ОАО ИНТЕГРАЛ


Российская микроэлектроника

Андрей Зверев о приключениях радиоэлектроники


Андрей Зверев, генеральный директор «Росэлектроника», в РБК Daily прокомментировал грядущий закон «О федеральной контрактной системе» (ФКС).
1 января 2014 года вступит в силу закон «О федеральной контрактной системе» (ФКС). А в соответствии с недавним распоряжением президента у правительства осталось всего полтора месяца на разработку всех необходимых подзаконных актов. Наиболее обсуждаемым новше­ством этого закона является увеличение квоты малого бизнеса в госзакупках до 15%. В денежном эквиваленте это составит около 900 млрд руб.
Реализация закона о ФКС как минимум дает надежду на то, что российский ОПК выйдет на новый, гораздо более современный уровень. Расчет мне видится достаточно мудрым и точным. Суть не в модных разговорах о развитии малого предпринимательства (которые в стране ведутся давно и, очевидно, безрезультатно). Суть в конкурентоспособности оборонно-промышленного комплекса России, добиться которой без привлечения малых предприятий невозможно. Малое предпринимательство — это несомненный источник инноваций, канал трансферта знаний и технологий в промышленный комплекс. А такой отрасли, как оборонная промышленность, обходиться без высокотехнологичных разработок в современных условиях и опасно, и вообще-то бессмысленно. Суть современной оборонки как раз и заключается в высокой точности, технологичности вооружения, а никак не в его массовости...
Увеличение квоты участия малых предприятий в гособоронзаказе до 15% — это и есть те инвестиции, которые необходимы для появления производственных мощностей в малом и среднем сегменте. Инновационные предприятия могут заниматься не только научными и технологическими разработками, но и оказывать крупным промышленным группам услуги по дистрибуции, логистике, встраиваясь таким образом в общий технологический процесс ОПК. Особенно в тех регионах, где уже есть мощные оборонно-промышленные кластеры.
Очевидно, что расширение возможностей для участия малого бизнеса в ОПК — это появление тысяч новых рабочих мест. Причем очевидно, что главный кадровый потенциал инновационного малого предпринимательства — это молодежь. И мы говорим не только об инженерах и программистах, но и о молодых ученых, для которых возможностей в стране, как известно, почти не осталось. Если по оговоренным квотам в реализации гособоронзаказа будут дейст­вительно участвовать малые и средние предприятия — уверен, это создаст дополнительные стимулы и для молодых российских ученых, жаждущих заниматься научными разработками.
Мне видится, что более масштабное привлечение к оборонке малых предприятий — это и расширение возможностей для экономики страны в целом. На примере нашей отрасли могу сказать, что именно потеря оборонных заказов в 1990-е годы отбросила некоторые направления россий­ской радиоэлектроники на десятилетия назад. Именно это привело к потере десятков предприятий и организаций отрасли, а оставшиеся стали терять интерес к обновлению технологического оборудования. В результате отрасль достаточно долго работала на морально, физически, технологически устаревшем оборудовании. Я могу констатировать, что выравнивание ситуации началось опять же с возвращения к полноценным объемам в исполнении гос­оборонзаказа предприятиями отрасли. Что вполне логично: радиоэлектроника — одна из самых быстрорастущих отраслей в мире, а современной оборонной промышленности без радиоэлектроники просто не бывает.
Расширение возможностей для создания малых и средних инновационных предприятий в этом смысле, на мой взгляд, станет дополнительным стимулом к модернизации отрасли. В част­ности, малые предприятия могут взять на себя производство сверхчистых материалов, без которых немыслимо современное производство. Суть производ­ства в том, что на сверхчистых материалах — прежде всего на кремнии — выращиваются так называемые гетероструктуры из арсенида галлия, из которых в дальнейшем производятся чипы и микросхемы, отвечающие современным технологическим требованиям. В России пока таких производств недостаточно. На мой взгляд, как раз потому, что они требуют кропотливого, штучного подхода к самому процессу изготовления. Крупные промышленные структуры не могут себе этого позволить, а малые предприятия — сколько угодно.
Единственный риск, который я вижу, — это привлечение к оборонзаказу недобросовестных продавцов комплектующих вместо создания инновационных малых предприятий. И тут уже бороться могут только сами заказчики, составляя подробные, грамотные технические задания. И, конечно, контроль при приеме результатов исполнения заказа должен быть очень жестким и беспристрастным.
Источник: РБК Daily

«Микрон» представил сверхмалый RFID-чип


Зеленоградский «Микрон» выпустил микрочип радиочастотной идентификации (RFID), отличающийся сверхмалым размером и низким энергопотреблением.
Микрочип работает по высокочастотному стандарту ISO 14443-2.3, площадь чипа – 0,2 мм2.
Уникальные характеристики микрочипа достигнуты благодаря оригинальным структурным и схемотехническим решениям, разработанным специалистами НИИМЭ, R&D-подразделения «Микрона». Созданные инженерами ноу-хау в области оптимизации организации и принципов работы памяти будут использованы и в других продуктах RFID-линейки «Микрона». 
Руководитель группы компаний «Микрон», академик РАН Геннадий Яковлевич Красников, так прокомментировал появление сверхмалого чипа: «Начав с освоения лицензированных технологий, мы планомерно продолжаем работу по развитию собственных технологий современного уровня. Сильная научная школа и многолетний опыт производства микросхем позволяют нам не терять темпов развития и успешно конкурировать на рынке с ведущими мировыми поставщиками».
«Прежде всего, чипы уменьшают с целью снижения их стоимости, – объяснила изданию CNews представитель «Микрона» Карина Абагян. – Поставки на рынок нового чипа позволят нам улучшить экономические показатели. Этот высокочастотный чип будет применяться в транспортных системах, для контроля доступа и в логистике, постепенно заменяя чипы предыдущего поколения. В разработку этой модификации вложено примерно 0,2 млн долларов». По ее словам, цена изделий для конечных заказчиков не изменится.
Ноу-хау зеленоградского производителя, оригинальность устройства состоит в уменьшении размера схемы накачки заряда, необходимой для питания бесконтактного чипа от индуцированных антенной токов. «Такого решения нет ни у одной другой компании», – говорит Абагян. При этом похожие схемы накачки заряда, но большего размера, используются и другими микроэлектронными предприятиями.
Ранее в 2007 г. «Микрон» лицензировал у европейской ST Microelectronics технологию для производства логических чипов со встроенной памятью. «Примерно два года ушло на освоение этой готовой технологии, а затем наши инженеры начали разработку дополнительных опций (физических структур, материалов, схемотехнических решений), которых не было в лицензированном пакете и которые позволили делать новые классы микросхем», – рассказывает Абагян.
Напомним, в 2010 г. в развитие российских RFID-чипов 630 млн руб.вложили Роснано и «Систематика». Производить их предполагалось на российских предприятиях, обладающих 90-нм линией. Единственным таким предприятием как тогда, так и сейчас является «Микрон», но Карине Абагян о разработанном собственном чипе «Роснано» и «Систематики» не известно.
Предприятие «НИИМЭ и Микрон» входит в холдинг РТИ (принадлежит АФК «Системе»). Сейчас в компании работают около 1700 сотрудников. Ее выручка в 2012 г. составила немногим более 9 млрд руб. В R&D-центре предприятия работают около 400 человек, на НИОКР направляется около 15% от выручки.

XII отраслевая научно-техническая конференция радиоэлектронной промышленности.


 19-20 сентября 2013г. в г. Пензе  состоялась XII отраслевая научно-техническая конференция «АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ РАЗВИТИЯ РАДИОЭЛЕКТРОННОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ».
Организатором конференции выступило  ОАО «Научно-производственное предприятие «Рубин».
  С основным докладом на конференции выступил директор Департамента Минпромторга России Александр Сергеевич Якунин.
Он привел показатели, характеризующие текущее состояние отрасли по итогам социально-экономического развития радиоэлектронной промышленности за I полугодие текущего года.
В первом полугодии 2013 года несмотря на некоторую рецессию и стагнацию в промышленности в целом, отметил докладчик, нам удалось сохранить положительную динамику роста.
Общий объем товарной радиоэлектронной продукции составил 105,7% в сопоставимых ценах от уровня аналогичного периода 2012 года, в том числе продукции специального назначения – 110,2%, а гражданской продукции – 90,7%. Доля продукции специального назначения в общем объеме товарной продукции составила 80%.
При этом объем произведенной промышленной продукции составил 117,3% от уровня прошлого года в сопоставимых ценах, а объем производства научно-технической продукции снизился на 13,2% по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года. Это объясняется тем, что снизился объем НИОКР специального назначения, а компенсировать его падение работами гражданского назначения мы не сумели.
Большинство интегрированных структур также имели положительную динамику производства товарной продукции в 1 полугодии 2013 года. Максимальный рост объема производства был достигнут на предприятиях Концерна ПВО «Алмаз-Антей» - на 16%. Что касается производства гражданской продукции, то здесь наблюдается значительное снижение объемов производства. Ни одному из концернов не удалось превысить прошлогодние показатели производства.
Доля товарной продукции, произведенной организациями, входящими в состав интегрированных структур, в общем объеме продукции, произведенной организациями РЭП, в 1 полугодии 2013 года составила 67%.
Среднегодовая численность работников РЭП в 1 полугодии 2013 года составила 260,6 тыс. человек и сократилась лишь на 0,1% по сравнению с аналогичным периодом 2012 года, в том числе численность занятых в промышленности составила 178,6 тыс. человек, в науке – 82 тыс. человек.
Ежемесячная выработка товарной продукции на 1 работника в промышленности составила 78,4 тыс. руб., а в науке – 122,3 тыс. руб., рост производительности труда составил 112,0%.
Средняя заработная плата работников РЭП составила 31,3 тыс. рублей и выросла на 16% по сравнению с первым полугодием 2012 года, в том числе в промышленности – 26,2 тыс. руб. (рост на 15,5%), в научной сфере средняя заработная плата составила 42,4 тыс. руб. (рост на 16,8%).
Однако на ряде предприятий и организаций уровень оплаты труда значительно отличается от среднеотраслевых значений. Так, минимальная заработная плата в некоторых научных организациях составляет около 40% от среднего уровня оплаты труда в научном секторе РЭП, на некоторых промышленных предприятиях – около 50% средней оплаты труда в промышленном секторе. Максимальная оплата труда в научном секторе РЭП в 1,8 раза и в промышленном секторе почти в 2,1 раза выше среднеотраслевых значений.
В 2013 году более 100 предприятий и организаций радиоэлектронной промышленности по прямым договорам участвуют в выполнении заданий государственного оборонного заказа (ГОЗ). Особых нареканий по выполнению Госзаказа нет.
Наряду с выполнением заданий ГОЗ для предприятий радиоэлектронной промышленности не менее важно выполнение экспортных обязательств.
В первом полугодии 2013 года предприятия радиоэлектронной промышленности осуществляли экспортные поставки в соответствии с действующими 728 договорами, из них по 336 договорам поставки выполнены в полном объеме, более 1,6 млрд. долл.
Из 55 стран, в которые в 1-ом полугодии 2013 года предприятия радиоэлектронной промышленности осуществляли экспорт, крупнейшими рынками сбыта стали Венесуэла (86,1% в общем объеме экспорта), Беларусь (3,7%), Египет (3,7%), Индия (1,7%), Иран, Исламская Республика (1,3%) и Китай (1,2%).
Существующие рынки гражданской продукции позволили в 1 полугодии 2013 года увеличить объемы производства средств радиосвязи, радиовещания и телевидения предприятиями радиоэлектронной промышленности по сравнению с аналогичным периодом 2012 года на 29,9%. На 13,7% вырос объем производства торгового оборудования, объем производства изделий электронной техники увеличился на 7,5%.
В основных тенденциях развития рынка гражданской продукции необходимо отметить бурный рост навигационной техники и разнообразных «ГЛОНАСС» - применений. Хороший рост показала полупроводниковая светотехника. Есть подъём на рынке ЖКХ с обновлением приборов учета и контроля - здесь имеются заказы на производство электроники на годы вперед.

