным акционером компании «КонтрактФинансГрупп», которая владеет 25% акций ОАО «Ангстрем». Также «КонтрактФинансГрупп» принадлежат 25% акций в другом предприятии группы — «Ангстрем-М» (разработчик и проектировщик микроэлектронной продукции) и еще 99% акций в «Ангстрем–Дизайн» (см. схему).


Схема акционеров группы "Ангстрем"

Кроме того, ООО «Группа Ангстрем» напрямую владеет 100% долей в «СП Ангстрем». Еще одно предприятие группы, которое находится в сфере интересов Реймана — это производитель телекоммуникационного оборудования «НПО Ангстрем». Согласно списку аффилированных лиц этой компании, Рейман является ее единственным акционером.
Слухи о наличии у Реймана интереса в различных компаниях, в том числе и в «Ангстреме», ходили достаточно давно. Рейман их всегда опровергал, но с конца 2010 г., окончательно покинув госслужбу, экс-министр стал открыто заниматься бизнесом. В частности, летом 2011 г. он признал свое участие в «Ангстреме», правда, весьма ограниченно. Экс-министр тогда заявил, что является одним из миноритарных акционеров вышеупомянутого НПО «Ангстрем», подчеркнув, что в других предприятиях группы у него долей нет.
В этом году Рейман стал более откровенным в отношении своих связей с «Ангстремом». Так, во время визита на предприятие вице-премьера Дмитрия Рогозина и министра обороны Анатолия Сердюкова Рейман возглавлял встречавшую их делегацию «Ангстрема» и рассказывал о финансовых показателях всей группы компаний.
А в недавнем интервью журналу «Профиль» экс-министр признал, что у него есть доля в различных предприятиях группы «Ангстрем». «В небольших — больше 50%, в крупных — гораздо меньше», - заявил Рейман. Доли, которыми эск-министр владеет через ООО «Группа Ангстрем», как раз согласуются с этим признанием.
Впрочем, доля Реймана в крупнейших предприятиях группы «Ангстрем» может быть и контрольной. Напомним, контроль над группой в 2004 г. установил предприниматель Сергей Веремеенко, называвший себя ее владельцем вплоть до 2009 г. Но, как ранее писал CNews, еще в 2007 г. компания Eventis Telecom Holdings (ETH) приобрела у Веремеенко две структуры — «КонтрактФинансГрупп» и «Коал Трейдинг» — владевшие на тот момент по 25% акций в ОАО «Ангстрем» и «Ангстрем-М».
Соучредителем ETH был Владимир Андросик, ранее работавший советником гендиректора холдинга «Связьинвест» (председателем совета директоров этого холдинга был Рейман). На этом основании ETH относили к «питерской группе связистов», к которой считали близкой и самого Леонида Реймана. «КонтрактФинансГрупп», как было сказано выше, теперь принадлежит Рейману.
Что касается «Коал Трейндинг», то у нее осталась доля только в «Ангстрем-М». Принадлежавшие же ей 25% акций ОАО «Ангстрем» в 2009 г. перешли к компании «Ангстрем–Инвест», совладельцами которой были тогдашний председатель совета директоров «Ангстрема» Дмитрий Милованцев и вице-президент «Ренессанс Капитал» Игорь Юргенс. До этого Милованцев был замом Реймана в Мининформсвязи, а Юргенс возглавляет учрежденный Рейманом Институт современного развития. С прошлого года единственным акционером «Ангстрем–Инвест» стал кипрский офшор Millateck Enterprises.
Еще одно предприятие группы «Ангстрем» - это «Ангстрем–Т». В 2007 г. оно получило кредит от «Внешэкономбанка» (ВЭБ) на сумму 850 млн евро для закупки оборудования немецкой фабрики AMD и создании на его базе современного производства по технологии 110 нм. В новых цехах «Ангстрем» планировал начать выпуск чипов для биопаспортов и приемников цифрового телевидения — оба этих направления курирует Минсвязи, которое тогда возглавлял Рейман.
Но закупленное оборудование до сих пор не было привезено в Россию, в связи с чем ВЭБ чуть было не объявил дефолт по кредиту. Изначально акции «Ангстрем-Т» были распределены между «Ангстрем-М» и ОАО «Ангстрем», но затем владельцем 100% акций предприятия стал кипрский офшор Runica Investments (данные из отчета «Ангстрем–Т» за 2008 г.), закупавший для «Ангстрема» оборудование у AMD.
У Реймана может быть интерес и в этом предприятии. Осенью прошлого года «Ангстрем-Т» возглавил близкий экс-министру человек — Антон Алексеев, который в 2005-07 гг. был гендиректором входившей в холдинг «Связьинвест» компании «Дальсвязь». Кроме того, на конец 2010 г. два из пяти кресел в совете директоров «Ангстрем–Т» занимали представители ООО «Группа Ангстрем»: гендиректор Кирилл Филиппови его заместитель Олег Колесников (остальные три кресла в совете были у представителей ВЭБ). Представитель Реймана не ответил на звонок CNews, в «Ангстреме» на момент публикации не прокомментировали информации о долях экс-министра.
www.russianelectronics.ru/engineer-r/news/12.03.2012

Структура Леонида Реймана купила у IBM технологию производства микросхем


Группа «Ангстрем» бывшего министра связи построит фабрику по производству чипов с топологическим размером 90 нм; профинансирует проект ВЭБ, пять лет назад выдавший покупателю кредит на €815 млн
НПО «Ангстрем» и «Ангстрем-Т» подписали стратегическое соглашение с корпорацией IBM. Американская компания лицензирует «Ангстрему» технологию производства микросхем с топологическим размером 90 нм, сообщили компании. Российское предприятие планирует запустить производство процессоров и датчиков для индустриального сектора и производителей потребительской электроники. «Мы ожидаем, что следующей логической ступенью сотрудничества с “Ангстремом” могут быть технологии сборки интегральных схем», — цитируются в сообщении слова руководителя направления по исследованиям и интеллектуальной собственности IBM Сиамака Киа.
Финансирование строительства производства по технологии 90 нм берет на себя ВЭБ. Сумма сделки с IBM не раскрывается. Представитель группы «Ангстрем» Алексей Дианов уточнил «Ведомостям», что финансирование идет в рамках всего проекта «Ангстрем-Т», стартовавшего в 2008 г. Тогда ВЭБ предоставил «Ангстрем-Т» кредит на 815 млн евро на покупку оборудования AMD и строительство завода по производству микросхем 110-130 нм. Из этих средств компании было перечислено около 300 млн евро, которые пошли на оплату лицензии и оборудования.
«Ангстрем-Т» планировал запустить фабрику на оборудовании AMD еще в конце 2008 г. Но из-за кризиса она так и не заработала, а оборудование AMD до сих пор хранится на складе в Нидерландах. А в 2010 г. ВЭБ пригрозил забрать в собственность залог — 100% «Ангстрем-Т» с оборудованием AMD и лицензиями. Ситуацию спас бывший министр связи Леонид Рейман, летом 2011 г. объявивший себя совладельцем одной из структур группы «Ангстрем». В октябре 2011 г. ВЭБ сообщил, что не только не заберет «Ангстрем-Т», но даже разморозит кредитную линию.
Никаких дополнительных вложений со стороны ВЭБа в новый проект с IBM не потребуется, говорит представитель пресс-службы госбанка. «Ангстрем», по его словам, продолжает строительство завода, а соглашение с IBM «окажет существенное положительное влияние на финансовые показатели проекта».
По словам Дианова, соглашение с IBM не отменяет планов по запуску завода на оборудовании AMD, намеченному на начало 2014 г. Одновременно заработает и производство 90 нм. Для этого будет закуплено дополнительное оборудование, производителя которого поможет выбрать IBM. Хотя часть операций, по словам Дианова, можно производить и на технике AMD.
Сейчас наиболее передовой является технология 22-28 нм, которую используют для производства чипов динамической памяти. Процесс 90 нм отстает от этой технологии на три поколения, но микросхемы, созданные по этой технологии, занимают 23% мирового рынка, а объем их продаж в 2011 г. составил $75 млрд, писал журнал PCWeek. По самой современной технологии производятся наиболее чувствительные к соотношению размер/производительность микросхемы. Они используются при создании современных компьютеров и вычислительных устройств, говорит Дианов. Но есть большой рынок для микросхем, где нужна более «крупная» топология — например, при создании чипов для электронных паспортов, автоэлектроники и т.п., резюмирует Дианов.
«Ситроникс» запустил производство по технологии 90 нм в феврале 2012 г., уже в сентябре компания продала первые партии процессоров, рассказывает директор по маркетингу «Ситроникс микроэлектроника» Карина Абагян. В проект было инвестировано 16,5 млрд руб. (вместе с «Роснано»), затраты были оптимизированы благодаря тому, что проект базируется в одной чистой комнате с производством чипов 180 нм и частично использует его оборудование. Инвестиции в этот проект вернутся через девять лет, оценивает Абагян.
Российский рынок микроэлектроники очень мал, говорит она, его объем составляет $1,4-1,6 млрд в год и эти цифры включают десятки тысяч разных типов микросхем, более 80% которых — импортные. Компании, инвестирующие средства в такие высокотехнологичные проекты, обязательно должны продавать продукцию на экспорт, иначе производство не загрузить, говорит Абагян. А чтобы выдержать ценовую конкуренцию, нужны особые экономические условия — например, азиатские производители пользуются очень значительными льготами, вплоть до налоговых каникул на первые пять лет реализации проекта. Дианов говорит, что «Ангстрем» планирует экспортировать продукцию.

«Микрон» осторожно подбирается к производству чипов 65 нанометров


Первым делом зеленоградский производитель микроэлектроники планирует отработать технологию на существующем производстве — на пластинах диаметров 200 мм, — сформировать портфель заказов на новую продукцию и лишь затем приступать к строительству новой фабрики. Другой путь на «Микроне» называют «безумием».
«Мы приходим к тому, что фабрика на пластинах 300 мм должна строиться, когда имеешь поставки под эту продукцию, — рассказал Zelenograd.ru руководитель „Ситроникс Микроэлектроника“ Геннадий Красников. — Поэтому мы хотим быстро сделать 65 нанометров на пластинах 200 мм, набрать критическую массу заказов и затем переносить отработанную технологию на новое производство, имея уже под него заказы».
Для опытного производства структур уровня 65 нм на существующей линейке 90 нм необходимо докупить лишь несколько единиц оборудования, связанного с операциями фотолитографии и травления. Технологическим партнером «Микрона», как и последние пять лет, выступит компания STMicroelectronics. С ней также ведутся переговоры о переносе в Россию технологии 65 нм на пластинах 300 мм, хотя решения пока нет, уточнил вице-президент компании Алан Астье.
Для существующего производства 180-90 нанометров объем экспортируемой продукции составляет лишь 20%. Поэтому на «Микроне» надеются на увеличение потребления внутри страны и ждут от государства соответствующих действий. Однако, о конкретных мерах поддержки представитель министерства промышленности и торговли говорит туманно. Ясно лишь, что эти меры будут в рамках обязательств России по ВТО и в сроки переходного периода по присоединению к ВТО.
Ранее на «Микроне» заявляли, что не стоит ждать от внутреннего рынка уровня потребления, необходимого для экономической эффективности нового производства чипов 65 нм. «Маленьким и разношерстным» назвала внутренний рынок микроэлектроники директор по маркетингу «Ситроникс микроэлектроника» Карина Абагян, отметив, что даже такой маленький завод, как «Микрон» вынужден экспортировать продукцию, чтобы загрузить производство. В 2013 году имеющиеся заказы обеспечат загрузку линии по производству чипов 90 нм на половину проектной мощности, сообщает агентство «Прайм».
Под строительство новой фабрики по производству чипов с топологическим размером 65-45 нанометров на 300-мм пластинах по-прежнему зарезервирован участок на площадке «Алабушево» зеленоградской особой экономической зоны. Подтверждены и обязательства государства выделить для этого проекта примерно половину требуемой суммы.