Основной акцент в производстве изделий микроэлектроники делается на использовании отечественных разработок для производства электронных документов и меток.ОАО «НИИМЭ и Микрон», г. Москва-Зеленоград в настоящее время производит около 25 млн. меток для транспорта и других применений. ОАО «Ситроникс» начав сотрудничество с крупнейшим шведским интегратором Stralfors Svenska AB, Ljungby, осуществило поставку партии RFID-меток для отслеживания и автоматической маршрутизации почтовых отправлений. В рамках межведомственной программы открылись новые рынки для маркировки со стороны предприятий лесного и сельского хозяйства, фармакологии, а также книжного рынка.
Разрабатываемая в России комплексная система экстренного оповещения населения об угрозе возникновения чрезвычайных ситуациях, которая должна появиться до 1 января 2014 года, дает возможность предприятиям отрасли включиться в эту работу, используя имеющиеся разработки. За весь следующий год в России необходимо будет наладить технические устройства, которые будут оповещать население о чрезвычайных ситуациях.
В качестве примера усиления позиций российских производителей на рынках гражданской продукции необходимо отметить следующие работы, проводимые в отрасли:
ОАО «Концерн радиостроения «ВЕГА» создает лабораторно-производственный комплекс в Томске по выпуску высокоплотной электроники нового поколения, 3D-микросистем.
В ОАО «Авангард», г. Санкт-Петербург создаётся первый в России Центр микросистемотехники. На сегодняшний день закончено строительство особо чистых термостабилизированных производственных помещений, финансирование которого осуществлено из внебюджетных источников.
ОАО Концерн «Созвездие» планирует создание Центра технологической компетенции аддитивных технологий в Воронежской области (ОАО «ЦТКАТ»), которые будут использоваться в различных отраслях: радиотехнической и электронной промышленности, медицине, оборонной промышленности, в архитектуре и других. Кроме того, на базе Центра будет сформирован учебный комплекс по 3D-проектированию.
ОАО «Российская электроника» планирует создать в России три базовых центра по производству компонентов для светодиодной техники – в Санкт-Петербурге, Москве и Томске. Эти центры будут заниматься выращиванием структур на сапфировой подложке и корпусированием чипов. Продукция будет поставляться на сборочные предприятия, а затем – потребителям в лице дочерних предприятий Госкорпорации «Ростехнологии». К концу 2014 года планируется создать в Новосибирске научно-производственный кластер на базе трех действующих предприятий радиоэлектроники.
ОАО «НИИМЭ и Микрон» выпустило микрочип радиочастотной идентификации, отличающийся сверхмалым размером и низким энергопотреблением. Предприятие осуществляет его поставки 400 заказчикам в России и 100 за рубежом. «Завод «Микрон» успешно освоил кремниевую технологию с нормами 180 нм и в начале 2012 года запустил 90-нм производственную линию. Существуют планы создания на базе ОАО «НИИМЭ и Микрон» производства с проектными нормами 65–45 нм.
ОАО «Ангстрем» в 2012 году приступило к осуществлению специальной программы по разработке и производству массовых изделий силовой электроники (MOSFET, IGBT, FRD) для российского и зарубежного рынков. На мировом рынке микроэлектроники сегмент силовых транзисторов с биполярным затвором и сверхбыстровосстанавливающихся диодов составляет 1,6 млрд. долл. в год (по состоянию на 2012 г.) с ожидаемым дальнейшим стабильным ростом на 10% в год.ОАО «Ангстрем» также открыл новое для себя направление - сборку систем связи шестого поколения и контрактную сборку. В планах общества создание российского контрактного производства сверхбольших интегральных схем, включая «системы на кристалле» технологического уровня 0,13–0,11 мкм», а также создание специализированного производства кристаллов.
В ОАО «ЦНИИ «Циклон» закончена инсталляция кластера и отладка технологии серийного выпуска микродисплеев на органических светодиодах (OLED). В 2012 году общество представило серию неохлаждаемых тепловизоров и системы технического зрения на их основе, которые по своим характеристикам не уступают зарубежным аналогам или превосходят их.
ОАО «Авангард», г. Санкт-Петербург совместно с компанией «Ситроникс» в текущем году доработает свои электронные чипы таким образом, чтобы вся информация об автомобиле хранилась непосредственно в номерном знаке, который будет выступать как некий «паспорт» автомобиля.
На приведенных выше примерах отрадно осознавать, что сегмент гражданской продукции в структуре радиоэлектронной промышленности динамично развивается, охватывая все новые и новые сферы деятельности.
В настоящее время основным инструментом дальнейшей интенсификации инновационного пути развития РЭП является Государственная программа Российской Федерации «Развитие электронной и радиоэлектронной промышленности на 2013-2025 годы» (утверждена распоряжением Правительства Российской Федерации от 15 декабря 2012 г.
Предприятия РЭП успешно осуществляют выполнение НИОКР в рамках различных Федеральных целевых программ.
На выполнение мероприятий ФЦП «Развитие электронной компонентной базы и радиоэлектроники» на 2008-2015 годы» в части НИОКР в 2013 году из бюджета было выделено 8,0 млрд. рублей.
Общий объем финансирования НИОКР в 2013 г. составил более 23,3 млрд. рублей, в том числе по ФЦП более 22,3 млрд. рублей и по программам Союзного государства – почти 1 млрд. рублей.
По-прежнему остается актуальным вопрос скорейшего внедрения разработанных образцов техники и электронной компонентной базы. Так прошедшая в марте этого года в ОАО ЦНИИ «Электроника» выставка по результатам выполнения 1 этапа ФЦП (2008-2012 гг.) показала, что не более чем по 30% их представленных разработок к настоящему времени осуществлялись серийные поставки. Это совершенно неприемлемый результат, и при постановке новых НИОКР мы будем обязательно учитывать результаты внедрения предприятиями уже завершившихся работ.
К основным достижениям выполнения ФЦП в 1 полугодии 2013 г. можно отнести разработку базовых технологий создания:
мощных внутрисогласованных СВЧ транзисторов Х-диапазона с выходной импульсной мощностью до 120 Вт на основе гетероструктур AlGaN/GaN/SiC,;
унифицированного многофункционального модуля на основе отечественного многоядерного микропроцессора для создания масштабируемых встраиваемых вычислительных систем;
серии антипараллельных диодов с мягкой характеристикой восстановления и низкими значениями динамических потерь на напряжения 1200-6500 В и токи 50-100 А для изделий интеллектуальной силовой электроники широкого применения,;
унифицированных электронных модулей для управления электродетонатором с электронным замедлением;
малогабаритных унифицированных электронных модулей вторичных источников питания для радиоэлектронных систем и аппаратуры промышленного применения, работающей в жестких условиях эксплуатации.
Наиболее значимые результаты достигнуты в области разработки СВЧ ЭКБ, радиационно-стойкой ЭКБ, и изделий полупроводниковой электроники, где впервые были выполнены разработки изделий ЭКБ с техническими характеристиками, обеспечивающие высокие оперативные и тактико-технические характеристики по скрытности, готовности и живучести объектов ВВСТ.
Актуальным остается вопрос по дальнейшему развитию взаимовыгодного сотрудничества.
Для чего сформированы и находятся в стадии согласования 4 новых программы Союзного государства:. Одна из них – программа «Автоэлектроника» предусматривает разработку и создание нового поколения электронных компонентов для систем управления и безопасности автотранспортных средств специального и двойного назначения». Выполнение программы предусмотрено в 2014 г. – 2017г.
Объем финансирования из бюджета Союзного государства – 3190,9 млн. российских рублей.
В части выполнения работ по модернизации научно-технической и производственно-технологической базы концернов 2012 году можно отметить, например, такие работы, как:
• Строительство новых заводов в Н.Новгороде и Кирове (ОАО «Концерн ПВО «Алмаз-Антей»);
• Создано 8 базовых центров системного проектирования (ОАО «Концерн радиостроения «Вега»);
• Осуществлено техперевооружение и освоение производства инновационной продукции на 12 предприятиях (ОАО «Концерн «Созвездие») и ряд других.
В 2013 году мероприятия по реконструкции и техническому перевооружению предприятий РЭП запланированы в рамках 4 федеральных целевых программ.
Общий объем бюджетного финансирования на эти цели превысит 19 млрд. рублей. Планируется профинансировать 188 объектов капитального строительства, осуществить модернизацию производства и техническое перевооружение 202 предприятий отрасли, в том числе создать 7 дизайн-центров.
Среди них, наиболее интересными можно назвать :
Строительство лабораторно-производственного комплекса по выпуску перспективных многофункциональных электронных модулей в открытом акционерном обществе «Концерн радиостроения «Вега», г. Москва;
Создание лабораторной, технологической и производственной базы для обеспечения разработки, производства и испытаний нового поколения телекоммуникационных систем и комплексов в открытом акционерном обществе «Концерн «Созвездие», г. Воронеж;
Реконструкция и техническое перевооружение базового центра проектирования систем цифровой обработки, твердотельных передающих и приемных систем, приемо-передающих модулей «Концерн ПВО «Алмаз-Антей» г. Москва,;
Работы по реконструкции будут также вестись в «Научно-производственное предприятие «Алмаз», г.Саратов, «НИИ молекулярной электроники и завод «Микрон», г. Москва, г. Зеленоград; ОАО «Российская электроника», г. Москва и т.д.
Предприятия г. Пензы (подведомственные Минпромторгу России), участвующие в федеральной целевой программе «Развитие электронной компонентной базы и радиоэлектроники» на 2008-2015гг. также получат финансирование на эти цели.
Так «Пензенское производственное объединение «Электроприбор», (г. Пенза.) на создание контрактного производства по изготовлению печатных плат выше 5-го класса точности и унифицированных электронных модулей получит 500 млн. руб.
Срок реализации – 2012-2015гг.
Ожидаемый результат - обеспечение изготовления печатных плат с новыми финишными покрытиями до 20 тыс. кв. м в год; обеспечение изготовления унифицированных электронных модулей на печатных платах в количестве до 400 тыс. штук в год.
«Пензенское производственное объединение электронной вычислительной техники», (г. Пенза.) получит почти 300 млн рублей на реконструкцию производственно-технологической и лабораторно-испытательной базы по созданию модернизированной системы.
Срок реализации – 2012-2015гг.
Ожидаемый результат – увеличение объема выпуска продукции до 421,5 млн. рублей.
В 2014 году объем государственных капитальных вложений превысит 20 млрд. рублей.
На 1 августа 2013 года радиоэлектронная промышленность представлена 514 предприятиями и организациями (подведомственными Минпромторгу России), в том числе 12 федеральных государственных унитарных предприятий (ФГУП) и 367 акционерных обществ, из них 266 акционерных обществ с государственным участием.
Большая часть предприятий и организаций радиоэлектроники объединены в 6 интегрированных корпоративных структур. Это – ОАО «Концерн ПВО «Алмаз-Антей» (39 предприятий), ОАО «Концерн «Вега» (19 предприятий), ОАО «Концерн «Созвездие» (20 предприятий), ОАО «Концерн «Автоматика» (8 предприятий), ОАО «Системы управления» (13 предприятий) и холдинги ГК «Ростехнологии» на сегодняшний день имеющие в своем составе 166 предприятий,
Ключевой особенностью планируемых мероприятий по модернизации производства является переход от финансирования государственных капитальных вложений к финансированию на принципах государственно-частного партнерства. Реализация проектов государственно-частного партнерства подразумевает формирование кластеров, технологических платформ, технопарков, инжиниринговых и проектных центров, бизнес-инкубаторов, центров трансфера технологий. Переход к указанным механизмам поддержки модернизации производственной базы также позволит оптимизировать бюджетные затраты в отрасли, стимулировать самостоятельную инвестиционную активность организаций и направить больший объем средств на финансирование отраслевого научно-технического задела.
Известно крылатое выражение - «Кадры решают все». Проблема сохранения и обновления кадрового потенциала является в настоящее время одной из наиболее актуальных в обеспечении дальнейшего устойчивого развития РЭП.
От ее практического решения во многом зависит наше дальнейшее развитие.
Средний возраст работников радиоэлектронной промышленности составляет 48 лет, в то время как оптимальным является 35-38 лет. При этом средний возраст руководителей составляет 52 года.
Работники моложе 30 лет преобладают среди специалистов и научных работников. Среди рабочих основная масса работников имеет возраст от 50 до 59 лет
Сложившаяся в настоящее время структура кадрового потенциала отрасли свидетельствует о серьезных проблемах в этой области, т.к. внедрение новых технологий и инноваций, безусловно, требуют «омолаживания» кадрового состава, прежде всего – путем набора выпускников высших и средних специальных учебных заведений.
В рамках решения проблемы кадров необходимо, и это делается в последнее время, постепенное повышение оплаты труда на предприятиях и организациях РЭП (с 20,8 тыс. руб. в месяц в 2010 году, до 31,3 тыс. руб. в 1 полугодии 2013 года), создание мотиваций к работе, проведение постоянных рекламных мероприятий, направленных на повышение престижа научно-производственной деятельности.
Перед руководителями предприятий ставится задача наладить теснейшие связи с техническими ВУЗами, помогать им с учебно-производственной базой, возглавлять и организовывать работу профильных кафедр, активизировать взаимодействие в дни открытых дверей, круглых столов, включая подготовительную работу по отбору кандидатов на участие в стажировке.
В ряду наиболее эффективных мер, которые позволяют вывести нашу промышленность из научно-технологического тупика, на одном из первых мест стоит широкое распространение в сферу гражданского производства технологий двойного применения, разработанных в ОПК – трансферт технологий. Трансферт технологий является важным средством осуществления инновационного процесса, инструментом коммерциализации технологий. Решая задачи укрепления обороны страны предприятия отрасли в своих разработках уделяют внимание и созданию технологий двойного применения.
На их основе созданы:
- комплекс полевых помехозащищенных цифровых многонаправленных мобильных радиорелейных станций;
- комплекс с беспилотником «Воздухоплаватель» для обеспечения общественной безопасности и для гражданских потребителей;
- радиопоглощающий строительный бетон с уникальным наполнителем внутри, который поглощает излишки электромагнитного поля. Радиопоглощающее вещество близко по составу к веществу, используемому в самолетах-невидимках и т.д.
К перспективным направлениям, предусматривающим создание технологий двойного применения могут быть отнесены разработки запланированные предприятиями концернов: ОАО «Концерн ПВО «Алмаз-Антей»), ОАО «Концерн «Созвездие», ОАО «Концерн «Вега», в том числе технологии создания:
- радиолокационных комплексов (первичной и вторичной радиолокации) поля ЕС ОрВД и двойного назначения;
- бортовых (авиационных) навигационных комплексов, средств обеспечения посадки;
- аппаратуры спутниковой радиосвязи наземного, морского и авиационного применения;
- передатчиков в цифровых телевизионных форматах;
- модулей навигационной аппаратуры ГЛОНАСС для применения в автомобилях, кораблях и ж/д транспорте и многие другие.
Использование в гражданской сфере развитых двойных технологий может обеспечить существенный рост технологического уровня гражданских отраслей и повышение качества их продукции.
Государство по-прежнему продолжает оказывать поддержку предприятиям радиоэлектронной промышленности, которая способствует дальнейшему развитию отрасли:
В планах совершенствования механизмов государственного регулирования предусмотрен целый комплекс мер, таких как:
1. Совершенствование механизмов участия государства в реализации организациями отрасли корпоративной политики.
2. Определение приоритетов и координация осуществления бюджетных инвестиций в региональном аспекте.
3. Госгарантии по кредитам, привлекаемым предприятиями РЭП, а также субсидирование предприятий – исполнителей на возмещение части затрат на уплату процентов по кредитам.
4. Прямая государственная поддержка предприятий отрасли.
5. Развитие инструментов регулирования реализации перспективных инвестиционных проектов и проектов в области НИОКР.
В прошлом году оказана государственная поддержка ряду предприятий отрасли на общую сумму 5,48 млрд.руб.
Основные приоритеты в развитии научно-технического потенциала радиоэлектронной промышленности и первоочередные задачи дальнейшего развития отрасли будут внесены в Решение, которое примет конференция.
--------------------------------------------------------------------------------------------------------------
В работе конференции приняли  участие руководящие работники Аппарата Правительства Российской Федерации, Государственной Думы Федерального собрания Российской Федерации, регионов России, Минпромторга России, Минэкономразвития России, Минфина России, Минобороны России, Минобрнауки России, Рособоронзаказа, Российской академии наук, Роскосмоса, ГК «Росатом», ГК «Ростехнологии», АФК «Система», ОАО «Рособоронэкспорт» и ряда других ведомств, а также руководители предприятий разработчиков и изготовителей радиоэлектронной продукции и электронной компонентной базы.
В конференции участвовали  более 180 специалистов, подготовлено более 30 докладов и выступлений ответственных работников министерств, ведомств, руководителей предприятий, ведущих ученых и специалистов в области радиоэлектроники, в рамках конференции организована выставка радиоэлектронной продукции 20 предприятий.
По итогам работы конференции  принято Решение, которое будет доведено до всех предприятий отрасли
Пресс-служба Департамента Радиоэлектронной промышленности
Минпромторга России. 