Микроэлектроника для «чайников» — технологические особенности 90 нм процесса


За последнее время в российской микроэлектронике произошло важное событие: ввод в эксплуатацию на заводе «Микрон» линии по производству микросхем по технологии 90 нм. Совместно с «Микроном» мы планируем сделать две передачи по этому поводу. Одна об экономическом аспекте этого события, о маркетинге, продажах, стратегии и тому подобных вещах. А сейчас мы поговорим о технологических особенностях 90 нм процесса с Романом Арилиным, инженером-технологом кристального производства 90/180. (Краткий вариант)
— Роман, я бы сразу хотел закрыть вопрос определения, что же такое «90 нм» и чем это отличается от других технологий, потому что у нас даже читатель задал вопрос: «Насколько 90 нм технология на „Микроне“ является честной, и полностью ли микроновская технология удовлетворяет некой классификации?», имея в виду, что разные производители по-разному трактуют это понятие. Вообще, имеет ли смысл говорить о разной трактовке понятия «90 нм» и как ее трактует «Микрон»?
— Есть организация, которая занимается стандартизацией определений терминов технологий. В вопросе вашего читателя был обозначен этот стандарт, но реально все мировые производители, которые владеют технологиями, формально не попадают под этот стандарт. Поэтому, когда говорят «технология 90 нм», имеется в виду, что технология содержит ряд признаков, которые позволяют ее отнести к технологии 90 нм, а не 180 нм. Какие это признаки? Это, в первую очередь, минимальный размер элемента, как правило, имеется в виду размер по затвору транзистора — основной рабочий элемент. Он должен быть не более 90 нм, но реально меньше. Потом, это более тонкий подзатворный диэлектрик в этом же транзисторе. Это — использование меди в качестве металлизации. В предыдущей технологии 180 нм был алюминий в качестве разводки, а здесь уже медь. И, соответственно, все остальные процессы меняются под эти признаки.
— Эти признаки, о которых вы сейчас сказали, в микроновских 90 нм есть?
— Да. Но тут нужно быть корректным, потому что есть много разновидностей 90 нм технологий. Есть, так называемая «low performance»-технология, «high performance»-технология — технологии, где требуются быстрые транзисторы и небыстрые. Они различаются и используются для разного типа продуктов. У нас технологии 90 нм «lp», то есть, «low performance». У нас небыстрый, низкопотребляющий транзистор, он потребляет меньше энергии, но, соответственно, более медленный.
— Значит делать быстродействующие процессоры или элементы памяти на вашей технологии не получится?
— Получится, но он будет больше, ведь если вы возьмете процесс «high performance» и «low performance», то площадь схемы по схеме «high performance» будет меньше. Но если вы захотите сделать другой класс схем, где нужно низкое потребление, низкий уровень утечек, то эффективней использовать технологию «low performance».
— Вообще, обычный человек может понять, 90 нм или 180 нм у него в конечном устройстве? Вот, скажем, билетик для метро. Говорят, что его делают по технологии 180 нм на «Микроне». Может быть, вы сейчас перейдете на 90 нм, и я увижу, что он срабатывает быстрее или стал дешевле. Как-то можно это понять конечному потребителю?
— Внешне никак нельзя догадаться. Конечный потребитель может только кошельком почувствовать или попытаться угадать, какая технология в его приборе или устройстве. К примеру, если мы возьмем современный сотовый телефон и сотовый телефон, который мы могли купить 10 лет назад, при одной и той же цене, примерно, в современном сотовом телефоне большее количество доступных функций: GPS, подключение к интернету и так далее. Увеличивается количество функций за единицу стоимости, за каждый рубль. Если раньше телефон мог только «говорить», то сейчас он может все, что угодно. Визуально нельзя догадаться, а по косвенным признакам можно.

pic01_news.jpg

Рис 1. Определение технологии исходя из полушага (Half Pitch) по поликремнию или по Ме.

pic02_news.jpg

Рис 2. Сравнение технологий 90нм ведущих мировых производителей с методологически корректным определением технологии (node).

pic03_news.jpg

Рис 3. Сравнение и ключевые признаки технологии HP 90nm.

— Переход со 180 нм на 90 нм означает просто выход на новые типы продукции или какие-то улучшения для существующей продукции? Есть ли какие-то продукты, которые вы будете переводить со 180 нм на 90 нм с целью улучшить в конечном итоге их экономические показатели?
— Есть потенциальные схемы, которые целесообразно переводить на 90 нм, так как получится выигрыш и в функциональности, и в стоимости. Получится доступ на новые рынки с точки зрения экономики.
— Можно ли оперировать цифрами «90» и «180» чисто в арифметическом смысле? Количество нанометров уменьшилось в два раза, соответственно, площадь уменьшилась в два раза, энергопотребление уменьшилось в два раза и так далее. Насколько здесь такие аналогии вообще уместны?
— Такие аналогии уместны, но специалист всегда более конкретно спросит: «Какова плотность расположения элементов на единицу площади, на сколько увеличилось количество затворов на единицу площади?». Поэтому на уровне обывателя можно сказать, что все уменьшается в два раза. Но специалист глубже будет копать.


pic04_news.jpg

Рис 4. Схематичное сравнение уменьшения площади при уменьшении размера.

— Какие особенности производственного процесса дают это уменьшение размера, увеличение уменьшение плотности элементов?
— Если мы мысленно снимем оболочку с чипа и посмотрим на него через увеличительное стекло, то увидим много-много полосочек. Если мы будем мысленно идти ещё «глубже», то увидим проект схемы как она делается, то есть топологический рисунок, который потом переносится вживую. Мы увидим много-много разных элементов и расстояний между ними. При переходе на более современные технологии меняется не только минимальный размер каждого элемента, но и происходит сжатие их взаимного расположения. За счет этого мы и уменьшаем размер транзистора, в итоге какой-то IP-блок или вся схема тоже сжимаются.
С точки зрения технологии это накладывает новые требования к процессам. Чтобы сделать меньше размер элемента, вам нужно как-то сделать «тоньше» инструмент. Один из основных инструментов — это установка фотолитографии, то есть, фотолитографический сканер или степпер. Он делает этот размер, который потом и определяет уровень технологии. В данной технологии используется уже более современная установка, которая позволяет получать размеры на уровне 90-60 нм. За счет того, что в ней длина волны, то есть свет, который экспонирует маску, меньше — 193 нм. В технологии 180 нм— 253 нм.
— Я видел непосредственно этот аппарат у вас в чистой комнате. Там стоит сканер для 180 нм и рядом буквально в пяти метрах — для 90 нм. Внешне они не отличаются вообще ничем. Наверное, специалист знает, как их отличить, но я не увидел. Что именно в этом аппарате появилось нового для достижение меньшей длины волны и других необходимых для 90 нм показателей.
— Весь кластер. Там и сам аппарат, в котором система экспонирования с лазером, позволяющая получать длину волны меньше, и трек нанесения, в котором используются новые материалы, и новые специальные фоторезисты. Соответственно, должна быть точность большая, точность нанесения и точность воспроизведения.
Этот более современный, модификация предыдущего поколения оборудования. Хотя визуально они просто как железные ящики. А внутри и программное обеспечение, и железо — все новое, другое.


pic05_news.jpg

Рис 5. Уменьшение длинны волны при ф\л.

— Вы уже несколько раз упомянули о медной металлизации. Почему в 180 нм используется алюминий, а в 90 нм уже начинают использовать медь? Почему не использовать медь в 180 нм, если это дает какие-то преимущества?
— Это вопрос сопротивления металлической разводки, от которой зависит быстродействие схемы. Сопротивление меди меньше, чем сопротивление алюминия. В технологии 180 нм это еще не настолько критично. Но с какого-то момента при уменьшении размера начинает сказываться ограничения собственно материала. При переходе на 90 нм алюминий уже дает сильную задержку микросхемы. Вы уменьшили затвор, уменьшили все элементы, а металлизация как бутылочное горлышко, которое не позволит вам получить эффект по быстродействию.


pic06_news.jpg

Рис 6. Сравнение д\э (диэлектрическая константа) и металлов (сопротивление) между собой.

— Почему для применения медной металлизации потребовалось строительство нового чистого помещения?
— Медь — особенный материал. При попадании в транзисторный цикл изготовления, он меняет характеристики приборов. И загрязнение меди, которое может попасть через контейнер или через операторов, через общие материалы, загубит характеристики и будет нулевой выход годных. Медь для транзисторов, как вредитель для растений.
Поэтому была построена отдельная «медная» комната, где производится цикл изготовления микросхемы с медной частью. Она изолирована, и переноска контейнеров должна осуществляться по специальному «медному» протоколу. Есть определенные правила, по которым происходит перемещение продукции из этой комнаты наружу.
— Помимо собственно наличия меди специалисты уточняют количество слоев металлизации — что это такое, что это дает и насколько сложно увеличивать количество этих слоев?
— У нас до девяти слоев металлизации. Это говорит о том, насколько плотно упакованную схему можно сделать. Чем больше слоев металлизации, тем больше вы можете сделать элементов и развести их. Если в обычной жизни искать аналогию, то можно сравнить с выездом, из которого вы можете попасть в девять разных точек — в каждую по своей отдельной дороге.


pic07_news.jpg

рис 7. Фото рабочей части пластин (всего около ~ 15мкм). Около 90% «пирога» занимает металлизация и изоляция металлизации. Примерно 10% - транзисторная часть (внизу)

— Насколько я знаю, сейчас планируется увеличить объем производства до 36000 пластин в год. Если будет стоять задача увеличить объем производство, то возможно ли это в принципе и что для этого нужно?
— Есть расчеты, которые показывают с точки цикла изготовления, где узкое место. У разных производителей оно своё и зависит от набора оборудования, от маршрута изготовления, от планов по продуктам, и вообще-то является коммерческой тайной.
— Какой выход годных микросхем у вас считается хорошим с точки зрения технологии?
— Для технологий 180 нм и 90 нм, выход годных должен быть не менее 95%. Реально — 98-99%. Тогда можно сказать, что технология обеспечивает хорошее качество заказчику и нужный экономический эффект. При низком выходе годных встает вопрос об экономической целесообразности и качестве продукции — значит что-то не совсем в порядке.
— Можно ли сравнить ваш показатель, скажем, с компанией ST, с которой вы перенесли технологию?
— Конечно, нам такие протоколы не показывали, но у них выход годных 95-98% не меньше. И это зависит от конкретного продукта. Если площадь кристалла велика, то выход годных может падать. Он определяется количеством поражающих дефектов, которые вы «схватываете» во время цикла изготовления. Допустим, известно, что должно быть 10 поражающих дефектов на пластину. Если у вас кристалл занимает всю пластину, то 10 раз он поражен. Чем меньше кристалл, тем больше выход годных.
— Если рассматривать технологии 90 нм, которые освоены на разных фабриках в мире, то где находится «Микрон» — это какая-то отстающая технология, «середнячок», или есть какие-то прорывные вещи?
— Мы находимся на уровне технологии, полученной от ST. Эта компания сейчас не является лидером с точки зрения минимального размера, но с точки зрения получения прибыли, изготовления продуктов она входит в первую десятку. Не всегда технологическое лидерство, к примеру то, что вы получили 25 нм, означает, что вы лидеры в плане денег. Нужен баланс.
— Насколько я понимаю, «Микрон» как раз стремится к тому, чтобы быть вертикально интегрированной компанией?
— Сейчас по продуктам так и получается. Например, билеты на метро «Микрон» выпускает от начала до конца. Здесь он выступает как аналог Intel. Но по каким-то продуктам «Микрон» может работать просто как изготовитель, как foundry.
— К чему в первую очередь нужно стремиться в той продуктовой линейке, на которую сейчас ориентирована технология «Микрона»: добиваться удешевления, наибольшей эффективности, повышения выхода годных или все-таки стремиться улучшать что-то с точки зрения технологии, производственного процесса?
— На самом деле оба пути должны быть. Цели технологической линейки это обеспечивать максимальный выход годных, минимальное количество брака и делать это по низкой цене — по этим показателям оценивают нашу работу. Вторая цель — это разработка новых технологий для удовлетворения реального либо потенциального заказчика. Это цели разных подразделений. Когда мы говорим «производство», нужно разделять производство как производственную линия и производство как завод. У завода есть обе эти цели, но производственная линия занимается конкретной задачей.
— Тогда вопросы бизнеса оставим на следующую передачу, а зачитаю вопрос нашего читателя о технологии: «Какие планы на организацию проведения OPC для 90 нм процесса?» О чем вообще идёт речь?
— Речь идёт о том, что чем «меньше» технология, тем больше сложностей возникает с переносом рисунка с шаблона, со стекла на пластину. Когда размер уменьшается, то из-за интерференции, дифракции происходит искажение рисунка. К примеру, вы хотите сделать квадратик, а вместо квадратика получается кружочек. Чтобы этого избежать, делается на шаблоне специальная коррекция элементов, закладывается не квадратик, а специальный квадратик, по углам которого дополнительные квадратики. В итоге на пластине вы получаете рисунок, максимально приближенный к квадратику.
Это вопрос на стыке дизайна и технологии. Зависит от процесса, который вы делаете на фотолитографии, от материалов, от установки.


pic08_news.jpg

рис 8. Эффект искажения рисунка при переносе с шаблона на пластину.

pic09_news.jpg

рис 9. Коррекция эффекта искажения(OPC) на шаблоне.