Cами с усами


Российский персональный компьютер: догнали, перегнали или давно отстали?
В компьютерной жизни страны — событие: в серийное производство отправился отечественный процессор. И самое главное здесь то, что его последующая жизнь будет связана не с танками и радарами, а c самыми что ни на есть мирными персональными компьютерами. Роль «российского Intel» примеряет на себя компания «МЦСТ», наследница славных советских суперЭВМ серии «Эльбрус». Потому имя первенец получил соответствующее, хотя и несколько мудреное — «Эльбрус-2С+».
По своим способностям он вполне сравним с младшими настольными процессорами Intel и AMD. А чтобы не оставалось сомнений в серьезности намерений, российский производитель компьютеров Kraftway приступил к выпуску ПК, оснащенных новорожденным «Эльбрусом». Вполне себе современный моноблок. Вот только не опоздали ли мы с запуском собственных ПК? Мало того что на этом рынке толкаются локтями мощные глобальные вендоры, сами ПК — уже уходящая натура. Распрощаться с ними попыталась и компания HP, а на днях Майкл Делл объявил о корпоративной революции: он превращает свою фирму Dell в частную и намерен резко поменять вектор развития. В первую очередь избавиться от подразделения ПК, которое в былые времена вынесло недоучившегося биолога в ряды миллиардеров, а теперь тянет его бизнес на дно не хуже камня на шее бедняжки Муму. Ко времени ли в такой ситуации отечественные ПК?
Парадоксально, но факт: несовместимая с другими компьютерами архитектура процессора и система его команд сегодня как никогда актуальны, ведь в нынешние неспокойные времена ни один компьютер на планете, «пошитый» по стандартным «лекалам», не может чувствовать себя в безопасности от атак всяческих злобных вирусов. Причем компьютерные вирусы — это еще не все зло, придуманное IT-специалистами.
Аппаратные «внутренности» современного компьютера — это набор очень умных чипов, умеющих принимать собственные решения. Их «ум» — это программный код, в который при желании можно встроить дополнительные функции, в народе называемые закладками, а на профессиональном языке — недекларированными возможностями, то есть не отраженными в официальной документации. Они могут активизироваться, например, при поступлении из Сети специфического кодового слова. Сергей Ермаков, системный архитектор компании «Информзащита», вспоминает: то на материнской плате с процессором Intel китайского производства обнаруживали дополнительный программный код, прошитый в BIOS (базовая система ввода-вывода данных), то в BIOS защищенных ноутбуков для военных попадала канадская программа удаленного мониторинга и управления устройством.
Если наличие такого черного хода в компьютерную систему, устроенного производителем платы, получает огласку, его обычно объявляют либо ошибкой проектирования, либо средством отладки микрокода, который проектировщики просто «забыли» отключить, — так было, например, в истории с американским производителем микросхем с программируемой логикой Microsemi, когда обнаружилось, что можно беспрепятственно извлекать зашифрованную «прошивку», то есть записываемый в микросхему исполняемый код. Нечто подобное есть даже в сердце компьютера — центральном процессоре. «Широко распространенные процессоры Intel и AMD имеют механизм обновления микрокода, который предназначен для исправления ошибок в уже выпущенных процессорах. Однако никто не контролирует, каким реальным микрокодом начинен процессор, который находится у пользователя. Это закрытая информация»,— подчеркивает Александр Ким, генеральный директор МЦСТ. Как такое может быть?
Рассказывает Ренат Юсупов, старший вице-президент Kraftway: «В процессорах, разрабатываемых за рубежом, есть некоторые функциональные исполнительные блоки, которые обеспечивают безопасность работы как самого процессора, так и его окружения, включая различные контроллеры». Образно говоря, эти блоки выполняют функцию типа «свой — чужой», постоянно проверяя, все ли процессы происходят так, как надо. Изюминка заключается в том, продолжает Юсупов, что эти блоки встроены в процессор в виде «черных ящиков»: «Такие модули безопасности могут перехватывать (и в действительности перехватывают) управление системой практически без возможности противодействия внешними сертифицированными у нас средствами безопасности».
Однако недекларированные возможности могут появиться еще и в операционной системе, а также в прикладном ПО. «У нас используется ОС «Эльбрус» семейства Linux. Практически любое ПО для Linux, доступное в исходных кодах, может быть перенесено на нашу платформу», — рассказывает Александр Ким. Кстати, почти все популярные ОС для ПК, включая Windows и Linux/x86, можно запустить в системе «Эльбрус» с помощью так называемого двоичного транслятора — бинарный код будет один в один «переведен» на язык «Эльбруса». Такой режим гарантирует, что системе можно доверять. Но если в прикладном ПО имелись какие-либо уязвимости, они, к сожалению, перекочуют и в новую систему. Се ля ви! Такова плата за полную совместимость со «старым миром». Но вот вопрос: отрекаясь от старого мира, какую нишу на рынке займет почти чистокровный российский «Эльбрус»?
Амбиции универсального ПК или планшета здесь вряд ли уместны. «Отечественные микроэлектронные предприятия смогут разработать и произвести необходимую для ПК системную логику, — полагает Николай Лисай, директор по стратегическому развитию «Ангстрема». — Вопрос здесь скорее в конкурентоспособности такой логики». Сегодня наши предприятия производят чипы уровня 90 нм, а мировой уровень для потребительских ПК уже ушел в зону 65—22 нм. Это дает мировым производителям выигрыш в быстродействии, электропотреблении, габаритах. Лихо рвануть за нанометрами не удастся — по оценкам специалистов «Ангстрема», «входной билет» для производства только одного чипа по технологии 45 нм — около 5—7 миллионов долларов. Причем с уменьшением топологии расходы вырастают на порядок: стоимость запуска в серию чипа с проектными нормами 28—32 нм составит уже десятки миллионов долларов.
Можно, впрочем, двинуться по совсем новому пути. Скажем, технология трехмерной сборки кристаллов (так называемая 3D-сборка) — один из наиболее перспективных методов снижения размеров микросхем, их энергопотребления и себестоимости за счет повышения плотности упаковки соединений внутри кристалла. Николай Лисай видит в 3D-сборке даже возможность для России вклиниться в международное разделение труда. Но инновационный подход недешев. Года два назад в «РОСНАНО» получил одобрение проект такого класса Воронежского завода полупроводниковых приборов ценой приблизительно 50 миллионов долларов. На днях проект закрыли в связи с отсутствием партнера из бизнеса. Увы, частно-государственное партнерство не состоялось по причине отсутствия коммерческого энтузиазма у частного капитала.
Впрочем, говорят специалисты, гонка нанометров имеет кардинальное значение, главным образом для процессоров ноутбуков, планшетов, серверов. А вот остальные микроэлектронные компоненты могут быть произведены по нормам 90 нм и даже 180 нм. И примеров таких изделий — море, практически вся потребительская электроника, включая устройства интерактивного ТВ и «умного дома», а также системы безопасности, управляющее оборудование в коммуникационных сетях или встроенных промышленных системах.
Один только сегмент индустриальных систем — это огромный рынок сбыта в сотни миллионов долларов, который может создать реальный спрос на защищенную отечественную технику. Плюс немалого масштаба госсектор. Но сегодня здесь доминируют зарубежные производители, и своим родным придется доказывать, что их продукция не хуже по качеству и стоимости. Смогут ли? «Та микроэлектронная промышленность, которая у нас еще осталась, в лучшем случае способна произвести малосерийную продукцию с высокой себестоимостью», — констатирует Эдуард Воронецкий, президент «К-СИСТЕМС/IRBIS».
Как бы ни были хороши и полезны отечественный чип и компьютерная система на его базе, без господдержки в массы они не пойдут — «долина смерти» между мелкосерийным и массовым производством в микроэлектронике слишком широка. Наши микроэлектронщики верят, что государство им поможет. Но по факту 43 миллиона долларов в «Сколково» нашлось вовсе не на кремний, а на российский квантовый центр. Само по себе, дело, безусловно, благое. Вот только где гарантии, что, после того как там изобретут, как обещается, супербыстрый квантовый компьютер и абсолютно защищенные линии связи, их реальное производство в интересах экономики страны не наткнется на те же грабли, что и производство «персоналок» в 90-е и нынешней защищенной электроники? Елена Покатаева, "Итоги"

«Ангстрем» и «Концерн Радиоэлектронные технологии» отчитались за 2012 год


По итогам 2012 года ОАО «Ангстрем» показало чистую прибыль в размере 61,106 млн. рублей. Чистая прибыль ОАО «Концерн Радиоэлектронные технологии» за 2012 г. увеличилась на 15% до 5 млрд. руб.
Собрание акционеров ОАО «Ангстрем» утвердило годовую бухгалтерскую отчетность, в том числе отчет о прибылях и убытках компании за 2012 год, а также избрало новый Совет директоров предприятия.
Согласно Годовому отчету ОАО «Ангстрем», в 2012 году продолжился рост выручки предприятия, которая по итогам года составила 3 060 млн. рублей. (1987 млн. руб. в 2011 году). Выручка от реализации продукции составила 694 млн. рублей и от выполнения опытно-конструкторских работ — 2 170 млн. рублей. По итогам 2012 года ОАО «Ангстрем» показало чистую прибыль в размере 61,106 млн. рублей.
В 2012 году ОАО «Ангстрем» принимало активное участие в открытых и закрытых конкурсах, проводимых Минпромторгом России, Госкорпорацией «Росатом» и Федеральным космическим агентством. По итогам конкурсов было заключено 18 государственных контрактов на выполнение ОКР и 4 контракта на выполнение составных частей ОКР. Общее число выполняемых контрактов на разработку микросхем и полупроводниковых приборов в 2012 году составило 42 контракта, а общее количество разрабатываемых новых типов микросхем и полупроводниковых приборов — 123 изделия. Наряду с этим за счет собственных средств ОАО «Ангстрем» дополнительно осуществляло разработку 16 новых изделий.
Являясь единственным предприятием микроэлектронной отрасли в России и СНГ, серийно выпускающим радиационно-стойкую ЭКБ на структурах КНС («кристалл на сапфире») по полному циклу, а также на объемном кремнии в многовыводных многоуровневых металлокерамических корпусах, ОАО «Ангстрем» в 2012 году сохранило статус основного поставщика радиационно-стойкой электронно-компонентной базы (ЭКБ) для предприятий военно-промышленного комплекса, Федерального космического агентства и Госкорпорации «Росатом».
В отчетном году ОАО «Ангстрем» приступило к осуществлению специальной программы по разработке и производству массовых изделий силовой электроники (MOSFET, IGBT, FRD) для российского и зарубежного рынков. Обладая значительным опытом разработки подобных приборов для внутреннего рынка РФ, «Ангстрем» планирует наладить производство конкурентоспособных изделий для массового применения, ориентированных на зарубежных заказчиков. По данным Yole Development (одно из ведущих отраслевых аналитических агентств), на мировом рынке микроэлектроники сегмент силовых транзисторов с биполярным затвором и сверхбыстровосстанавливающихся диодов составляет 1,6 млрд. долл. в год (по состоянию на 2012 г.) с ожидаемым дальнейшим стабильным ростом на 10% в год.
ОАО «Ангстрем» продолжало осуществлять разработки цифровых систем связи 6-го поколения и систем связи универсального назначения, призванных заменить существующие системы и средства связи Вооруженных сил РФ и других государственных служб специального назначения. В 2012 году были выпущены опытные образцы радиостанций, успешно прошедшие государственные испытания, а также завершена подготовка инфраструктуры для их серийного производства.
На внешнем рынке предприятие сохранило географию поставок продукции как кристального, так и сборочного производства своим традиционным заказчикам в Юго-Восточной Азии (Китай, Тайвань, Гонконг, Сингапур, Япония) и Европе (Болгария и Германия). Потребители — в основном сборочные заводы в Юго-Восточной Азии, производители модулей на печатных платах, владельцы собственных брендов микросхем на этих рынках.
Чистая прибыль ОАО «Концерн Радиоэлектронные технологии» за 2012 г. увеличилась на 15% до 5 млрд. руб.
ОАО «Концерн Радиоэлектронные технологии» (КРЭТ) подвел итоги деятельности за 2012 год и объявил сводные финансовые результаты с учетом данных предприятий отрасли авиаприборостроения, переданных под управление КРЭТ решением наблюдательного совета Государственной корпорации Ростех в конце 2012 г. Выручка КРЭТ увеличилась на 15,8% по сравнению с совокупным аналогичным показателем 2011 г. до 75,9 млрд рублей. Доля продаж комплексов и систем бортового радиоэлектронного оборудования в выручке КРЭТ за 2012 год составила 64,1%, систем и средств радиоэлектронной борьбы – 15,26%, систем и средств государственного радиолокационного опознавания – 7,18%, разъемных электросоединителей и кабельной продукции – 9,1%, измерительной аппаратуры – 4,36%. Доля гражданской продукции в выручке концерна по итогам двух последних лет составляет около 30%, на военную продукцию приходятся остальные 70%. 
Чистая прибыль КРЭТ в 2012 году увеличилась почти до 5 млрд рублей, что на 14,9% больше, чем в предыдущем году. Средняя заработная плата в КРЭТ выросла более чем на 13% – до 24,3 тыс. рублей, а выработка на одного сотрудника – почти на 17,4%, до 1,15 млн рублей. 
«Рост выручки обусловлен увеличением объема государственного оборонного заказа (ГОЗ). Так, доля выручки в рамках ГОЗ в 2012 году выросла с 31,8% в 2011 году до 42,3%, – заявил генеральный директор КРЭТ Николай Колесов. – Увеличения спроса со стороны государства мы добились благодаря постоянной работе над повышением качества и технологического уровня выпускаемой продукции. Для этого Концерн постоянно наращивает объемы инвестиций в модернизацию производства и НИОКР». 
По итогам отчетного периода общая сумма продукции, поставленной предприятиями КРЭТ в рамках ГОЗ, превысила 32 млрд рублей, что примерно на 54% больше, чем за 2011 год. 
В 2012 году КРЭТ реализовал проекты НИОКР в области авиаприборостроения, общая стоимость которых превысила 4,3 млрд рублей. При этом в рамках ГОЗ предприятия КРЭТ выполнили контракты НИОКР на общую сумму около 1,3 млрд рублей.

Источники: Angstrem.ru, Retechn.ru

Конференция по микроэлектронике пройдет 4 июня в рамках SEMICON Russia

Участники зеленоградского кластера получат льготу на посещение международной конференции по рынку микроэлектроники, которая состоится 4 июня в Зеленограде в рамках выставки SEMICON Russia. Сама выставка пройдёт 5–6 июня в «Экспоцентре».
Впервые эта конференция пройдёт в Зеленограде и в большей степени сфокусируется на проблемах наших предприятий (программа конференции и обзор обсуждаемых тем).
Конференция пройдёт в зеленоградской префектуре (Центральная площадь, дом 1). Для участников организуют синхронный перевод, питание и транспорт из Москвы. Для предприятий-участников зеленоградского кластера — льготная стоимость посещения конференции. Для получения льготы необходимо обратиться к центр координации кластера.
Кроме того, на самой выставке SEMICON Russia московский департамент науки промышленной политики и предпринимательства организует коллективный стенд. Для компаний-участников кластера выставка бесплатна. Выставка пройдёт 5–6 июня в «Экспоцентре».

Конференцию и выставку организует SEMI — глобальная промышленная ассоциация, объединяющей производителей оборудования, материалов, технологий и услуг для полупроводниковой промышленности. В этом году конференция проходит при поддержке правительства Москвы в лице Департамента науки, промышленной политики и предпринимательства, кластера «Зеленоград», Особой экономической зоны «Зеленоград», международной аналитической компании Frost & Sullivan, холдинга «Российская Электроника», ОАО РОСНАНО, ОАО «Ангстрем-Т», Zelenograd.ru, а также при участии Департамента

Источник: Zelenograd.ru

"Микрон" выкупает у Роснано 90-нм фабрику


Микроэлектронный производитель «НИИМЭ и Микрон» объявил о начале выкупа акций совместного предприятия «Ситроникса» и Роснано «Ситроникс-Нано» в рамках консолидации активов.
29 мая 2013 г. у Роснано были выкуплены 12,5% акций «Ситроникс-Нано» на общую сумму 2 млрд. руб. В результате доля «НИИМЭ и Микрон» в СП «Ситроникс-Нано» выросла до 62,25%.
По сообщению «Микрона», Роснано не планирует целиком выходить из бизнеса по производству микрочипов, поэтому за свой 50%-ный пакет может получить частично денежную компенсацию, а частично – акции ОАО «НИИМЭ и Микрон».
По словам руководителя группы компаний «Микрон» Геннадия Красникова, «консолидация производственных активов направлена на создание четко выстроенной эффективной бизнес структуры».
«Ситроникс-Нано» - производитель чипов в топологии 90 нм. Ему принадлежит производственная линия в Зеленограде, открытая в феврале 2012 г. на базе ОАО «НИИ молекулярной электроники и завод «Микрон» в Зеленограде. Проектная мощность линии 3 тыс. 200 мм пластин в месяц.
Чипы, производимые на этой линии, предназначены для использования в навигационных системах ГЛОНАСС/GPS, в биометрических паспортах, банковских и социальных картах, SIM-картах, RFID-метках. Лицензии на технологии предприятие приобрело у компании ST Microelectronics.
Доли в СП «Ситроникс-Нано» были распределены между «Ситроникс» и Роснано по 49,75%. Еще 0,5% принадлежит зеленоградскому ЗАО «Амекс».
При стоимости проекта 16,5 млрд руб. 12,97 млрд были внесены в уставной капитал компании, причем половину суммы внес оборудованием «Ситроникс», а вторую половину внесла деньгами Роснано. Еще 3,5 млрд были внесены кредитом Роснано и Банка Москвы.
Как было объявлено при запуске проекта, его выручка в 2015 г. должна составить 12 млрд руб.

«Интеграл» отдают «Росэлектронике»


Белорусское предприятие войдет в единый холдинг с российским ОАО «Росэлектроника»
Об этом было заявлено 17 декабря на заседании президиума Совета министров, в ходе которого рассматривался ход реализации интеграционных промышленных проектов, сообщает пресс-служба правительства.
«Положительный эффект ожидается и от реализации проекта белорусского ОАО «Интеграл» и российского ОАО «Росэлектроника». Преимущества проекта заключаются в получении доступа на рынок спецтехники Российской Федерации, которая сегодня является основным рынком для «Интеграла». Поставки продукции будут осуществляться напрямую без посредников», – говорится в сообщении.
Сторонами подписан Меморандум о взаимопонимании, проведена оценка рыночной стоимости акций ОАО «Интеграл». Наиболее оптимальным назван вариант приобретения акций  ОАО «Интеграл» через механизм финансирования совместных интеграционных проектов, планируемых для реализации на промышленной площадке белорусского предприятия. Этими проектами могут быть развитие производства кристаллов, развитие сборочного производства, расширение субмикронного производства.
Создание совместного предприятия с участием «Интеграла» обсуждалось Минском и Москвой на протяжении последнего года.
Как сообщил в марте журналистам гендиректор «Интеграла» Виталий Солодуха, «пока все находится на стадии переговоров, подписано соглашение о конфиденциальности, никто не вправе ничего разглашать». В то же время Солодуха рассказал, что программа по техническому перевооружению «Интеграла» расписана до 2020 года, и в ней предусмотрены большие объемы инвестиций. А в качестве главного инвестора рассматривается именно «Росэлектроника».

«Ситроникс» зачистили перед возрождением: уволен президент и топ-менеджеры


«Ситроникс» покинули последние топ-менеджеры, включая президента Сергея Асланяна. Но сам «Ситроникс» будет возрожден АФК «Система» в виде холдинга, ориентированного на ГЛОНАСС-продукцию.
Концерн «Ситроникс» сообщил об уходе своего президента Сергея Асланяна. Вместе с ним компанию покинули вице-президент по корпоративным коммуникациям Ирина Ланина и вице-президент по стратегии Оксана Ковалевская. Временно исполнять обязанности главы компании будет и.о. вице-президента по финансам Евгений Тарасов.
За последние полгода «Ситроникса» покинуло почти все руководство. Сейчас в штаб-квартире остаются только Тарасов и его помощники, говорит источник в компании. Между тем сам Асланян заявил, что его уход связан с планами контролирующего акционера АФК «Система» возродить «Ситроникс» с фокусировкой на новые виды деятельности. О своем дальнейшем трудоустройстве он не говорит.
«Ситроникс» взял свое начало в 90-х годах, когда АФК «Система» консолидировала ряд зеленоградских предприятий, в частности, микроэлектронный завод «Микрон» и крупнейший на тот момент контрактный сборщик компьютеров «Квант», в холдинг «Концерн Научный центр».
В 2000-х гг. холдинг активно расширял сферу деятельности, покупая новые активы. В частности, были приобретены греческий производитель телекоммуникационного оборудования Intracom Telecom, чешский поставщик программного обеспечения для операторов связи Strom Telecom, украинская ИТ-компания «Квазар-Микро». Также был начат выпуск потребительской электроники под брендом Sitronics.
В 2007 г. компания была переименована в «Ситроникс» и провела IPO на Лондонской фондовой бирже, однако так и не смогла выйти на безубыточность. Кроме того, у «Ситроникса» последовательна росла зависимость от заказов со стороны МТС и других предприятий АФК «Система». В последние два года на них приходилось около половины выручки «Ситроникса».
В связи с этим «Ситроникс» стал избавляться от активов: были продана дистрибуция ИТ-товаров, закрыты направления офшорного программирования, потребительской электроники и контрактной сборки. Компания вела переговоры о продаже Intracom Telecom. В 2011 г. контрольный пакет акций «Ситроникса» отошел к РТИ — принадлежащему АФК «Система» холдингу, специализирующемуся на производстве средств связи для военных.
В прошлом году РТИ консолидировал все акции компании и провел ее делистинг с фондовых бирж. После этого начался раздел «Ситроникса»: подразделение системной интеграции вместе с Strom Telecom были отданы компании «Энвижн Групп», более 50% акций которой взамен отошли к РТИ.
Теперь в РТИ должен быть передан завод «Микрон», после чего у «Ситроникса» останутся блокпакет акций Intracom Telecom и ряд зеленоградских активов («Квант», «Элион» и «Элакс»), на которых в настоящее время нет активного производства. Ранее рассматривался вариант превращения этих заводов в склады либо в таможенный терминал.
Но при текущей ситуации им должны найти другое применение, ведь, как сказал недавно основной владелец АФК «Система» Владимир Евтушенков, в новый «Ситроникс» будет передан контролируемый АФК «Система» оператор навигационных услуг «НИС Глонасс». Источник в компании объясняет уход последних управленцев тем, что «такое количество преобразований трудно пережить».
Недавний переход Евгения Примакова из НИС ГЛОНАСС в «Ситроникс» полностью согласуется с этими перестановками.