—Это та самая связь дизайна и производства, когда вы дизайн завязываете непосредственно на ваше производство? Если они сделали квадратики по углам квадратика, то получится правильно, а если они сделали ромбики, то непосредственно на вашем производстве не получится?
— Тут непонятно, кто на кого больше завязан. Чем тоньше технология, тем больше связаны разные аспекты: дизайна, изготовления стекол, материалов, и сам процесс. То есть, все больше людей в этом принимают участие. Конкретно по OPC на 90 нм, еще раз повторюсь, мы переносим технологию с фабрики-донора, и все аспекты, связанные с переносом изображения, уже учтены. Наша задача только корректно воспроизвести, выполнить технологию. Для новых технологий такой вопрос стоит. При 32 нм учет и моделирование этих эффектов — это вообще глобальная задача.
— Но эта задача не производственной линии, а скорей задача математическая, научная?
— Да, она в начале должна быть математически разработана, потом проверена в виде эксперимента, и так до тех пор, пока не получится адекватная рабочая модель.
— Хотел спросить за сколько новая линия окупится, но понимаю, что вопрос не к вам. Поэтому спрошу иначе: на какой срок службы рассчитан используемый набор оборудования? Ведь там достаточно агрессивные среды, химия.
— Тут можно привести аналогию с автомобилем. Сколько может прослужить кузов автомобиля? 20-30-40-50 лет. Но нужно менять расходные материалы. Также и с оборудованием. Есть корпус — некий остов, на который навешана электроника, и есть рабочая камера, в которой происходит процесс. Самое агрессивное воздействие идет в рабочей камере, которая должна быть обновляема, очищаема, заменяема. Для него определен период замены каждой части. В целом вы можете использовать оборудование настолько долго, насколько вы видите смысл с точки зрения экономики по выпуску пластин на этом оборудовании.
Возвращаясь к аналогии с автомобилем — если вам нравится и вас удовлетворяет технические характеристики: скорость передвижения, грузоподъемность, эстетическая часть, вы можете бесконечно долго ездить. Здесь примерно тоже самое.
— Я не знаю, хорошо или плохо, чтобы эта линия работала бесконечно долго, но будем надеяться, что она проработает столько, сколько надо.
— Это идеальный случай. Вообще супер-вариант, если вы двадцать лет использовали оборудование, и вы через двадцать лет делаете на нем пластины, которые продаются — тогда вы оборудование уже несколько раз окупили и оно у вас практически бесплатно работает.
Но на самом деле не бывает так, чтобы на оборудовании производить двадцать лет пластины, которые бы продавались по цене двадцатилетней давности. Цена за пластину падает. Телефон десятилетней давности, который просто звонит, вы можете купить сегодня, но уже за один доллар. Соответственно, чип, который в этом телефоне, в десять раз снизился, и цена за пластину, которая была раньше 10000 долларов, она сейчас, условно, 1000 долларов. Это и позволяет развивать микроэлектронику с точки зрения экономики, то есть, с точки зрения массового развития.


pic10_news.jpg

Рис 10. Пример снижения цены за пластину (период около 4 лет).<

Александр Эрлих
http://www.zelenograd.ru/news/print/7061/26.03.2012

ФАС разрешила РТИ довести долю в "Ситрониксе" до 100%


 Федеральная антимонопольная служба разрешила "Радиотехническим и информационным системам" (РТИ) приобрести 36,92% голосующих акций "Ситроникса", сообщает ФАС.
В результате сделки РТИ доведет свою долю в "Ситрониксе" до 100%. В июне 2011 года компания приобрела 63% акций "Ситроникса" у АФК "Система".
84,6% акций РТИ принадлежит АФК "Система", 15,4% акций владеет Банк Москвы.
"Ситроникс" работает в сфере телекоммуникационных решений, информационных технологий и микроэлектронной продукции. В феврале 2007 года компания разместила акции на Лондонской фондовой бирже. В результате IPO компания была оценена в 2,3 млрд долларов.
В феврале текущего года "Ситроникс" совместно с "Роснано" сообщил об открытии проекта по производству микросхем на основе технологии 90 нм. Бюджет проекта составляет 16,5 млрд рублей. Микросхемы, изготовленные по этой технологии, будут использоваться в вычислительных комплексах, системах автоматизации производства, загранпаспортах, смарт-картах.
Источник: BFM.ru
http://www.astera.ru/news/27.03.2012


Intel добилась отмены пошлин на ввоз в Россию 32-нанометровых микропроцессоров


Intel добилась обнуления пошлин на ввоз в Россию процессоров технологическим размером не более 32 нм. Российские производители микроэлектроники протестуют
Правительственная подкомиссия по таможенному регулированию поддержала предложение об установлении нулевых пошлин на процессоры размером до 32 нм, говорится в сообщении на сайте правительства. Для этого класса процессоров выделят специальный код ТН ВЭД.
Обнуления пошлин на процессоры размером до 32 нм больше года добивалась Intel — крупнейший в мире производитель микроэлектроники. В таможенных правилах есть четыре кода с разными тарифными ставками, и лишь один не облагается пошлиной, а по трем другим пошлина составляет 3-5%, рассказывал ранее представитель петербургского завода Foxconn. Но современные процессоры нельзя четко отнести ни к одному из кодов, и таможня делает это по своему разумению, говорил он.
Российские «Ситроникс» и «Ангстрем» возражали против обнуления пошлин: если, как просит Intel, убрать пошлину на ввоз «многокристальных и гибридных интегральных микросхем размером до 32 нм», то под их видом в Россию можно будет ввезти чипы любого размера, в том числе и аналогичные тем, что выпускают отечественные компании. Эту позицию поддерживал и Минпромторг. В пятницу его представитель не прокомментировал ситуацию.
Решение обнулить пошлины принято «с учетом реализации рядом отечественных предприятий инвестиционных проектов по промышленному производству чипов <...> 90 нм», гласит сообщение правительства. Но «Ситроникс», выпускающий микросхемы по технологии 90 нм, дал отрицательное заключение на предложение обнулить пошлины — оно на руку лишь зарубежным производителям, говорит представитель компании Ирина Ланина. Для развития российской электроники и микроэлектроники нужны, по ее мнению, совсем другие меры, способствующие переходу от отверточной сборки электроники к сборке полного цикла: сниженные налоги, фиксированные льготные тарифы на энергоносители, субсидирование создания рабочих мест и обучения технического персонала, дешевые займы, система сертификации.
«Принятое решение никак не стимулирует развитие отечественной микроэлектронной отрасли, не удешевляет конечную продукцию и лишь снижает налоговые поступления в бюджет», — согласен представитель «Ангстрема» Алексей Дианов. Очевидно, оно необходимо лишь Intel, чтобы победить в России своих давних конкурентов, таких как AMD, и заодно закрыть дорогу отечественным инновациям, считает он.
В описаниях кодов детально обозначен технологический процесс изготовления процессоров — сразу было очевидно, что Intel добивается отмены пошлин на те процессоры, которые в России не производятся, парирует директор Intel по связям с правительственными организациями Денис Гудым. По его мнению, обнуление пошлин позитивно для всей отрасли: именно наличие пошлины на компоненты при ее отсутствии на готовую продукцию негативно влияет на инвестиционные решения тех компаний, которые могли бы в другой ситуации разместить производство электроники в России. Правда, сама Intel в ближайшем будущем не планирует производить микропроцессоры в России, зато она консультирует компанию Flextronics, объясняя ее американским менеджерам «выгоды осуществления прямых иностранных инвестиций в России».
www.vedomosti.ru/tech/news/30.01.2012

Cерийные чипы 90 нанометров, сделанные в Зеленограде, могут появиться уже в апреле


Серийное производство микросхем с проектными нормами 90 нанометров может начаться на зеленоградском «Микроне» в апреле-мае. Об этом рассказал председатель совета директоров компании Геннадий Красников.
Сейчас оборудование, приобретённое в рамках реализации проекта 90 нм, уже смонтировано, идут пуско-наладочные работы. В этом имел возможность убедиться корреспондент Zelenograd.ru в ходе вчерашней уникальной экскурсии в работающие «чистые» помещения (ЧП) «Микрона». В частности, на участке фотолитографии удалось увидеть работающий по 90 нм «степпер» — установку, на которой проводится важный этап фотолитографии — засветка фоторезиста через маску. Заглянуть в новые чистые помещения, построенные для размещения дополнительного оборудования по проекту 90 нм, не удалось — окна были занавешены, но они по меньшей мере существуют. Там будет проходить завершающая фаза процесса производства чипов — металлизация.
Сроки реализации проекта «90 нм» пока примерно соответствуют ранее заявленным планам: начало производства в декабре 2011 года, выход на проектную мощность в июле 2012.
Конечными продуктами проекта станут чипы навигационных систем ГЛОНАСС/GPS, промышленной электроники, а также чипы с расширенной функциональностью для биометрических паспортов и других персональных документов, банковских и социальных карт, SIM-карт и RFID-меток. Новые микросхемы будут обладать большей производительностью и объемом памяти, низким энергопотреблением.
В рамках проекта использована лицензия компании ST Microelectronics на технологический процесс изготовления интегральных схем с нормами 90 нм. Однако «Микрон» сильно продвинулся и в создании собственных технологий, заявил Геннадий Красников, который полгода назад покинул должность гендиректора ОАО «НИИМЭ и завод Микрон» и возглавил созданный «Центр развития наноэлектронных технологий», чтобы развивать направление R&D; заниматься и наукой, и коммерциализацией разработок.
Одной из разработок нового дизайн-центра, созданного на «Микроне», станет SIM-карта со встроенной электронно-цифровой подписью (ЭЦП). Реализация дополнительных функций в уже привычных SIM-картах как раз требует увеличения быстродействия, снижения энергопотребления, то есть перехода на меньший топологический размер — с нынешних 130 на 90 нанометров. Геннадий Красников пояснил, что речь идёт, к примеру, о применении технологии «низкопотребляемый КМОП».
При этом конкретного заказчика для SIM-карты с ЭЦП у «Микрона» нет. «Мы изучаем рынок и понимаем, что та же „симка“, в том же ценовом диапазоне, но с возможностью электронно-цифровой подписи будет востребована. — говорит Красников. — Чем дальше, тем больше телефоны будут играть роль удостоверения личности, ЭЦП. Через некоторое время это будет стандарт для пользователей мобильной связи».
www.zelenograd.ru/news/27.01.2012

«Микрон» начал поставки ски-пассов для крупнейшего объекта Олимпиады 2014


ОАО «НИИМЭ и Микрон», ведущий в России и СНГ разработчик, производитель и экспортер микроэлектроники начал поставки бесконтактных чиповых ски-пассов для крупнейшего объекта Олимпиады 2014 —горнолыжного курорта «Роза Хутор».
Объем первого заказа в соответствии с контрактом составил 50 000 ски-пассов, из них в настоящий момент поставлено 15 000 билетов. В 2012 году планируется расширить объем и номенклатуру поставок курорту.
«Микрон» - лидер российского рынка RFID-продукции. Решения компании в области RFID обладают максимальной надежностью и позволяют нашим заказчикам оптимизировать свои бизнес-процессы, осуществлять автоматический учет и контроль операционных затрат, а также повышать качество обслуживания клиентов, — отметил Генеральный конструктор «Микрона» Геннадий Красников. — Во всех странах олимпийские проекты используются как драйвер спроса на высокотехнологичные решения, и наша компания готова поставлять высокотехнологичную продукцию при подготовке и проведении зимней олимпиады в Сочи».
«Микрон» является единственным поставщиком RFID-продукции в России и СНГ, реализующим полную цепочку производства интеллектуальных карт. Предприятие ежегодно выпускает до 300 млн. RFID билетов и обеспечивает ски-пассами горнолыжные курорты Подмосковья, Эльбруса и Кавказа. Основные преимущества RFID продукции «Микрона» - гарантии максимальной степени безопасности данных заказчика и высокий уровень защиты от подделок, обеспечиваемые за счет сквозного контроля качества на каждом этапе производства.
http://rosrep.ru/news/01.02.2012

«Ангстрем» скорее жив, чем мертв


Снова получив доступ к деньгам ВЭБа, зеленоградский «Ангстрем» возобновляет строительство фабрики по выпуску микрочипов 130-110 нм
Ассоциация предприятий микроэлектроники Semi опубликовала тезисы докладов, которые прозвучат на ее конференции ISS Europe 2012 в Мюнхене в конце февраля. В том числе — директора по развитию бизнеса «Ангстрем-Т» Николая Лисая. В тезисах его доклада говорится об $1 млрд инвестиций в фабрику, которая будет выпускать по 15 000 пластин диаметром 200 мм в месяц по технологии 110 нм на оборудовании AMD (сейчас, по данным группы «Ангстрем», ее предприятия выпускают транзисторы шириной 1000-600 нм). В будущем «Ангстрем-Т» планирует создать «бутик микроэлектроники», чтобы предоставлять «спектр научных, инженерных и производственных сервисов». А затем и внедрить линию для производства микросхем размером 45-28 нм.
Сосед «Ангстрема» — зеленоградский «Микрон» (часть «Ситроникса») недавно запустил совместную с «Роснано» фабрику по технологии 90 нм.
«Ангстрем-Т» планировал запустить фабрику на оборудовании AMD еще в конце 2008 г. — под этот проект для него была открыта кредитная линия ВЭБа на 815 млн евро. Это тот самый $1 млрд, поясняет представитель группы «Ангстрем» Алексей Дианов. Использовать предприятие успело только 292 млн евро — приобрело оборудование AMD, ныне хранящееся на складе в Нидерландах. Ни в 2008, ни в 2009 гг. фабрика не заработала, а обслуживать кредит «Ангстрем-Т» не смог, и в 2010 г. ВЭБ пригрозил забрать в собственность залог — 100% «Ангстрем-Т» с оборудованием AMD и лицензиями. Ситуацию спас Леонид Рейман — бывший министр связи (1999-2008 гг.) и советник президента (2008-2010 гг.), летом 2011 г. объявивший себя совладельцем одной из структур группы «Ангстрем». В октябре 2011 г. ВЭБ сообщил, что не только не заберет «Ангстрем-Т», но даже разморозит кредитную линию.
Финансирование возобновлено, но строительство еще не началось, говорит Дианов: пока идут тендеры на строительство инфраструктуры — основного корпуса, электростанции, газовой фабрики и т. д. Результаты будут к концу февраля 2012 г., обещает он. Основные сооружения будет строить российский генподрядчик, а чистые комнаты может создавать и иностранный, которого порекомендует M+W Group (немецкая группа, проектирующая строительные объекты). Телефон российского офиса M+W Group вчера не отвечал.
Пока деньги ВЭБа идут на финансирование текущих расходов — оплату хранения и страхования оборудования AMD, выплату налогов, зарплат и т. д., говорит Дианов и подтверждает сотрудник пресс-службы ВЭБа.
Стоимость фабрики 110 нм — не менее $500 млн и строительство займет два года, считает вице-президент «Ситроникса» Ирина Ланина. «Ситроникс» построил фабрику, работающую по технологии 90 нм, быстрее (примерно за 1,5 года), но у него уже была инфраструктура для чистой комнаты, объясняет она. А дальнейший переход на уровень 48 нм потребует строительства еще одного завода с нуля, уверена она.
Большинство крупных компаний в полупроводниковой индустрии выпускают микросхемы размером до 60 нм, говорит руководитель российского офиса Intel Дмитрий Конаш. Ширина транзисторов Intel — 32 нм, сейчас компания готовится к переходу на 22 нм. Но вопрос не столько в размере чипов, сколько в успешности бизнес-модели, подчеркивает Конаш.
www.vedomosti.ru/tech/news/02.02.2012

 «Ангстрем»: о новых проектах и «длинных» деньгах


Алексей Таболкин
президент группы компаний «Ангстрем»
Сегодня модно делать эффектные заявления о необходимости технологической независимости России. Мы разделяем эту точку зрения, но трибунной громогласности предпочитаем мнения специалистов.
 – Алексей Михайлович, прошел год со времени нашей последней встречи. Каким он был для компании «Ангстрем»? Как изменилось положение компании на рынке?
– Этот год был непростой для производства, но успешный с точки зрения запуска новых проектов и разработки новых продуктов. Нам удалось выиграть ряд тендеров на выполнение опытно-конструкторских работ (ОКР) в интересах Министерства обороны, Роскосмоса, Росатома и других государственных и коммерческих заказчиков. Кроме того, мы запустили программу по развитию контактов с существующими и потенциальными потребителями нашей продукции и уверены в успешности ее реализации.
В уходящем году мы создали уникальное семейство green-mode ШИМ-контроллеров для источников питания со сверхнизким током запуска, которые по своим техническим  характеристикам превосходят все предложения российских производителей. Мы приступили к выпуску новой продукции в области силовой электроники (сверхвысоковольтные транзисторы и IGBT). Эта продукция – начало масштабной программы «Ангстрема» по разработке и выпуску специальных изделий сегмента Power Management (управление питанием). Что касается других крупных достижений, то была изготовлена первая партия тестовых образцов навигационного процессора третьего  поколения по топологии 65 нм и пройдены государственные испытания образцов нового чипа для паспортно-визовых документов.
Проведя масштабную диверсификацию поставщиков по всем ключевым ресурсам: кремний, корпуса, технологические среды (газы, химия), мы уменьшили зависимость от монопольных поставщиков. Тем самым были существенно снижены цены на материалы и комплектующие, необходимые для производства. А за счет снижения затрат на производство мы существенно (на 30%) увеличили ценовой коридор.
Что касается внешнего рынка, то специально для него была сформирована линейка LED-драйверов, полностью обеспечивающая все современные потребности рынка источников светодиодного освещения. С этой продукцией мы вышли на рынок Японии, а также расширили покупательский спрос в КНР и на Тайване.
– «Ангстрем» известен как один из  поставщиков специальных электронных компонентов и изделий микроэлектроники для стратегических отраслей. Можете ли Вы охарактеризовать, как изменились те сегменты рынка, в которых работает ваша компания? Может быть, появились новые российские или зарубежные игроки?
– Мы чувствуем рост рынка электроники для спецприменения. Это, в первую очередь, связано с увеличением гособоронзаказа, что, несомненно, является для нас очень позитивным фактором. Однако коммерческие применения  производимой «Ангстремом» продукции тоже очень важны, и мы делаем все возможное для удержания своих рыночных позиций и поиска новых возможностей для сбыта продукции. Основные усилия сосредоточены на нишевых интеллектуальных продуктах с высокой добавленной стоимостью. Наша цель – преобразование в вертикально-интегрированную компанию с полным спектром производства: от разработки ЭКБ до создания современных электронных устройств и комплексов. В рамках диверсификации производства мы запускаем ряд новых проектов в области аппаратостроения, для чего построили новый цех площадью более 9000 кв.м.
Что касается появления новых игроков на рынке, то нет, состав участников  практически не изменился. Можно только отметить возросшую активность дистрибьюторов импортной ЭКБ, что свидетельствует о развитии рынка электроники в России. И это тоже является положительным фактором, открывающим для нас новые возможности.
– Насколько остро Вы ощущаете конкуренцию с другими производителями микроэлектроники? Кого вы считаете ближайшими конкурентами из числа отечественных и зарубежных компаний?
– В сегменте производства спецстойкой электронной компонентной базы мы по-прежнему лидируем на российском рынке, являясь фактически основным поставщиком этой продукции. Что касается коммерческой продукции, то в России она, к сожалению, не востребована из-за отсутствия современных сборочных производств. Тем не менее, мы стремимся разрабатывать и производить современную электронную продукцию с высокой интеллектуальной составляющей. Это наша ниша, и в ней мы очень конкурентны на рынках Европы, Америки и Юго-Восточной Азии.
– Ощущаете ли вы поддержку со стороны государства?
– На внутреннем рынке мы работаем в основном в рамках госзаказа, что само по себе является поддержкой со стороны государства: оно загружает наше основное производство. При этом мы активно наращиваем научный потенциал для разработки современной электронной продукции в интересах госкомпаний. Конечно, для эффективного развития и повышения конкурентоспособности нашей продукции на мировом рынке этого явно недостаточно. Мы ждем от государства создания экономических условий, направленных на поддержку отечественной микроэлектронной промышленности, подобных тем, которые создаются для высокотехнологичных компаний в США, странах Европы и ЮВА. Речь идет о субсидировании кредитной ставки по инвестиционным займам, снижении НДС при реализации продукции на внешнем рынке, отмене ввозных пошлин на оборудование и материалы, необходимых для производства электронных компонентов, участии в программах модернизации и многом другом. Эти льготы, предоставляемые правительствами США, Сингапура, Южной Кореи, Франции, Германии, Китая своим производителям, существенно ограничивают возможности конкуренции с ними на мировом рынке. Внедрение подобной практики в России является необходимым, но все же недостаточным условием повышения конкурентоспособности коммерческой продукции российского производства на мировом рынке. Большинство крупномасштабных проектов ОАО «Ангстрем» финансирует из собственных средств, однако, полное технологическое перевооружение полупроводниковых линеек без господдержки невозможно. Но и установка нового оборудования – это только полдела: не хватает еще и современных дизайн-центров, где можно было бы организовать  коллективное пользование современными средствами моделирования (суперкомпьютерами) и проводить измерения.
– Какие способы продвижения продукции на рынке, методы поиска новых партнеров и заказчиков наиболее результативны для «Ангстрема»?
– Способы самые традиционные: участие в выставках, прямая работа с предприятиями ОПК, Роскосмоса и Росатома. Кроме того мы ведем активный поиск новых потребителей на рынках ЮВА, Европы и Америки. Продвижению продукции очень способствует выполнение ОКР: благодаря кооперации и тесному взаимодействию с контрактными производителями мы расширяем собственный рынок, предлагая и другую свою продукцию новым партнерам. Мы расширяем присутствие на рынках ЮВА в том числе за счет взаимодействия с нашими давними партнерами, которые помогают определять продуктовые тенденции на ближайшие годы. Помимо этого проводим и собственные маркетинговые исследования в профильных секторах.
– Как часто в продуктовой линейке компании появляется новая продукция?
– Вообще в полупроводниковой отрасли этот процесс весьма затратный и очень длительный. Сегодня мы серийно производим микросхемы, разработка которых велась еще в начале-середине 2000-х гг. Отдельные интегральные схемы могут разрабатываться и готовиться к серийному производству от полутора до двух лет. В среднем за год мы осваиваем до 50 наименований новой техники. Около 30 наименований из них идут в серийное производство. Конечно, по сравнению с мировыми лидерами индустрии, запускающими в серию по 300 наименований продукции в год, этого явно недостаточно. Однако мы делаем очень многое в этом направлении: реструктурировали R&D-департамент, ищем на рынке опытных специалистов, привлекаем к сотрудничеству новые дизайн-центры, развиваем собственную службу маркетинга.
– Как Вы полагаете, вторая волна кризиса – это  миф или реальность?
– Признаться, наши прогнозы на 2012 г. о ситуации на мировом рынке полупроводников не очень оптимистичны. Изменения ощущаются очень отчетливо, и направлены они далеко не в сторону роста производства серийной продукции. Многие азиатские и европейские производители электроники активно наращивали свои запасы, поскольку ожидали, что после землетрясения в начале 2011 г. японские компании будут долго восстанавливаться. Но японская экономика и производство восстановились намного быстрее, чем ожидалось, и прочие производители не успели занять нишу традиционных японских поставок.
С другой стороны, третий квартал явно характеризовался ожиданием второй волны кризиса, и заказчики, накопив запасы готовой продукции, крайне осторожно стали размещать заказы даже на краткосрочный период. Так, рынок микропроцессоров, который, по сути, является локомотивом поставок чипсетов и комплектации для вычислительной техники, включая мобильные устройства, будет снижаться и потянет за собой остальную ЭКБ, снижая загрузку фаундри-производств.
Явное снижение потребления на европейском и американском рынках может быть  признаком ожидания второй волны кризиса (все производители уже как бы «замерли»). На ситуацию влияет и экономическая нестабильность в зоне евро. Именно поэтому мы ориентированы на внутренний российский рынок и именно с ним связываем надежды на развитие. Тем не менее, внешний рынок исключительно важен в плане стратегической ориентации, поскольку именно он задает вектор продуктового и технологического развития.
– Инвестиции в разработки обеспечат ожидаемый эффект в лучшем случае через 2–3 года. Практикуется ли на предприятии вложение средств в проекты, которые обеспечат отдачу в более короткий период?
– Во всем мире микроэлектроника – это «длинные деньги», т.е. инвестиции в микроэлектронику всегда предполагают длительный срок окупаемости. И это – специфика отрасли, где на разработку и внедрение новой элементной базы требуется, как правило, более года, а стоимость современного производства начинается с суммы в 1 млрд. долл. Поэтому мы рассчитываем на государственную поддержку в части модернизации технологической базы. Это, в первую очередь, в интересах России. Поэтому мы очень позитивно воспринимаем решение о возобновлении финансирования проекта «Ангстрем-Т» по строительству современного субмикронного производства с топологическими нормами 130–65 нм.
–В связи с этим есть ли у вас представление, какой будет компания, скажем, через 3–5 лет?
– Мы видим «Ангстрем» крупным вертикально-интегрированным холдингом, осуществляющим разработку и производство (в том числе на заказ) современной ЭКБ по топологическим нормам до 65 нм с собственным сборочным производством (сборка кристаллов в современные корпуса, такие как BGA, QFP, QFN, металлокерамика и т.д.). Кроме того, мы планируем активно разрабатывать и производить электронику для телекоммуникационной отрасли, и стремимся стать важной частью системы кооперации. Развивая сотрудничество с крупнейшими мировыми производителями, мы будем стремиться организовывать их производство на нашей производственной базе в Зеленограде с использованием нашей же ЭКБ. Уверен, что уже через три года все наши сотрудники будут гордиться тем, что работают на «Ангстреме». А все остальные будут стремиться работать у нас или с нами.
www.elcomdesign.ru/market/01.02.2012

Российский рынок электронных компонентов за 10 лет вырос в 3,5 раза


Минпромторг отчитался о развитии российского рынка электронных компонентов за последние 10 лет.
В опубликованном отчете Минпромторга об итогах деятельности приведены данные о динамике развития российского рынка электронных компонентов с 2002 г. Как следует из документа, в 2011 г. его объем вырос на 23% и достиг $1,83 млрд. В 2002 г., по данным чиновников, объем рынка электронных компонентов не превышал $496 млн.
По данным Минпромторга, все эти годы рынок демонстрировал существенные темпы роста, иногда превышавшие 30%, за исключением кризисного 2009 г., когда он «просел» на 38%, с $1,72 млрд до $1,12 млрд. В 2010 г. были зафиксированы самые высокие темпы роста – 32%. В тот год объем рынка достиг 1,48 млрд.
По данным аналитической компании MarketLine, мировой рынок электронных компонентов и полупроводников в 2010 г. составлял $430 млрд. Таким образом, доля России на нем составляла менее 0,5%. По оценкам аналитиков из Hoovers, на долю США тогда же пришлось порядка $100 млрд.
Доля компонентов отечественного производства на рынке в России, по данным Минпромторга, за 2006-2011 гг. достигла 40% (рост с 2006 по 2011 гг. составил 6%). В 2015 г. чиновники рассчитывают нарастить ее до 50%. Около 80% электронных компонентов в России сейчас используются в гражданской продукции, говорится в отчете Минпромторга.
53% поставленных в 2011 г. электронных компонентов пришлось на полупроводники, что соответствует общемировым тенденциям. Что касается распределения компонентов по отраслям потребителей, крупнейшим из них стали производители оборудования связи - около 24%. На промышленную электронику пришлось около 19% электронных компонентов, на военную технику – 18% компонентов, на потребительскую электронику – всего 6%.