Расширенное совещание руководителей предприятий радиоэлектронной промышленности


По итогам 2012 г. общий объем товарной продукции в радиоэлектронной промышленности вырос на 12,4% по сравнению с прошлым годом. В целом по РЭП выработка товарной продукции на 1 работника в 2012 году выросла на 20,4 % по сравнению с 2011 годом и достигла 1,3 млн. рублей.
27 марта 2013 года в Москве в конференцзале ЗАО «МНИТИ» состоялось расширенное совещание руководителей предприятий радиоэлектронной промышленности (РЭП), на котором были подведены итоги работы радиоэлектронной отрасли в 2012 году и намечены основные задачи на 2013 г.
Работой совещания руководил директор Департамента радиоэлектронной промышленности Александр Сергеевич Якунин. Он выступил с докладом, в котором остановился на основных итогах работы РЭП в 2012 году и задачах стоящих перед отраслью в 2013 году. В частности он отметил, что отрасль сохранила положительные тенденции в финансово-экономической деятельности.
По итогам 2012 г. общий объем товарной продукции в радиоэлектронной промышленности вырос на 12,4% по сравнению с прошлым годом. В целом по РЭП выработка товарной продукции на 1 работника в 2012 году выросла на 20,4 % по сравнению с 2011 годом и достигла 1,3 млн. рублей.
В 2012 году внешнеэкономическую деятельность осуществляли более 200 предприятий отрасли, объем экспорта которых составил более 1,5 миллиарда рублей, что на 49,1% больше, чем в 2011 году.
В прошлом году проводилось техническое переоснащение и реконструкция около 200 объектов радиоэлектронной промышленности, в которые было инвестировано более 20 млрд рублей.
Значительный объем работ по развитию базовых радиоэлектронных технологий проводился в рамках ряда федеральных целевых программ таких как: ФЦП «Развитие электронной компонентной базы и радиоэлектроники» на 2008–2015 годы, ФЦП «Глобальная навигационная система» по подпрограмме «Разработка и подготовка производства навигационного оборудования и аппаратуры для гражданских потребителей», ФЦП «Развитие оборонно-промышленного комплекса Российской Федерации на 2007-2010 годы и на период до 2015 года» и других.
В 2012 году разработана Государственная программа «Развитие электронной и радиоэлектронной промышленности на 2013–2025 годы». Завершается разработка «Стратегии развития радиоэлектронной промышленности на период до 2030 года».
Предприятиями отрасли выполнялись 275 НИОКР, более 30 из которых завершено в 2012 году. По договорам с Департаментом РЭП выполнено НИОКР на сумму более 25 млрд рублей, в рамках которых решались вопросы по созданию, развитию и внедрению вычислительных, телекоммуникационных и радиотехнических систем, электронной компонентной базы, включая создание аппаратурно-ориентированной ЭКБ, типа «система на кристалле».
В 2012 году продолжилось формирование территориальных научно-производственных радиоэлектронных кластеров в Москве, Санкт-Петербурге, Саратове и Новосибирске. Они позволят объединить потенциал Академии наук, российских вузов и компаний, занимающихся исследованиями, разработками и произвлодством.
Вместе с тем, есть еще и нерешенные проблемы:
недостаточна активность предприятий в сфере освоения современной инновационной продукции гражданского назначения;
остается крайне низким уровень обновления и модернизации части фондов при высоком физическом износе последних;
не в полной мере используются механизмы государственной поддержки предприятий отрасли, затягивается подготовка проектно-сметной документации для получния бюджетных инвестиций.
Более подробно по отдельным направлениям работы Департамента РЭП с содокладами выступили заместители директора Департамента О.Е.Брянда, П.П.Куцько и Т.С.Коноплева:
Брянда Олег Евгеньевич: «Итоги выполнения государственного оборонного заказа и военно-технического сотрудничества в 2012 году и задачи на 2013 год»
Куцько Павел Павлович: «Основные итоги выполнения НИОКР в рамках ФЦП и научно-технических программ Союзного государства в 20121 году и задачи на 2013 год.
Коноплева Татьяна Сергеевна: «Итоги капитального строительства и основные экономические показатели развития радиоэлектронной промышленности в 2011 году и задачи на 2012 год».
На расширенном совещании выступили:
Борисов Юрий Иванович, заместитель Министра обороны;
Слюсарь Юрий Борисович, заместитель Министра промышленности и торговли;
Шеремет  Игорь  Анатольевич, представитель Военно-промышленной комиссии при Правительстве РФ;
Корсаков Александр Николаевич, директор Департамента оборонной промышленности и военно-технического сотрудничества Постоянного комитета Союзного государства;
Власов Сергей Евгеньевич, директор Департамента развития научно-производственной базы ядерного оружейного комплекса Госкорпорации «Росатом».
В обсуждении докладов приняли участие:
Верба Владимир Степанович, генеральный директор, генеральный конструктор ОАО «Концерн «Вега», председатель Совета директоров предприятий РЭП;
Сигов Александр Сергеевич, ректор МИРЭА, академик РАН;
Беккиев Азрет Юсупович, генеральный директор ОАО «Концерн «Созвездие»;
Боев Сергей Федотович, генеральный директор, генеральный конструктор ОАО «РТИ»;
Красников Геннадий Яковлевич, генеральный директор, генеральный конструктор ОАО «НИИМЭ» и «Микрон», академик РАН;
Козлов Геннадий Викторович, советник генерального директора ОАО «Концерн ПВО «Алмаз-Антей»;
Зверев Андрей Владимирович, генеральный директор ОАО «Российская электроника»;
Букашкин Сергей Анатольевич, генеральный директор ОАО «Концерн «Автоматика»;
Гаршин Вадим Вениаминович, генеральный директор ОАО «Мосэлектронпроект», руководитель рабочей группы по реконструкции и техперевооружению предприятий РЭП;
Критенко Михаил Иванович, начальник службы управления активами РЭК ГК «Ростехнологии».
В работе совещания приняли участие более 160 руководителей предприятий радиоэлектронной промышленности. По итогам Совещания принято Решение.

Холдинг «Росэлектроника» инвестирует в свои предприятия более 219 млрд руб.


Холдинг «Росэлектроника» Госкорпорации Ростех утвердил программу инновационного развития до 2020 г.
За это время почти 90 млрд руб., или 41% предусмотренных программой средств планируется направить на диверсификацию деятельности входящих в холдинг предприятий и их выход на рынки гражданской продукции.

До 2020 г. холдинг «Росэлектроника» намерен инвестировать в инновационное развитие входящих в него компаний более 219 млрд руб. Программа предусматривает проведение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, технологическую модернизацию, включая техническое перевооружение, повышение энергоэффективности и экологичности производства и производительности труда, а также формирование инновационной инфраструктуры и повышение квалификации персонала. Почти 90 млрд руб., или 41% средств будет направлен на разработку, производство и продвижение высокотехнологичной гражданской продукции. Затраты будут покрыты из собственных средств холдинга от операционной деятельности.
Эти средства пойдут на разработку и производство ЭКБ, СВЧ-электроники и материалов, систем и комплексов связи и АСУ специального назначения, промышленной электроники, информационно-телекоммуникационных решений, систем безопасности, медицинского и сканирующего СВЧ-оборудования.
В частности, НПП «Пульсар» потратит 17,6 млрд руб. «на разработку и производство бортовых радиолокационных комплексов с синтезированной апертурой. Таким образом, российское оборудование сможет на равных конкурировать с лучшими образцами аналогичных комплексов ведущих стран мира. Еще 7 млрд руб. планируется потратить на создание полного цикла крупносерийного производства светодиодов и осветительных устройств на базе НТС «Светодиодные системы освещения». Благодаря реализации этого проекта экономия по расходам на освещение на предприятиях Госкорпорации Ростех составит около 70%. НПП «Торий» будет выделено 255 млн руб. на разработку ускорителя электронов для железнодорожного инспекционно-досмотрового комплекса, который повысит эффективность таможенного контроля благодаря тому, что позволит осуществлять контроль грузов железнодорожных составов на скорости до 70 км/ч. Источник: Росэлектроника

В Зеленограде готовы запустить пилотный проект по чипированию автомобилей


Дмитирий Медведев поручил своим министрам к ноябрю подготовить предложения по обязательному использования в автомобильных номерах микрочипов с технологией радиочастотной идентификации (RFID). Zelenograd.ru опросил российских и зарубежных экспертов в области RFID. Обсуждая крупицы имеющейся информации, они пытаются понять, как в этом проекте могут поучаствовать зеленоградские компании.
Тестировать RFID на автономерах в министерстве внутренних дел хотели ещё в прошлом году. Информации о проекте почти нет, мало что знают и заинтересованные участники рынка. В прессе даже появились нелепые предположения о необходимости считывать информацию с меток на расстоянии до ста метров (это поджарит водителей) или распознавать грязные номера с помощью наклеенных штрих кодов.
Зачем?
В мире существует практика идентификации автомобилей с использование RFID-технологий, рассказали в зеленоградской компании ISBC, которая специализируется на решениях в области RFID. Обычно в Европе и Америке идентификация автомобилей происходит при въезде или выезде с платных дорог, в системах контроля доступа на стоянки. Случаев внедрения RFID на территории целого государства в ISBC вспомнить не смогли.
В России, судя по всему, хотят отслеживать автомобили вне зависимости от условий видимости и загрязнённости номеров, считают на зеленоградском «Микроне», который производит RFID-метки. Естественно, такие метки должны быть вандало- и метеоустойчивы.
В питерской компании «РСТ-Инвент», которая занимается производством RFID-меток и оборудования, также не вспомнили проектов поголовной маркировки автомобилей. А в успешных проектах по автоматизации расчетов за пользование платными дорогами маркируется обычно не номерной знак, а сам автомобиль.
В подавляющем большинстве проектов автоматизации расчетов за пользование платными дорогами метка крепится на лобовое стекло, рассказал вице-президент финской компании Confidex Ярко Миеттинен. Метки на автономера в общем объёме продаж компании составляют около 1%. При этом задачи по учёту и контролю передвижения автомобилей на государственном уровне ставятся редко.
Тем не менее, государственные проекты по автоматической идентификации автотранспорта существуют. К примеру, в Индии в прошлом году модернизировали контрольно-пропускные пункты, расположенные на границе штата Махараштра. Раньше проезжающий транспорт контролировали вручную, что приводило к многокилометровым пробкам на границе. Теперь, когда автомобиль проезжает через КПП, с его RFID-метки, закреплённой на лобовом стекле, считывается информация о транспортном средстве, водителе, наличии разрешения на въезд на территорию штата. Инновация позволила существенно сократить очереди и пробки на границе.
Технология и деньги
Само по себе RFID-оборудование в целом готово для решения широкого спектра задач идентификации автомобилей. Однако оборудование определяют потребности заказчика — государства. А оно пока не определилось с тем, что ему надо. «Вопрос поручено проработать, но отнюдь не внедрить с ходу,— цитирует „Коммерсант“ одного чиновника. — Может и не срастись, если будет дорого».
Дорого или не дорого также определяется решаемыми задачами. По оценке специалистов ISBC, пассивная UHF-метка может стоить от 28 рублей за наклейку на лобовом стекле до 80 рублей за корпусированную метку для закрепления на автомобильном номере.
По данным ГИБДД на начало 2013 года в России зарегистрировано около 50 млн транспортных средств. Ежегодно их число увеличивается в среднем на 5,5%. Таким образом, количество выдаваемых номеров составляет примерно 2-3 млн ежегодно, а значит для чипирования всех автомобилей понадобится около 55 млн меток, считают в ISBC.
На «Микроне» рынок меток для автомобилей оценивают примерно в 7-10 млн штук в год и считают интересным — он может дать 3-5% загрузки производства.
Потратиться придётся не только на сами метки, но и на считывающее оборудование. В ISBC думают, что в условиях российских дорог использовать можно только самое надежное оборудование, стойкое к агрессивным условиям внешней среды — грязи, пыли, влаге, температурным перепадам. То есть оборудование будет стоит дорого. Если использовать дешевые варианты, считыватели придётся часто менять.
В «РСТ-Инвент» смотрят ещё глубже. Подбор подходящих меток и считывателей не является единственной задачей проекта. Необходима также инфраструктура передачи, хранения и обработки информации, собираемой RFID-устройствами.
Требуют проработки и вопросы безопасности — защищенность информации, которая записывается на метки. В ISBC отмечают, что для защиты информации от перезаписи и подделки, эмиссионные центры, в которых будут выпускаться номерные знаки, должны работать на специальном лицензионном оборудовании. Кроме того, информация на метках, которая, в том числе, будет содержать персональные данные владельца автомобиля, должна быть защищена от несанкционированного считывания, что подразумевает серьезный уровень криптографии.
К пилоту готовы
Сейчас к реализации такого крупного инфраструктурного проекта в масштабах страны не готова ни одна компания, говорят в «РСТ-Инвент» — речь может идти только о пилотных проектах и НИОКР на эту тему.
В ISBC уверены, что сама по себе разработка и установка RFID-систем для идентификации автомобилей не представляет особой технической сложности. Оснащение всех номерных знаков RFID-метками — дорогостоящий и трудоёмкий процесс, который не будет иметь значимого эффекта в аспектах безопасности, но поможет контролировать перемещение автомобилей. А для платных дорог и парковок, которых становится всё больше, комбинация RFID-меток и считывателей является идеальным решением.
Если абстрагироваться от целесообразности расходования бюджетных средств на подобные проекты, а также прочих российских реалий, то реализация такого проекта вполне возможна. В ISBC даже готовы осуществить пилотный проект в рамках Зеленограда.