Источник: Минпромторг
По данным Минпромторга, на сегодняшний день в России в радиоэлектронной промышленности задействованы свыше 400 предприятий, из которых более 130 осуществляют внешнеэкономическую деятельность. Их продукция экспортируется в 62 страны мира (импорт осуществляется из 65 стран).
На экспорт в первом полугодии 2011 г. было отправлено 17,2% выпускаемой российскими предприятиями радиоэлектронной продукции, из которой свыше 70% предназначено для использования в военно-техническом комплексе, говорится в отчете.

Источник: Минпромторг
Крупнейшими интегрированными структурами в этой отрасли являются концерны «Вега», «Алмаз-Антей», «Созвездие». С конца 2010 г. ведется формирование еще двух интегрированных концернов – «Автоматика» и «Системы управления».

Источник: Минпромторг
Как сообщают чиновники из Минпромторга, в 2011 г. в рамках федеральных целевых программ и программ Союзного государства России и Белоруссии было проведено около 800 НИОКР в области радиоэлектронной промышленности с общим объемом финансирования более 18 млрд руб.
http://www.cnews.ru/news/03.02.2012


Итоги XI конференции «Состояние и перспективы развития отечественной микроэлектроники»


Решения XI отраслевой научно-практической конференции «Состояние и перспективы развития отечественной микроэлектроники»: да, мы сильно отстаём, но планов у нас — громадьё!
Вконце сентября в Новосибирске прошла XI отраслевая научно-практическая конференция «Состояние и перспективы развития отечественной микроэлектроники». С докладом директора Департамента радиоэлектронной промышленности Минпромторга России А.С. Якунина на этой конференции мы вас уже знакомили ранее. Теперь приводим официальный (

В Зеленограде запущена линия производства микросхем 90 нм


ОАО «Ситроникс» совместно с ОАО «Роснано» запустили в Зеленограде линию производства микросхем на основе технологии 90 нм, передает корреспондент РИА Новости. «Производство полного цикла с R&D-центром позволит нам выстроиться в мировой рынок, используя собственные ноу-хау и технологии», – сказал президент «Ситроникса» Сергей Асланян.
Конечными продуктами проекта станут чипы навигационных систем ГЛОНАСС/GPS, промышленной электроники, а также чипы с расширенной функциональностью для биометрических паспортов и других персональных документов, банковских и социальных карт, SIM-карт и меток радиочастотной идентификации.
Новые интегральные схемы будут обладать большей производительностью и объемом памяти, низким энергопотреблением, более эффективными механизмами защиты.
«Линия производства по технологии 180 нм у нас загружена примерно на 70%, к этому показателю мы шли три года. Запускаемая сегодня линия в первый год будет загружена не более чем на 40%», - сказала директор по маркетингу «Ситроникс микроэлектроника» Карина Абагян.
По ее словам, технологический процесс открываемой линии занимает три месяца. Таким образом, первая готовая продукция по технологии 90 нм на производстве в Зеленограде появится в мае, это будут чипы памяти.
По данным «Ситроникс», линии производства микросхем по технологии 90 нм существуют, кроме России, еще только в семи странах. Это - США, Германия, Япония, Китай, Тайвань, Южная Корея и Франция.
Запущенное в Зеленограде производство базируется на производственной площадке ОАО «НИИ молекулярной электроники и завод «Микрон».
В рамках проекта будет использована лицензия одного из ведущих мировых изготовителей полупроводниковых приборов - компании ST Microelectronics - на технологический процесс изготовления интегральных схем с нормами 90 нанометров. Также предполагается создание дизайн-центра, который будет осуществлять проектирование собственных чипов.
Проектная мощность открываемой линии - три тысячи пластин диаметром 200 мм в месяц, при подготовке к производству площадь «чистых комнат» завода увеличена на 25% до 3,5 тыс. кв. м. Тестовая эксплуатация линии началась еще в 2011 году, но коммерческая продукция пока не выпускалась.
Рынок памяти и процессоров, производимых по более современным технологиям, компании «Ситроникс» не интересен. Без учета этих сегментов, мировая доля чипов, производимых по технологии 90 нм, по оценке «Ситроникс», является самой крупной и составляет 35%.
Участниками проекта, помимо «Роснано», стали ОАО АФК «Система», ОАО «Ситроникс», ОАО «НИИМЭ и Микрон», ЗАО «Амекс». Общий бюджет проекта составляет 16,5 млрд рублей, из них инвестиции «Роснано» - около 6,5 млрд рублей, ОАО «Ситроникс» также 6,5 млрд рублей. Помимо этого, был привлечен кредит со стороны «Банка Москвы» и «Роснано» на 3,5 млрд рублей. Планируется, что объем продаж продукции проекта в 2015 году составит 12 млрд рублей в год.
Совместное с «Роснано» предприятие «Ситроникс-Нано» для производства микросхем по технологии 90 нм на мощностях ОАО «НИИ молекулярной электроники и завод «Микрон» было создано в октябре 2009 года. Лицензию на производство и продажу чипов по технологии 90 нм «Ситроникс» приобрел весной 2010 года. Технологическим партнером проекта, общий объем финансирования которого оценивается в 16,5 млрд рублей, является STMicroelectronics.
www.russianelectronics.ru/engineer-r/news/17.02.2012


Есть ли шанс у российской электроники на мировом и отечественном коммерческим рынке?


Президент Spirit Андрей Свириденко в своем докладе на экспертном совете в ФАС заявил о монополизации российского рынка решениями американских поставщиков. Эту ситуацию, по его мнению, поддерживают отечественные интеграторы и дистрибуторы, «платя нечистоплотным чиновникам высокие откаты».
Андрей Свириденко считатет, что иностранные монополии не оставляют шансов российским предприятиям. Для изменения сложившегося порядка Свириденко предложил ряд мер.

Мировой софтверный рынок захвачен монополистами. Такие компании как Microsoft, Google, Cisco-Webex, Apple и др. – каждая занимает более 60% мирового рынка в своих продуктовых нишах, которые и крайне широки, и постоянно растут. США фактически поддерживают мировую экспансию своих технологических монополистов, а не борются с ней. Европа идет в форватере США, и только гос-регулируемый Китай пытается строить свою собственную и независимую систему национальных высокотехнологичных производителей, что совершенно необходимо для информационной безопасности и технологической независимости страны в современном информационном мире.
Как хорошо известно, с монополизмом невозможно бороться рыночными методами, наоборот, открытый рынок (включая ВТО) устроен так, что поддерживает и усиливает сложившегося монополиста. Монополизм возможно предотвратить и ограничить только грамотным госрегулированием.
Софтверный монополизм еще страшнее и сильнее чем монополизм в других областях, потому что стоимость тиражирования программных продуктов равна 0, нет минимальной стоимости производства. Это позволяет монополисту сначала распространять свой продукт бесплатно, чтобы убить всех конкурентов, а потом, когда рынок полностью захвачен, назначать на свой продукт любые цены (или условия, что иногда еще важнее денег и опаснее) в отсутствии всякой реальной альтернативы. Бесплатный сыр, как известно, бывает только в мышеловке. Мировые монополисты с большим успехом подсаживают весь мир на иглу своих бесплатных продуктов, чтобы диктовать условия, и зарабатывать десятки миллиардов долларов на смежных или связанных продуктах.
Например бесплатная открытая ОС Android для мобильных устройств уже стала мировым лидером по доле рынка, и имеет по сути единственную цель – продвигать поиск и др. продукты Google, которые приносят основной доход, на мобильные платформы, и поддерживать мировую поисковую монополию Google. То же самое с популярным бесплатным браузером Google Chrome.
Каждая из компаний Microsoft, Google, Cisco-Webex, Apple не только уже имеет крайне широкие продуктовые линейки, которые покрывают практически все реальные потребности пользователей, но и активно и постоянно расширяют свои продуктовые линейки, путем и собственных разработок, на которые тратятся миллиарды долларов, и покупки американских стартапов. Все понятные разумные продуктовые ниши уже заняты, все базовые потребности пользователей уже покрыты, продуктами иностранных монополистов. Государство, как известно, не занимается технологическими экспериментами, а покупает только известные продукты для понятных потребностей.
Удел инновационных стартапов с американским венчурным финансированием – узкие боковые ниши, тесты новых технологий, и их судьба - либо разориться в течение первых 2 лет (9 из 10), либо быть купленным мировым лидером (1 из 10), других реальных альтернатив у стартапов нет. Содержательные и систематические выходы отечественных инвесторов (exit) из инновационных стартапов без американского венчурного финансирования в данный момент не известны и даже их практическая возможность вызывает большие сомнения у экспертов.
За последние 20 лет мы не видели других хороших вариантов развития и роста для не американских стартапов по всему миру. Примеры успехов IPO Google и Facebook совершенно не применимы к стартапам в России, наоборот это примеры поддержки американскими инвесторами и государством США своих собственных монополистов. Компания Skype является редким примером европейского стартапа, который был куплен американской компанией-лидером за деньги больше обычных пары сотен миллионов долларов. А покупка перспективного технологического стартапа за $200 млн является разменной монетой для монополиста с рыночной капитализацией более $200 млрд.
Калифорния давно агрессивно и очень успешно пылесосит лучшие мозги со всего мира. Случаи покупок российских софтверных стартапов американскими технологическими лидерами за последние 20 лет практически вообще не известны. Для того чтобы получить венчурное финансирование из Силиконовой долины, основатель компании и CEO, ключевая команда фирмы-разработчика, все технологии (интеллектуальная собственность) и финансовые потоки должны находиться в Калифорнии, на расстоянии максимум 40 минут езды на машине от венчурного инвестора (это требование инвестирующих фондов). Только R&D команда может остаться в России. Привлекая венчурное финансирование, все перспективные стартапы, включая с R&D на территории России, очень быстро становятся американскими по структуре собственности.
Весь российский интернет в последние 15 лет был занят большей частью копированием иностранных продуктов и бизнес-моделей, и родил очень мало своего уникального и нового. В России за последние 20 лет мировые софтверные монополисты также захватили все командные высоты. Многочисленные отечественные системные интеграторы и дистрибьюторы зарабатывают сотни миллионов долларов, продавая нашему государству и компаниям иностранный софт, и платя нечистоплотным чиновникам высокие откаты. Объем закупок иностранных программных продуктов государственными органами и компаниями в России превышает $2 млрд в год.
Поскольку чиновники и лица, принимающие решения в крупных закупщиках, хорошо и заранее подкормлены местными партнерами лидирующих иностранных софтверных вендоров, то при возникновении конкурентного российского вендора, который всегда существенно меньше по размеру и обороту, чем мировой монополист, его отсекают от конкурса еще на этапе составления технических требований, на основе якобы недостаточного функционала отечественного продукта.
Таким образом, до ценовой конкуренции в конкурсе по ФЗ-94 дело не доходит, и закупается существенно более дорогой иностранный продукт с брендом, ведь откаты на нем существенно выше, и к имени мирового лидера и к широкому функционалу продукта претензий нет. Так убивается отечественный производитель, путем отстранения его от финансовых потоков госзакупок, путем недопущения к конкурсам. При этом избыточный продуктовый функционал мирового монополиста по существенно более высокой цене часто реально не нужен заказчику (как известно 80% потребностей покрывается 20% функционала), а используется только для отсечения потенциальных конкурентов с более низкой ценой, для получения более высоких откатов заинтересованными коррумпированными покупателями.
Отечественные софтверные продуктовые компании, с оборотом как правило менее $100 млн (отечественных разработчиков с большим оборотом можно посчитать по пальцам одной руки), просто не могут конкурировать по широте продуктового функционала с мировыми монополистами с оборотом более $30 ммлрд каждый. Не получая даже возможности участвовать в тендерах, отечественные софтверные производители не получают денег, и не имеют шансов догнать мировых монополистов по функционалу, даже на рынке собственной страны.
20 лет назад многие отечественные софтверные компании стали экспортерами, не от хорошей жизни, а только потому, что другого спроса (внутри страны) на наши продукты и услуги не было. Но 5 лет назад ценовое преимущество российских программистов было утеряно. Сегодня ЗП разработчиков продолжают стремительно расти, давно обогнали ЗП индусов и китайцев, и сегодня находятся на уровне оплаты европейских программистов. Число квалифицированных разработчиков уменьшается в связи с ухудшением демографической ситуации в стране и падением престижа технических профессий. Молодежь видит для себя теплые места сотрудников крупных и госкомпний, а не отечественных технологических инноваторов.
Сегодня новые отечественные фирмы-разработчики просто не имеют шансов быстро и успешно экспортировать свои продукты и услуги, для этого у них нет ни денег, ни опыта международных продаж и маркетинга. Практически все инвестфонды, которые предлагают отечественным стартапам smart-money и опыт – это деньги иностранных инвесторов, которые просто скупают российские таланты на корню, т.е. по самой низкой цене.
К тому моменту как отечественный разработчик потратил $10 млн и 3 года на создание нового продукта, мировой монополист уже потратил на аналогичный продукт-конкурент более $100 млн, или купил за пару сотен миллионов долларов американский стартап, который делал такую передовую технологию.
В результате есть всего несколько отечественных софтверных продуктовых компаний, которые добились содержательного успеха в экспорте на внешние рынки, потому что эти компании всегда работали в нишах, где Microsoft не работал, и все были созданы 20 лет назад с использованием ценового и технологического преимущества отечественных программистов, которое сегодня исчезло. Новые сильные технологические софтверные компании в России в последние 10 лет практически не возникали. Всего несколько отечественных продуктовых компаний, которые добились содержательного успеха в доле внутреннего рынка, возникли более 12 лет назад, когда Google не был монополистом, точнее Google тогда еще вообще не существовал как компания.
Без вмешательства регулятора, государства, мировой монополизм (в России, в госсекторе) победить чисто рыночными методами невозможно, и российские софтверные компании, несмотря на хорошую систему образования, институты развития, налоговые льготы, гранты от фондов, и др. будут обречены быть на дальней периферии технологических рынков и продуктов, даже в госсекторе, даже в своей собственной стране.
Институты развития, венчурные инвесторы, система грантов и фондов необходима, но не достаточна, потому что эти важные инструменты не создают спрос на инновационный программный продукт внутри страны.
Только государство может создать спрос на конкурентные отечественные программные продукты.
И гостраты внутри страны как известно являются самым главный драйвером роста экономики России.
Предложения по борьбе с монополизмом в госсекторе в РФ
1. Разработать точный механизм реального (а не на бумаге) участия в госзакупках конкурентных отечественных софтверных компаний. Например, потребовать, чтобы в любом госконкурсе на закупку софта участвовал как минимум 1 отечественный производитель, при условии, что в данной продуктовой нише конкурентные отечественные производители есть (центры софтверной экспертизы в России есть далеко не во всех продуктовых нишах, и делать отечественный аналог ОС Windows или Word просто не имеет смысла). Министерство или другой госорган м.б. держателем реестра конкурентных отечественных производителей и их продуктовых ниш, по аналогии с аккредитацией производителей ПО для получения налоговых льгот.
2. Разработать точный механизм принуждения к обязательному экспорту для отечественных софтверных компаний с оборотом более $ХХХ млн и долей рынка в своей продуктовой нише в России более ХХ% и долей госклиентов в обороте компании более ХХ%, которые ранее получали поддержку при госзакупках.
3. Отечественным софтверным ассоциациям активно поддержать своими конкретными действиями решение Владимира Путина от 17.02.2012 (протокол ВП-П10-4пр, пункт 4) обязать все органы госвласти вести публичную статистику доли закупок отечественного и иностранного софта, и помочь ответственным министерствам (Минэкономразвития, Минкомсвязи и Минфин) активно работать над его быстрым и практичным введением в действие уже в 2012 г.
Источник: CNews

Александр Якунин о состоянии и перспективах отечественной электронной промышленности


Доля гражданской продукции в общем объеме составила 23,8%. Продукция предприятий РЭП экспортируется в 52 страны мира, причем на Сирию приходится 47,8%. Почти треть предприятий отрасли сейчас убыточны, а средняя зарплата в отрасли равна 27 т.р. Средний возраст работников составляет 48 лет.
В ходе XI отраслевой научно-практической конференции «Состояние и перспективы развития отечественной микроэлектроники», которая открылась 27 сентября  в г. Новосибирске и была посвящена рассмотрению актуальных вопросов анализа состояния и перспектив развития технологий микроэлектроники и их применения для реализации конкурентоспособных инновационных социально-значимых проектов с целью расширения рынков сбыта радиоэлектронной продукции на внутреннем и мировом рынках, директор Департамента радиоэлектронной промышленности Минпромторга России Александр Якунин рассказал о состоянии отрасли по итогам социально-экономического развития радиоэлектронной промышленности России за I полугодие 2012 года.
По его словам, общий объем товарной радиоэлектронной продукции составил 123,4% в сопоставимых ценах от уровня аналогичного периода 2011 года. Объем произведенной промышленной продукции составил 113% от уровня прошлого года в сопоставимых ценах, а производство научно-технической продукции увеличилось на 31,4% по сравнению с предыдущим годом. Объем НИОКР за этот же период вырос на 42,9%.
В настоящее время прибыльными являются 67,6% промышленных предприятий и 71,3% научных организаций. Объем полученной ими прибыли вырос на 26,7% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Убыточными являются 32,4% промышленных предприятий и 28,7% научных организаций.
Объем производства промышленной продукции за рассматриваемый период вырос на предприятиях всех интегрированных структур, за исключением ОАО «Концерн «Созвездие». Максимальный рост был достигнут на предприятиях ОАО «Концерн радиостроения «Вега» — почти в 1,5 раза.
Объем производства научно-технической продукции вырос на предприятиях всех без исключения интегрированных корпоративных структур, максимальный рост был достигнут на предприятиях подведомственных ГК «Ростехнологии» — более чем в 1,6 раза.
Среднегодовая численность работников РЭП в 1 полугодии 2012 года составила 256,8 тыс. человек и сократилась на 0,5% по сравнению с аналогичным периодом 2011 года в том числе в промышленности 172,4 тыс. человек (сокращение на 1%), в науке – 84,4 тыс. человек (рост на 0,5%), причем рост численности происходит впервые с 1991 года
Возросла ежемесячная выработка товарной продукции на 1 работника: в промышленности она составила 63,8 тыс. руб., а в науке – 120,3 тыс. руб.
Средняя заработная плата работников РЭП составила 27054 рубля и выросла на 19,6% по сравнению с первым полугодием 2011 года, в том числе в промышленности – 22671 руб. (рост на 17,9%). В научной сфере средняя заработная плата составила 36021 руб. (рост на 21,4%).
В 2012 г. свыше 180 предприятий отрасли осуществляли внешнеторговое сотрудничество более чем с 70 странами мира. Продукция предприятий радиоэлектронной промышленности экспортируется в 52 страны мира, импорт осуществлялся из 67 стран.
Основными партнерами в экспорте предприятий радиоэлектронной промышленности в первом полугодии 2012 года стали: Сирия (47,8%), Беларусь (12,6 %), Индия (8,2%) и Алжир (7,8 %), объемы поставок в каждую из этих стран превысили сумму в 19,0 млн долл.
Основными партнерами в импорте предприятий радиоэлектронной промышленности являются 8 стран, суммарная доля которых в общем объеме импорта – 79,0%, в их числе: Германия (16,2%), Беларусь (14,8%), Соединенные Штаты (13,9%), Украина (10,8%), Китай (10,0%), Италия (5,5%), Казахстан (4,0%), Тайвань (Китай) (3,8%).
В 2012 г. предприятия отрасли продолжили выпуск радиоэлектронной продукции для социально-значимых сегментов отечественного рынка. Решаются задачи по созданию аппаратуры беспроводного широкополосного доступа, средств радиочастотной идентификации, оборудования цифрового телевидения. Осуществляется выпуск новой навигационной аппаратуры пользователей системы ГЛОНАСС (ГЛОНАСС-GPS), медицинских приборов, аппаратуры систем управления воздушным движением, оборудования для топливно-энергетического и аграрно-промышленного комплексов, автомобильной промышленности и ЖКХ.
Объем производства гражданской продукции на предприятиях отрасли в I полугодии 2012 года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года вырос на 7,9%. Доля гражданской продукции в общем объеме произведенной продукции составила 23,8%. Существующие рынки гражданской продукции радиоэлектронной промышленности позволили в I полугодии 2012 года увеличить объемы производства медицинской техники по сравнению с аналогичным периодом 2011 года на 21,5% . Более чем на 16,7% вырос объем производства средств радиосвязи, радиовещания и телевидения; торгового оборудования. Объем производства товаров народного потребления за год увеличился на 12%; оборудования для топливно-энергетического комплекса – на 9,1%; на 7,1% увеличилось производство средств вычислительной техники.
Основной акцент в производстве изделий микроэлектроники делается на гражданские области ее применения, в первую очередь, речь идет об использовании отечественных разработок микроэлектроники для производства электронных документов и меток. ОАО «НИИМЭ и Микрон», г. Зеленоград, в настоящее время производит около 25 млн меток для транспорта и других применений.
Еще ряд примеров. ОАО «Ситроникс», г.Москва, начав сотрудничество с крупнейшим шведским интегратором Stralfors Svenska AB, Ljungby, осуществило поставку партии RFID-меток для отслеживания и автоматической маршрутизации почтовых отправлений. Основными преимуществами данной технологии является минимизация влияния человеческого фактора, сокращение времени доставки, а также возможность контроля большого объема почтовых отправлений на каждом этапе их перемещения. Учитывая размеры страны, такой проект весьма эффективен.
В рамках межведомственной программы открылись новые рынки для маркировки со стороны предприятий лесного и сельского хозяйства, фармакологии, а также книжного рынка.
В ОАО «ЦНИИ «Циклон», г.Москва закончилась инсталляция кластера и отладка технологии серийного выпуска микродисплеев на органических светодиодах (OLED), запуск которого намечен на осень 2012 года. Область применения – визуализация изображения в мобильных приборах и компьютерах в любом телевизионном стандарте, в том числе 3D технологиях. Предполагаемый объем выпуска – 24 тыс. штук в год при односменной работе.
Кроме того, в 2012 году ОАО «ЦНИИ «Циклон» представило серию неохлаждаемых тепловизоров и системы технического зрения на их основе, которые по своим характеристикам не уступают зарубежным аналогам или превосходят их.
ОАО «Авангард», г. Санкт-Петербург, являясь ведущим научно-производственном предприятием России в области микросистемотехники, совместно с компанией «Ситроникс» в текущем году доработает свои электронные чипы таким образом, чтобы вся информация об автомобиле хранилась непосредственно в номерном знаке, который будет выступать как некий «паспорт» автомобиля.
ОАО «Росэлектроника», г. Москва, весной 2013 года приступит к строительству завода по производству светодиодов в г.Томске. Общая стоимость проекта достигает 9,1 млрд рублей. «Росэлектроника» планирует создать в России три базовых центра по производству компонентов для светодиодной техники – в Санкт-Петербурге, Москве и Томске. Эти центры будут заниматься выращиванием структур на сапфировой подложке и корпусированием чипов. Продукция будет поставляться на сборочные предприятия, а затем – потребителям в лице дочерних предприятий госкорпорации «Ростехнологии».
Мероприятия по техническому перевооружению предприятий РЭП по ФЦП «Развитие ЭКБ и радиоэлектроники» на 2008-2015 гг. в 2012 г. проводятся на 67 предприятиях, причем на 11 предприятиях они будут завершены. Среди приоритетов сохранены направления по развитию микроэлектроники, СВЧ-электроники, радиационностойкой ЭКБ, созданию дизайн-центров. По ФЦП «Развитие ОПК РФ на 2011–2020 годы» в 2012 г. техперевооружение и реконструкция проводится более чем на 100 предприятиях отрасли.
В целях создания нового высокотехнологичного контрактного производства в отрасли реализуются крупные инвестиционные проекты, построенные на принципах государственно-частного партнерства.
В феврале 2012 года ОАО «Ситроникс» совместно с ОАО «Роснано» запустили в Зеленограде на ОАО «НИИМЭ и Микрон» линию производства микросхем на основе технологии 90 нм. Общий бюджет проекта составляет 16,5 млрд рублей, из них инвестиции «Роснано» – около 6,5 млрд рублей, ОАО «Ситроникс» – также 6,5 млрд рублей. Помимо этого, были привлечены кредитные средства в объеме 3,5 млрд рублей.
Также на базе ОАО «Ситроникс» и ОАО «НИИМЭ и Микрон» разработан инвестиционный проект «Организация производства интегральных микросхем на пластинах диаметром 300 мм с проектными нормами 65–45 нм». Сметная стоимость проекта составляет более 58 млрд рублей.
Еще одним реализуемым в отрасли инвестиционным проектом является проект «Ангстрем-Т» «Создание российского контрактного производства (интеллектуальной фабрики) сверхбольших интегральных схем, включая «системы на кристалле» технологического уровня 0,13–0,11 мкм». Общий объем финансирования составляет 896 млн евро, из них собственные средства «Ангстрем-Т» – 81 млн евро. Кредитные средства – 815 млн евро.
Необходимо отметить, что при реализации инвестиционных проектов по строительству новых микроэлектронных производств имеются проблемы. Во-первых, это масштабные капиталовложения, а во-вторых, слабое развитие рынка сбыта отечественной микроэлектронной продукции. Отсюда – необходимость привлечения зарубежных партнеров, которые будут готовы экспортировать из России значительную часть продукции.
На сегодняшний день радиоэлектронная промышленность насчитывает 556 предприятий и организаций, 314 из которых принадлежат интегрированным корпоративным структурам.
В состав предприятий РЭП входят 24 федеральных государственных унитарных предприятия (ФГУП) и 360 акционерных обществ, из них 255 акционерных обществ с государственным участием и 81 без государственного участия, 24 иных и прочих организаций (ЗАО, ООО и др.), а также 1 учреждение (ФГУ).
К Департаменту радиоэлектронной промышленности относятся следующие интегрированные корпоративные структуры: ОАО «Концерн ПВО «Алмаз-Антей»; ОАО «Концерн радиостроения «Вега»; ОАО «Концерн «Созвездие»;ОАО «Концерн «Автоматика»; ОАО «Системы управления».
Госкорпорация «Ростехнологии» включает в себя более 500 предприятий и организаций, из них 168 организаций относятся к радиоэлектронному комплексу, в том числе 137 предприятий и организаций радиоэлектронной промышленности входят в состав четырёх интегрированных корпоративных структур ГК «Ростехнологии» (ОАО «Российская электроника». ОАО «Концерн «Сириус», ОАО « Концерн «Радиоэлектронные технологии» и ОАО «Концерн «Орион»). Таким образом, доля предприятий радиоэлектронной промышленности в Корпорации сегодня составляет около 30%.
Меры государственной поддержки предприятий, создающих продукцию микроэлектроники
Экономический анализ развития ведущих стран мира показывает, что в их успехах велика доля радиоэлектронных технологий, составляющих основу современных технологических укладов. В ведущих мировых странах государственная поддержка развития электроники рассматривается как самый эффективный способ повышения конкурентоспособности национальной экономики и вхождение в мировой рынок. Среди таких мер следует отметить не только участие государства в финансировании строительства современных производств, но и формирование плановой политики развития, введение льготных ставок налога, отмены платы за землю, введение практики ускоренной амортизации оборудования, предоставление льготных кредитов, безвозмездных субсидий, создание свободных экономических зон и технопарков.
Для преодоления имеющегося технологического отставания в нашей стране реализуется комплекс мер, основанный на документах, определяющих развитие микроэлектроники на ближайшую перспективу. К ним относятся: «Стратегия развития электронной промышленности России на период до 2025 года», ряд федеральных целевых программ и научно-технические программы Союзного государства.
Со времени принятия этих документов, несмотря на ограниченное финансирование в стране, происходит ускоренное освоение микроэлектронных технологий нового поколения, создается современная инфраструктура высокотехнологичной микроэлектронной промышленности. Модернизирован ряд микроэлектронных производств. Начата реализация сети дизайн-центров проектирования проблемно-ориентированных сложнофункциональных БИС типа «система на кристалле» на базе ведущих системных предприятий-разработчиков РЭА, создан Межотраслевой центр проектирования, каталогизации и изготовления фотошаблонов, создаются базовые промышленные технологии микроэлектроники уровней 90 нм и ниже, и в соответствии с ФЦП «Развитие ОПК» начиная с 2011 года началась поэтапная реализация широкомасштабной программы приборных НИОКР по разработке цифровых и аналоговых микросхем, приборов полупроводниковой электроники, силовой электроники, опто- и фото электроники, ВЧ и СВЧ монолитных интегральных микросхем, пассивных электронных компонентов, модулей и других классов ЭКБ.
Тем не менее, дальнейшее развитие микроэлектроники сдерживается наличием ряда нерешенных проблем:
— большинство отечественных предприятий микроэлектроники используют устаревшее технологическое оборудование, обеспечивающее технологический уровень 0,6–2,5 мкм, и не имеют средств на модернизацию своих производств (только ОАО «НИИМЭ и Микрон» удалось осуществить реализацию проектов по освоению технологий уровня 180–90 нм). Для достижения более высоких технологических уровней 65–45 нм и менее необходимо более эффективное использование уже выделенных и поиск дополнительных средств на модернизацию и техническое техперевооружение микроэлектронных предприятий, более широкое использование для этих целей принципов государственно-частного партнерства и привлечение инвестиций, в том числе зарубежных, а также кооперацию с зарубежными партнерами;
— строительство или модернизация кремниевых фабрик обходится слишком дорого и становится экономически обоснованным только при наличии соответствующего рынка;
— сегодня практически все технологическое оборудование и электронные материалы приходится импортировать. Необходимо постепенное восстановление в стране инфраструктуры микроэлектронного производства с размещением производства ключевых позиций в России;
— для повышения эффективности аппаратурно-ориентированного проектирования высокоинтегрированных СБИС типа «система на кристалле», а также модулей и узлов оборудования в виде «система на плате» и «система в корпусе» необходимо повысить координацию вопросов кооперации центров проектирования и разработчиков радиоаппаратуры, обеспечить создание и ведение доступной для широкого пользования статистической базы данных о выполненных разработках ЭКБ, СФ-блоков, встраиваемых электронных модулей, оптимизированных схемно-технических решениях типовых блоков радиоэлектронного оборудования, а также создание центра трансфера (обменного фонда) продуктов интеллектуальной собственности центров проектирования, а именно проектов, программ, СФ-блоков, САПР и др.;
— одна из проблемных причин, которая не позволяет российской микроэлектронике активно развиваться – это нехватка кадров, умеющих работать с современными технологиями;
— безотлагательным представляется более широкое развертывание работ по совершенствованию устаревшей нормативно-технической базы в области разработки, производства и применения ЭКБ и повышения ее качества и надежности, оптимизации программ и методов проведения испытаний, созданию стандартов по новым перспективным направлениям развития ЭКБ, прямого применения международных стандартов, ведение разрешительных перечней электрорадиоизделий, включая регламентацию применения ЭКБ импортного производства, зарубежных библиотек и технологической базы, создания и ведения страховых запасов, ведения рекламационной работы, методологии ценообразования на ЭКБ и т.п.
— одной из важных проблем является определение минимально необходимой и функционально-параметрически достаточной номенклатуры ЭКБ, в том числе изделий микроэлектроники. Практически не проводится работа по ее оптимизации и унификации, следствием чего является многотысячная номенклатура ЭКБ, зачастую с близкими характеристиками и с небольшой потребностью.
Кадровая проблема
Одной из острейших и наиболее актуальных проблем является сохранение и обновление кадрового потенциала отрасли. Средний возраст работников составляет 48 лет, в то время как оптимальным является возраст 35-38 лет. В общей численности кадрового потенциала работники моложе 30 лет составляют 17,8%, в возрасте от 30 до 40 лет – 14,3%, от 40 до 50 лет – 17,5%, от 50 до 60 лет – 31,5%, старше 60 лет – 18,9% работников РЭП. В радиоэлектронной промышленности трудятся 2865 кандидатов наук и 594 доктора наук, при этом 52% кандидатов наук и 68% докторов наук старше 60 лет.
Среди специалистов работники моложе 30 лет составляют 27%, от 30 до 50 лет – 28%, от 50 до 60 лет – 26%, старше 60 лет – 19%. Среди научных работников преобладают сотрудники старше 50 лет, которые составляют 52%, в том числе 28% составляют научные работники старше 60 лет. Среди рабочих основная масса работников имеет возраст от 40 до 60 лет – 54%, в том числе в возрасте от 40 до 50 лет – 20%, от 50 до 60 лет – 34%. Рабочие старше 60 лет, а также моложе 30 лет составляют по 16%.
Сложившаяся в настоящее время структура кадрового потенциала отрасли свидетельствует о серьезных проблемах в этой области, т.к. внедрение новых технологий и инноваций, безусловно, требуют «омолаживания» кадрового состава, прежде всего – путем набора выпускников высших и средних специальных учебных заведений. Для решения указанной проблемы необходимо:
— повышение привлекательности работы в радиоэлектронной промышленности за счет дальнейшего роста заработной платы;
— дальнейшее совершенствование системы повышения квалификации и переподготовки кадров;
— воссоздание системы профессионально-технического обучения на базе ведущих предприятий.
Курс – на отечественную продукцию
Во исполнение поручения о проработке и представлении в Правительство Российской Федерации предложений по использованию, начиная с 2012 года, микроэлектронной продукции российского производства в общегражданском и заграничных паспортах гражданина Российской Федерации, миграционной карте и универсальной карте Минкомсвязью России поддерживается инициатива Минпромторга России и ГК «Роснанотех» в части законодательного закрепления использования микроэлектронной продукции отечественного производства идентификационных документов гражданина России, в которых применяется электронный носитель информации, а также одновременно, законодательного закрепления использования электронного носителя информации в виде на жительство лица без гражданства и проездном документе беженца.
Минсельхоз России отмечает, что для идентификации племенных животных необходимо применять мечение – обозначение индивидуального номера племенного животного различными способами, в том числе с применением радиочастотной метки (чипирования) с последующей беспроводной записью и чтением информации с микрочипов. При использовании данного метода идентификации осуществляется стопроцентный учет поголовья, а также появляется возможность следить за здоровьем стада.
Согласно результатам проведенных межведомственных испытаний было установлено, что использованные в испытанной партии ПВД НП отечественные микросхемы предприятий-разработчиков ОАО «Ангстрем-М», ОАО «НИИМЭ и Микрон» по большинству основных параметров соответствуют предъявленным требованиям и могут быть допущены к опытной эксплуатации.
По вопросу о мерах государственного регулирования российского рынка продукции микроэлектроники Минобрнауки России, в частности, после проработки с ведущими отраслевыми организациями выработало следующие предложения:
— необходима организация государственного рынка микроэлектронной продукции в Российской Федерации;
— введение на государственном уровне ограничений и/или запрета на использование иностранной электронной компонентной базы при возможности разработки и изготовления отечественных аналогов, в том числе, для систем специального назначения;
— также целесообразно предусмотреть комплекс налоговых льгот при реализации крупных проектов по созданию российского микроэлектронного производства, включая освобождение от арендных платежей за землю при условии размещения на ней микроэлектронного производства, освобождение от НДС, налога на прибыль на 3–5-летний период развития микроэлектронного производства, а также введение на этот период льготных тарифов на коммунальные услуги;
— в части оптимизации банковского кредитования целесообразно предусмотреть ряд мер, в том числе по обеспечению низких кредитных ставок на развитие микроэлектронного производства, а также возможности субсидирования части уплаченных процентов по кредитам.
«Только уверенная прагматичная техническая политика позволит преодолеть все трудности и добиться значительных результатов в создании изделий микроэлектроники, электронной компонентной базы и радиоэлектроники», – подытоживает Александр Якунин.