Концернмейстер


Владимир Евтушенков возрождает "Ситроникс"
АФК "Система" намерена создать новый высокотехнологичный холдинг. Для этого "гражданские" активы из оборонного концерна РТИ будут выделены и переданы производителю микроэлектроники "Ситроникс", который до этого планировалось расформировать. По мнению экспертов, новый холдинг "Система" создает с прицелом на государственное финансирование.
О планах создания нового высокотехнологичного холдинга, который имеет условное название "Ситроникс 2", "Ъ" рассказал основной владелец "Системы" Владимир Евтушенков. По его словам, активы РТИ, не относящиеся к оборонному комплексу, могут быть переданы "Ситрониксу", бизнес которого может быть возрожден или продан, а реструктуризация позволит РТИ "выжить как оборонному концерну, четко структурированному, четко имеющему направление, четко имеющему тренд развития".
В июле подконтрольное "Системе" РТИ приобрело 50%+0,5 акции системного интегратора "Энвижн Групп", после чего две компании разделили активы "дочки" АФК "Ситроникс" между собой: IT-компании вошли к "Энвижн Групп", а подразделение микроэлектроники, зеленоградский завод "Микрон" — к РТИ. В августе "Ситроникс" прошел делистинг на Лондонской фондовой бирже, после чего из компании уволилась основная часть сотрудников, которые ожидали расформирования компании и отказа от бренда.
ОАО "РТИ" разрабатывает решения в области комплексных систем связи и безопасности, системной интеграции, микроэлектроники, телекоммуникаций, геоинформатики и радионавигации. Основными акционерами РТИ являются АФК "Система" (84,6%) и "Банк Москвы" (15,4%). В состав РТИ входит "Концерн РТИ Системы" (97%) и "Ситроникс" (100%).
По итогам 2011 года РТИ, получивший $718,1 млн от оборонных заказов при общей выручке в $2 млрд, занял в нем 87-ю позицию в рэнкинге The global Defense News Top 100. По данным Defence News, за год выручка РТИ от оборонных заказов выросла на 59,9%. Выручка "Ситроникса" на конец марта 2012 года составила $333,7 млн, чистый убыток — $8,4 млн, а общий долг — $789,2 млн.
По словам господина Евтушенкова, в "Ситроникс 2" могут быть переданы R&D центр "Ситроникса" и ZTE в Китае и греческий завод по производству телекоммуникационного оборудования Intracom Telecom (51% принадлежит "Ситрониксу".— "Ъ"). Источники в "Системе" добавляют, что в обновленный холдинг может быть передан также федеральный оператор отечественной системы спутниковой навигации "НИС ГЛОНАСС", системный интегратор "Ситроникс-КАСУ", производителя сим-карт "Ситроникс смарт технологии". Интегратор "Интеллект-Телеком", блокпакетом которого владеет РТИ, станет дочерней компанией МТС (также контролируется "Системой"), слышал один из собеседников "Ъ".
Пока нет окончательного решения, останется ли зеленоградский завод "Микрон" в структуре РТИ или будет передан в "Ситроникс 2". Неясно также, войдет ли в новый холдинг системный интегратор "Энвижн Груп", говорит собеседник "Ъ" в АФК. Антон Сушкевич, президент и акционер "Энвижн Групп", утверждает, что процесс реструктуризации РТИ и возрождения "Ситроникса" "не будет иметь никакого отношения к системной интеграции и не будет влиять на развитие компании "Энвижн Групп"".
В сферу интересов АФК входит и системный интегратор "Астерос", но если сделка и состоится, пока не ясно, будет ли она оформлена на "Ситроникс 2". "Мы точно вошли в этот IT-бизнес надолго, и все равно несколько поглощений еще будет",— утверждает Владимир Евтушенков. Антон Сушкевич подтверждает, что он в курсе переговоров с "Астерос". Основной акционер "Астерос" Юрий Бяков передал "Ъ", что "не исключает возможного интереса инвесторов в отношении тех или иных активов".
В пресс-службе АФК "Система" говорят, что "сейчас идет разработка стратегии развития высокотехнологичных активов, однако пока окончательного решения по ней нет". Разработкой стратегии занимается исполнительный вице-президент АФК "Система" Алексей Шавров.
"Идея понятна. Оборонка низкорентабельна, а в случае РТИ вообще убыточна. Выделение гражданских активов в отдельную компанию позволит АФК использовать ее как инструмент для покрытия убытков от деятельности РТИ. Например, новый холдинг можно будет вывести на IPO или вообще продать. А еще под нее можно будет получить дополнительное финансирование от государства, на что, скорее всего, и рассчитывает Евтушенков, уже имеющий опыт взаимодействия с ВЭБ в части получения финансирования своих проектов",— рассуждает руководитель одной из компаний, работающих в сфере электроники. "Создание отдельных узкоспециализированных холдингов — распространенная общемировая практика,— говорит источник "Ъ" в штабе войск воздушно-космической обороны.— Для нас как заказчиков продукции военного назначения не важно, какими способами производитель собирается в срок выполнять условия контрактов, это не наша компетенция".

Микроэлектроника - это не малый бизнес, где может конкурировать масса предприятий - глава "Микрона" Г.Красников