Краткая справка                                                                                    


Якунин Александр Сергеевич, директор Департамента радиоэлектронной промышленности Минпромтогра РФ
Родился 17 июня 1972 г. в г. Москве.
Образование:
Окончил в 1997 г. Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова, физический факультет.
Окончил в 2006 г. Российскую Академию Государственной службы при Президенте Российской Федерации.
Опыт работы:
2000-2002 – начальник отдела ОАО «Российская электроника».
2002-2005 – заместитель генерального директора ОАО «Мосэлектронпроект».
2005-2008 – генеральный директор ОАО «Оптрон».
2008-2010 – начальник управления радиоэлектронного комплекса Государственной корпорации «Ростехнологии».
В январе 2011 года назначен на должность директора Департамента радиоэлектронной промышленности Минпромторга России.

"Ситроникс" вышел на прямую


Компания "Ситроникс Микроэлектроника" совместно с "Роснано" 17 февраля в Зеленограде откроет завод по серийному производству чипов с топологическим размером 90 нм.
Об этом ComNews в пятницу cообщила пресс-служба ОАО "Ситроникс" (контролирует "Ситроникс Микроэлектроника", принадлежит АФК "Система"), но на запрос относительно производственной мощности завода и особенностей его конфигурации не предоставила дополнительных комментариев.
Как ранее сообщал ComNews, в 2012 г. "Ситроникс-Нано" - совместная проектная компания "Ситроникса" и госкорпорации "Роснано" - собирался открыть завод по производству чипов размером 90 нм. Проект оценивался в 16,5 млрд руб.
"В 2009 г. мы освоили производство чипов с топологическим размером в 180 нм, на днях планируем запустить новую линейку по изготовлению чипов размером 90 нм, - рассказал на прошлой неделе в ходе встречи с журналистами руководитель ОАО "Ситроникс Микроэлектроника" (ранее - ОАО "Научно-исследовательский институт молекулярной электроники и завод "Микрон") Геннадий Красников. - Мы также разрабатываем технологию "кремний на изоляторе" уровня 240 нм, предназначенную для изготовления чипов повышенной надежности, и технологию "германий-кремний" уровня 180 нм для производства чипов, работающих на сверхвысоких частотах".
По словам Геннадия Красникова, "Ситроникс Микроэлектроника" не случайно развивает технологию 90 нм – она пользуется наибольшим спросом на рынке. Технология 90 нм позволит удвоить производственную мощность в натуральном выражении - с 18 тыс. до 36 тыс. пластин в год (в процессе производства чипы располагаются рядом друг с другом на круглой монокристальной кремниевой пластине). Инвестором со стороны государства выступило "Роснано", а технологию передала французская компания STMicroelectronics, у которой уже есть опыт внедрения в России технологии 180 нм. Срок окупаемости проекта составляет около 8-10 лет в зависимости от ситуации на рынке (см. новость ComNews от 21 декабря 2010 г.).
Недавно компания нашла применение чипам, которые будут изготовляться на новом заводе в Зеленограде. "Ситроникс Микроэлектроника" разработала чип для SIM-карт, в который будет встроена электронно-цифровая подпись (ЭЦП), являющаяся одним из элементов государственной программы межведомственного электронного взаимодействия (СМЭВ, см. новость ComNews от 27 января 2012 г.).
Производство нового чипа для SIM-карты, по мнению Геннадия Красникова, будет стоить столько же, сколько и чип, выполненный по технологии 180 нм. Первое серийное производство компания планирует в апреле-мае 2012 г.
Идею интегрировать госуслуги в SIM-карты впервые озвучил "Ростелеком". Как ранее сообщал ComNews, "Ростелеком" в 2011 г. планировал интегрировать ЭЦП на SIM-картах мобильных операторов. Компания начала работу по реализации авторизированного доступа к порталу госуслуг с сотовым оператором "Мобильные ТелеСистемы" (МТС). Кроме того, "Ростелеком" собирался реализовать этот проект в сотрудничестве с принадлежащими ему сотовыми компаниями, абонентская база которых насчитывает более 12 млн человек (см. новость на ComNews от 26 мая 2011 г. ).
www.comnews.ru/node/61933/13.02.2012


Ангстрем привлек 1,6 млрд руб. под контракт с Минобороны


«Ангстрем» заложил Ханты-Мансийскому банку здание и землю в Зеленограде. Банк, в свою очередь, предоставил Минобороны гарантии на 1,6 млрд руб за выполнение «Ангстремом» контрактных обязательств по созданию систем связи.
Зеленоградский микроэлектронный производитель «Ангстрем» сообщил об одобрении внеочередным собранием акционеров нескольких крупных сделок с Ханты-Мансийским банком (ХМБ). Речь идет о получении «Ангстремом» двух кредитных линий на общую сумму 1,6 млрд руб. Одновременно ХМБ на аналогичную сумму предоставил перед Минобороны банковские гарантии по выполнению «Ангстремом» своих контрактных обязательств.
Речь идет о контракте на создание ретрансляторов связи объединенной автоматизированной цифровой системы связи (ОАЦСС) вооруженных сил на летно-испытательных объектах. Требование банковской гарантии является стандартным для госконтрактов, пояснил представитель «Ангстрема» Алексей Дианов.
Что касается кредитных линий, то одна из них – на сумму 1,3 млрд руб. – предоставлена сроком на два года под 13% годовых. Ее целью является финансирование проектов по производству электронной техники. Дианов уточнил, что речь идет о плановой модернизации производства, которая требуется как для контракта с Минобороны, так и для других проектов. Вторая – на 300 млн руб. - выдана на 1 год под 11,5% годовых для предоставления обеспечения по участию в тендерах.
И по кредиту, и по договору поручительства «Ангстрем» предоставил ХМБ залог в виде собственного здания в Зеленограде площадью 73 тыс. кв. м. Частью залога является также право долгосрочной аренды земельного участка площадью 117 тыс. кв. м., на котором расположено данное здание (договор аренды на 49 лет был заключен в 1994 г).
Стоит отметить, что не все акционеры «Ангстрема» поддержали данные сделки. Согласно протоколу собрания акционеров, за утверждение обоих контрактов с ХМБ проголосовало 66% от присутствующих акционеров (50% от общего числа), против – 33% (25%). Пакетом в 25% акций владеет входящий в госкорпорацию «Ростехнологии» концерн «Российская электроника». Ранее – на заседании совета директоров - двое представителей «Ростехнологий» как раз выступили против вынесения данного вопроса на рассмотрение собрания акционеров.
Против были также представители ВЭБ (крупнейший кредитор «Ангстрема») и «Ситроникса» (владеет 10% акций). Однако голосами 5 директоров – представителей топ-менеджмента «Ангстрема» и консалтинговой компании Sloane Square Capital Partners – вопрос был вынесен на собрание акционеров. Эти директора номинированы компаниями «Ангстрем-Инвест» и «КонтрактФинансГрупп», владеющими вместе 50% акций «Ангстрема» и фактически контролирующими предприятие. Интерес в этих компаниях есть у экс-министра связи Леонида Реймана, представляющего «Ангстрем» на встречах с официальными лицами.
Источник: CNews

"Ангстрем" выбрал строителей


Российский производитель микроэлектроники "Ангстрем-Т" выбрал генерального подрядчика для строительства фабрики по выпуску микрочипов 130-110 нм. Им стала компания "Рамос". Строительство начнется в мае 2012 г.
Об этом репортеру ComNews рассказал начальник управления по корпоративным коммуникациям группы компаний "Ангстрем" Алексей Дианов. По его словам, в тендере на выбор подрядчика строительства основных сооружений по проекту "Ангстрем-Т" участвовали четыре российские компании. "В рамках генподряда "Рамос" осуществит строительно-монтажные и пусконаладочные работы по реконструкции основного производственного помещения, построит дополнительные технические помещения и различные объекты инфраструктуры, а также энергокорпус для размещения электростанции мощностью до 40 кВт", - пояснил Алексей Дианов.
На сайте ООО "Рамос" указано, что компания занимается строительством объектов промышленного и гражданского комплекса, владеет лабораторией для испытаний. В составе компании также 10 самостоятельных управлений и восемь производственных подразделений.
Тендер на строительство чистых комнат (помещений, в которых концентрация взвешенных в воздухе частиц и число микроорганизмов поддерживаются в определенных пределах, необходимых для изготовления микрочипов), по словам Алексея Дианова, будет объявлен после того, как завершится возведение производственного помещения. Определять подрядчика "Ангстрем-Т" будет, основываясь на рекомендациях специалистов - производителей оборудования для полупроводниковых производств. "Скорее всего, это будет иностранная компания, так как в России нет нужных специалистов", - уточнил Алексей Дианов.
Оборудование американского производителя электроники Advanced Micro Devices (AMD), которое "Ангстрем-Т" планировал использовать на фабрике по производству микрочипов 130-110 нм, предприятие приобрело в 2008 г. за 292 млн евро. Сейчас оно хранится на складах в Нидерландах.
Директор по маркетингу "Ситроникс Микроэлектроника" Карина Абагян в беседе с репортером ComNews отметила, что применение технологии определяется не только минимальным размером элементов микросхемы (180, 130, 90 нм), но и типом технологического процесса. "AMD, у которой "Ангстрем" приобрел технологию, специализируется только на разработке и продаже микроэлектроники и не имеет производственных мощностей. Технология такого типа имеет узкое применение в силу своей энергоемкости - это в основном микропроцессоры для ПК. К сожалению, рынок микропроцессоров давно ушел от норм 130 нм. Современные микропроцессоры делаются на уровне 45-22 нм, - рассуждает Карина Абагян. - Чтобы получить применимую на рынке продукцию, "Ангстрему" придется заложить значительные инвестиции и время в лицензирование и разработку технологий, а также в закупку дополнительного оборудования".
По словам Алексея Дианова, микрочипы 130-110 нм будут применяться в классе продуктов "система на кристалле" (System-on-a-Chip): в процессорах, смарт-картах, в стационарной и мобильной связи. "Консалтинговая компания Gartner, которой мы заказывали исследование, изучала потенциальный рынок и дала положительное заключение", - добавил он.
Как ранее сообщал ComNews, "Ангстрем-Т" планировал запустить фабрику на оборудовании AMD еще в конце 2008 г. Под этот проект для российской компании Внешэкономбанк открыл кредитную линию на 815 млн евро. Ни в 2008-м, ни в 2009-м фабрика не заработала, а обслуживать кредит "Ангстрем-Т" не смог, и в 2010 г. ВЭБ пригрозил забрать в собственность залог - 100% "Ангстрем-Т" с оборудованием AMD и лицензиями. Однако летом 2011 г. Леонид Рейман, бывший министр связи (1999-2008) и советник президента (2008-2010), объявил себя совладельцем одной из структур группы "Ангстрем". В октябре 2011 г. ВЭБ разморозил кредитную линию, а "Ангстрем-Т" возобновил строительство фабрики (см. новость на ComNews от 2 февраля 2012 г.).
http://www.comnews.ru/ 04.04.2012

ВЭБ одобрил финансирование строительства завода светодиодов в Томске


Наблюдательный совет Внешэкономбанка (ВЭБ) одобрил финансирование проекта создания крупносерийного производства светодиодов и светодиодных осветительных устройств в Томской особой экономической зоне (ОЭЗ), который планирует построить ОАО "Российская электроника" ("Росэлектроника") за 9,1 миллиарда рублей, говорится в сообщении АО во вторник.
Ранее сообщалось, что "Росэлектроника" перенесла с 2012 год на 2013 год строительство завода светодиодных светильников полного цикла в Томске из-за нерешенного вопроса с финансированием проекта. В марте 2011 года глава "Росэлектроники" Андрей Зверев сообщал, что в мае 2011 года компания планировала начать строительство завода стоимостью 6,5 миллиарда рублей, при этом предприятие должно было начать работу в 2013 году.
В конце ноября 2011 года "Росэлектроника" и ВЭБ подписали в Иркутске соглашение о намерениях по инвестиционному сопровождению строительства завода в Томске. Планируемый объем производства составит 35-40 миллиардов рублей в год, что позволит занять долю российского рынка светодиодов в 30%.
Для разработки, проектирования, производства и испытаний новых материалов, технологий и конструкций светодиодов и светотехнической продукции на их базе в октябре 2010 года было создано ООО "Базовый центр светодиодных технологий - Томск" (ООО "БЦСТ - Томск") - R&D-подразделение ЗАО "Новые технологии света" (входит в "Росэлектронику"). Компания стала резидентом томской ОЭЗ.
"Начало производства светодиодов и светильников на их основе предполагается с третьего квартала третьего года проекта, а выход на полную мощность завода - объем произведенных светодиодов свыше 600 миллионов штук в год (более 5 миллионов светильников) - на 4,5 года реализации проекта", - цитирует пресс-служба "Росэлектроники" гендиректора ЗАО "Новые технологии света" Федора Бояркова.
Отмечается, что в рамках проекта предусмотрено строительство лабораторно-производственных корпусов, общей площадью 22,5 тысячи квадратных метров. Общая стоимость проекта составляет 9,1 миллиарда рублей, из них 7 миллиардов рублей - кредит Внешэкономбанка.
Холдинговая компания "Российская электроника" (входит в госкорпорацию "Ростехнологии") образована в начале 2009 года на базе государственного холдинга "Российская электроника". В настоящее время ОАО "Российская электроника" в качестве холдинговой и управляющей компании консолидирует потенциал около 80 предприятий электронной отрасли. Предприятия специализируются в разработке и производстве изделий электронной техники, электронных материалов и оборудования для их изготовления, а также СВЧ-техники, полупроводниковых приборов и материалов.
http://rosrep.ru/news/03.04.2012

 


"Ангстрем" может в этом году привезти в Россию оборудование, купленное у AMD четыре года назад


Как стало известно РБК daily оборудование для производства чипов на 130 и 110 нанометров, которое в 2008 году компания "Ангстрем" купила у AMD за 356 млн долл., наконец-то может попасть в Россию. Возврат давно приобретенной собственности может произойти в конце 2012 года, однако многое зависит от стабильности финансирования ВЭБом строительства завода в Зеленограде. Эксперты отмечают, что без специальных помещений техника может очень быстро испортиться.
О том, что компания "Ангстрем-Т" рассчитывает перевезти купленное в 2008 году оборудование в Россию в конце этого - начале следующего года, рассказали РБК daily несколько источников, знакомых с деятельностью компании, а также подтвердили собеседники среди ее акционеров. "Если не будет проблем с финансированием со стороны ВЭБа, то строительство помещений для хранения техники будет готово к концу этого года. Именно после завершения строительства начнется следующий этап - транспортировка оборудования на новое место использования и его монтаж", - отмечают собеседники издания. В пресс-службе компании "Ангстрем" ограничились заявлением о том, что "завоз оборудования в Россию будет вестись в соответствии с графиком запуска производства".
Оборудование компании AMD по производству чипов по технологии 130 нанометров было куплено "Ангстремом" в середине 2008 года. Тогда отечественная компания заплатила 356 млн долл. за приобретение производственной линии и лицензии на производство. "На момент, когда закупалась эта производственная линия, AMD был вторым на рынке производителем микропроцессоров для компьютеров. Насколько сейчас актуально пытаться выйти на этот рынок, сказать сложно. Доминирует на нем Intel, а нормы ушли со 130 на 32 нанометров. Это производительная, но очень энергоемкая по нынешним меркам технология. Также на технологических размерах 130 нанометров можно делать радиочастотные метки (RFID), которые применяются в логистике и транспорте, и смарт-чипы (в том числе для банковских карт и SIM-карт), однако в этом случае придется привлечь очень значительные дополнительные инвестиции в приобретение технологий, оборудования и в дизайн", - говорит директор по маркетингу "Ситроникс Микроэлектроника" Карина Абагян. "При помощи технологии 130 нанометров можно получить стандартные чипы стандарта Systemonchip. Подобные микросхемы используются в процессорах, ГЛОНАСС-оборудовании, графических картах, а также картах памяти и телеком-оборудовании", - говорят в компании "Ангстрем"
Общий объем кредита, который ВЭБ одобрил для "Ангстрема", составил 1 млрд долл., однако в 2009 году банк заморозил средства на счетах компании из-за кризиса. Осенью 2011 года наблюдательный совет ВЭБа одобрил продолжение выплат в рамках кредитной линии "Ангстрем-Т", весной 2012 года компания выбрала подрядчика по восстановлению здания завода, им стала компания "Рамос". В общей сложности оборудование, купленное у AMD, хранилось на складах в Нидерландах четыре года.
http://www.comnews.ru/node/63488/20.04.2012

 



Консультации

Отдел перспективного маркетинга:
Тел.                       + 375 17 398 1054
Email: markov@bms.by
ICQ: 623636020
Бюро рекламы научно-технического отдела
Тел.                       + 375 17 212 3230
Факс:                     + 375 17 398 2181


Home Map

Back

Contact

Engl Russ

© Reseach & Design Center 2014