"НИИМЭ и Микрон" - основной актив АФК "Система" в сегменте микроэлектроники. Глава "Микрона" Геннадий Красников, руководящий предприятием уже более 20 лет, поделился с "Интерфаксом" своим мнением о состоянии дел в российской микроэлектронной отрасли, и рассказал о планах по созданию производства микрочипов 65 нанометров.
- Какие рыночные перспективы существуют для российской микроэлектроники? Сможет ли она догнать иностранных производителей и стать полноправным игроком на международной арене?
- В 1970-е и начале 1980-х годов СССР занимал второе место после США по объемам продаж микроэлектронной продукции. Но это очень динамичная отрасль, она требует постоянных инвестиций. С конца 80-х годов мы уже серьезно отставали от мировых лидеров, а в следующее десятилетие отставание приобрело катастрофические формы. К началу 2000-х нам удалось сохранить кое-какую инфраструктуру и систему подготовки кадров. В 2006 г., когда было решено начать масштабную программу модернизации производства "Микрона", мы пошли путем "перепрыгивания" через четыре поколения технологий.
На сегодня в своей технологии (логика плюс встроенная память) мы находимся на мировом уровне и стали одним из шести мировых производителей чипов, получивших сертификат безопасности EMVCo (система Eurocard, Mastercard, Visa). Это открывает нам рынки банковских, социальных и прочих высокозащищенных карт с платежной функцией. На сегодня экспортные поставки составляют около 20% нашей выручки, и эта доля будет расти при условии сохранения темпов научного и технологического развития.
В мире есть примеры построения микроэлектронной промышленности вообще с нуля - Тайвань, Южная Корея, Китай. У меня нет сомнений в том, что микроэлектроника в России может достигнуть передового уровня, и мы войдем в десятку мировых лидеров.
- Планирует ли государство стимулировать спрос на микроэлектронную продукцию? Какими мерами?
- Производство микроэлектроники не похоже на малый бизнес, в котором может конкурировать множество предприятий. Как правило, в стране есть единственный или крупнейший с отрывом на порядки производитель микроэлектроники: ST во Франции, Infineon - в Германии, SMIC - в Китае, TSMC - в Тайване. С каждым новым поколением технологий компаний-производителей становится все меньше. Например, технологией уровня 32нм обладают шесть компаний в мире, 22нм - четыре компании (TSMC, ST, Intel, Samsung).
Новые технологии требуют огромных капиталовложений, и, следовательно, очень объемных рынков сбыта продукции. Мировой опыт свидетельствует о том, что просто так, на одних рыночных механизмах микроэлектроника никогда не развивается, необходим комплекс мер господдержки. В целом, все эти меры известны уже 10-15 лет, и мы не изобретаем велосипед.
Задача триедина, она включает создание инфраструктуры (научной школы, кадров, производства), формирование экономических условий и создание рынка. Это межведомственные задачи, они обсуждались на нескольких совещаниях в правительстве. Мы считаем, что такие совещания должны быть не эпизодическими, а постоянно действующими, и проходить под руководством курирующего отрасль вице-премьера Дмитрия Рогозина. У правительства должна быть определенная воля для принятия решений, министерствам нужно последовательно, с ориентацией на цель разбираться в поручениях, в том, как они выполняются по сути. Зачастую госструктуры занимаются "отписками", особенно, когда чувствуют, что над ними нет постоянного контроля. В итоге бездействие государства тормозит развитие микроэлектронной отрасли. Вопросы сформулированы, понятно, что делать. Но механизм выполнения пока страдает.
- Назовите основные меры, необходимые для поддержки российской микроэлектроники.
- Первое - это формирование обеспеченного спроса. Приведу пример Франции. ST - это бывший SGS Thomson. Когда в стране началось внедрение кабельного телевидения, правительство Франции обязало каждое домохозяйство приобрести приставку производства Thomson для приема кабельного телесигнала, и национальный производитель получил огромный защищенный рынок, на котором он набрал достаточный потенциал, чтобы затем конкурировать в мировом масштабе. До сих пор ST занимает лидирующие позиции в мире на рынке микрочипов для цифрового телевидения.
Другой пример - Китай, который законодательно ввел электронные паспорта и другие документы, создав этим рынки для микроэлектронной продукции.
У нас же пока наблюдается метание из стороны в сторону. Сначала ставится задача обязательного внедрения универсальной электронной карты (УЭК), "Микрон" создает для нее продукты, а потом Минкомсвязи заявляет, что надо отменить обязательное распределение карт, так как оно сопряжено с большими затратами со стороны государства. А что, когда программа формировалась, объем будущих расходов не был спрогнозирован?
Чип для УЭК - довольно сложный продукт, в разработку и сертификацию которого мы вложили немалые средства и время. К настоящему моменту мы поставили 150 тыс. микрочипов для УЭК, но теперь нам непонятно будущее этого проекта. Если бы все шло по первоначальному плану, то мы бы поставили 6-7 млн чипов уже в этом году, а в следующем году это количество выросло бы до 10 млн. О каком долгосрочном планировании идет речь, если мы на год вперед не можем спрогнозировать свой бизнес?
Еще один характерный пример: в Алабушево, в 1,5 км от "Микрона", существует особая экономическая зона (ОЭЗ ТВТ "Зеленоград"). Там действуют налоговые преференции, льготный таможенный режим, но нет инвестиций. Земля пустует, какие-то работы ведутся, но предприятий мало. А мы инвестировали в "Микрон" в общей сложности уже почти миллиард долларов. Вокруг нас уже образовалась экосистема компаний, у нас десятки зарубежных партнеров, 35 поставщиков оборудования, для которого нужен упрощенный таможенный режим. Казалось бы, эффект от присоединения "Микрона" к ОЭЗ очевиден, более того, президент и премьер не возражают против вхождения "Микрона" в ОЭЗ, но мы не можем этот вопрос решить.
- Почему, от кого это зависит?
- Здесь завязан целый клубок межведомственных взаимоотношений: Минэкономразвития, московские власти и другие ведомства. Поэтому мы и говорим, что это все должно рассматриваться на уровне вице-премьера.
Как только мы поставили на баланс оборудование для производства микрочипов топологического размера 90 нанометров, мы были вынуждены заплатить Москве налог на имущество в размере 2,2% от его стоимости. Ни в одной стране мира такого нет, везде существуют льготы и налоговые каникулы для проектов по модернизации производства. Микроэлектронные проекты очень длинные, запуск длится несколько лет, но Москве сразу же требуется налог на имущество.
Все вопросы, которые мы задаем по льготам, зависают. Получается, что с одной стороны у нас декларируется развитие высоких технологий, а с другой - конкретные меры не принимаются. Мы же не офисы строим, а монтируем высокотехнологическое оборудование, которое завезли с большим трудом.
- Наверное, власти не могут предоставить налоговые льготы конкретной компании, решение должно быть общим для отрасли?
- Речь не идет о каких-то эксклюзивных льготах, обсуждаются механизмы экономического стимулирования проектов по модернизации производств компонентов, например, через их включение в ОЭЗ. Здесь важно понимать, что завод невозможно положить в карман и перенести в ОЭЗ, т.к. в его инфраструктуру за годы вложены миллиарды, поэтому принцип построения ОЭЗ в "чистом поле" для производств неэффективен.
В своих предложениях по мерам регулирования мы не изобретаем велосипед, мы исходим их успешных практик других стран: Тайваня, Кореи, США.
- Вошел ли "Микрон" в программу субсидирования инновационных кластеров, принятую 9 марта 2013 года? Как эти субсидии помогут в дальнейшем развитии предприятия?
- Мы вошли в программу. Субсидии буду направлены на дозакупку некоторого исследовательского и производственного оборудования, которое позволит вести разработку новых технологий. Мы к этому относимся, как к одному из механизмов поддержки.
- Ранее ведомства обсуждали также программы по внедрению RFID-меток на почте, были идеи чипирования скота…
- Это продолжает обсуждаться. Внедрение таких программ опять-таки зависит от постоянно действующего межведомственного органа. Должен быть определенный импульс, механизм согласования между ведомствами. Это вопрос времени, правительство может ускорить процесс, но понятно, что в перспективе микроэлектронные технологии будут применяться на все большем количестве рынков.
Например, вышло требование ЕС по контролю происхождения древесины, и с 2014 года каждое дерево, поставляемое к ним, будет иметь электронный носитель с данными о том, на каком участке и когда оно срублено и т.д.
- Какие научные разработки ведет "Микрон"? Какие технологии востребованы в России? Для каких индустрий?
- Мы развиваем технологию логики со встроенной флэш-памятью, которая используется в sim-картах, банковских картах, биометрических паспортах, УЭК, программируемых микроконтроллерах. На сегодня это уровень 180-90 нанометров. Мы совершенствуем эту технологию самостоятельно, ведем исследование по новым ячейкам памяти. Это наш ключевой сегмент, мы хотим находиться среди мировых лидеров в нем.
Кроме того, "Микрон" активно разрабатывает микрочипы категории "space", которые могут использоваться в космических аппаратах. Российские спутники превращаются в космический мусор после запуска, потому что в них используются непонятно какие чипы, не предназначенные для космоса, - они не выдерживают воздействие излучения и температуры. Если мы освоим производство различных чипов для бортовой аппаратуры, мы не только решим проблему надежности спутников, но и повысим их срок службы с 3-4 до 15-20 лет.
- Почему вы до сих пор не производите такие чипы?
- Нельзя сразу взять и все сделать. Сначала разрабатывается технология, потом дизайн изделия. Затем оно проходит испытания. Этот цикл занимает не один и два года, иногда на это уходит больше пяти лет. Много и организационных моментов, есть межведомственные проблемы - тут мы вновь возвращаемся к необходимости постоянно действующего совещания. Надо спокойно садиться и выяснять все разногласия, контролировать реализацию проекта.
Сейчас мы начали поставки микрочипа памяти, пригодного для работы в бортовых системах спутников, на очереди - микропроцессоры.
- Насколько сейчас загружено производство 90 нм? Какие чипы там выпускаются? Кто потребляет продукцию? Какая выручка ожидается по итогам 2013 года? Когда планируется выход на безубыточность, окупаемость?
- Загрузка, как мы ожидаем, в следующем году достигнет около 80%. Есть определенный технологический цикл, особенно для интегральных микросхем, вы должны изготовить продукт, провести испытания совместно с потребителями. Никто не разместит заказ на микросхемы, не прошедшие испытаний. Поэтому "Микрон" сейчас ведет десятки опытно-конструкторских работ по сотне изделий. По мере постановки изделий "на конвейер" загрузка линии 90 нанометров будет расти, и к началу 2015 года достигнет 100%. В том же году производство, как ожидается, выйдет и на прибыльность. Потребители микросхем - предприятия Роскосмоса, операторы связи, разработчики автоматизированных систем управления.
- Считаете ли вы привлекательными условия финансирования "Роснано" проекта 90 нанометров? Помогает ли "Роснано" вам в формировании спроса на продукцию СП?
- Я думаю, условия, на которых "Роснано" предоставляет финансовые ресурсы, мало кого удовлетворяют: многие предприятия проходят определенный цикл переговоров с "Роснано", а потом отказываются от их финансирования. Мы ведем с "Роснано" дискуссии, потому что условия сложные, это недешевые ресурсы.
С точки зрения менеджмента мы находим взаимопонимание, существует плотное взаимодействие с Анатолием Чубайсом, он здесь часто и подолгу бывает, пытается вникнуть в суть проблем. Мы хотели бы, чтобы "Роснано" больше влияло на развитие рынка и помогало нам получать преференции, но у них сейчас очень много работы, и они могут уделять нашему совместному проекту не так много времени. Мы бы хотели более плотно сотрудничать.
- Как сейчас работает линия по выпуску чипов 180 нанометров? На предприятии производится RFID-продукция, куда она поставляется кроме метрополитена?
- Невозможно четко разделить мощности по выпуску 180 и 90 нанометров, это одно предприятие. Между двумя линиями идет перераспределение мощностей. RFID как транспортное приложение используется не только в метро. У нас несколько десятков потребителей, среди них РЖД, региональные транспортные компании, горнолыжные курорты, стадионы. Также чипы 180 нанометров используются в УЭК, смарт-картах, кремний-германиевые чипы - в сверхвысокочастотных компонентах для телеком-аппаратуры. Кроме этого, мы изготавливаем разнообразные чипы 180нм по заказам других дизайн центров.
- К концу 2013 года государство намерено должно продать свою долю в "НИИМЭ и Микрон". Между тем, недавно "Микрон" провел в пользу государства допэмиссию, и оно владеет около 12%
- Получается странная ситуация. Мы хотим быть участником частно-государственного партнерства, т.к. участвуем в федеральных программах и привлекаем бюджетные средства. В этом году мы планировали еще одну эмиссию в пользу государства, в результате чего его доля выросла бы до 14%. Параллельно вследствие рассогласованности действий доля государства в "Микроне" планируется к выставлению на аукцион.
Следовательно, будет соревнование: мы будем делать допэмиссию, а государство тут же продавать свои акции. Это лишний раз говорит об отсутствии единой системы. Одни ведомства решают продать, а другие - купить. Что ни ведомство, то удельное княжество со своей философией.
- На какой стадии находится сейчас проект по строительству производства чипов 65-45 нанометров, обсуждавшийся много лет? Нужен ли такой завод вообще? - Мы продолжаем над ним работать. Сейчас концепция поменялась, и мы будем запускать производство чипов 65 нанометров на существующих мощностях.
В этом году мы планируем разработать собственную технологию производства чипов 65 нанометров. Когда мы запускали производство 90 нанометров, мы купили технологию у STMicroelectronics, потому что хотели побыстрее начать выпуск продукции. Теперь мы сами разрабатываем технологию, потом ее сертифицируем, опишем математически, сформулируем правила проектирования, подготовим дизайн-киты.
В следующем году раздадим дизайн-центрам правила проектирования продуктов на основе технологии 65 нанометров.
Новую фабрику мы пока строить не будем, линия 90 нанометров изначально проектировалась с запасом для технологии 65 нанометров. По многим параметрам она уже сегодня готова к выпуску чипов 65 нанометров.
Период формирования заказов на продукцию достаточно длительный. Сначала мы будем выпускать на существующих мощностях чипы 65 нанометров на 200-миллиметровых пластинах, а когда количество заказов превысит наши возможности, начнем строить новый завод для производства на пластинах 300 мм.
Строить новый завод, чтобы он был загружен на 10%, мы не хотим. Чипы 65 нанометров можно размещать и на пластинах 200 мм, есть мировой опыт.
- Какова стоимость этого проекта?
- Для организации выпуска ограниченных партий потребуется $5-6 млн. Если будем увеличивать мощности, до нескольких тысяч чипов в месяц, потребуются совсем другие деньги
- Где могут использоваться чипы 65 нанометров?
- По функциям это логические микросхемы, высокоскоростные преобразователи сигналов, системы на чипе. Такие чипы используются в вычислительных системах и телекоммуникациях. ИА «Финмаркет»

Росимущество исключило "Микрон" из программы приватизации до 2015 года


Росимущество исключило производителя микрочипов ОАО "НИИМЭ и Микрон" из программы приватизации федерального имущества до 2015 г., сообщил ИТАР-ТАСС источник, близкий к акционерам компании.
По его словам, в июле 2013 г. состоялось совещание Минпромторга и Росимущества, по итогам которого было принято такое решение в связи с планами по приобретению дополнительных акций предприятия за счет средств, выделенных на федеральную целевую программу "Развитие электронной компонентной базы и радиоэлектроники". Председатель совета директоров "Микрона" Геннадий Красников подтвердил ИТАР-ТАСС информацию о переносе приватизации до 2015 г. О том, что государство собирается выйти из состава акционеров "Микрона", сообщалось в феврале 2013 г. - тогда было выпущено соответствующее распоряжение правительства.
Предполагается, что к концу 2013 г. Росимущество увеличит свою долю в предприятии с 12,4% до 14%, говорит источник ИТАР-ТАСС. По его данным, стоимость "Микрона" составляет порядка 17 млрд руб. при выручке в 2012 г. в 9,86 млрд руб., то есть пакет Росимущества стоит приблизительно 2,1 млрд руб.
Информацию об исключении "Микрона" из списка предприятий на приватизацию ИТАР-ТАСС подтвердили в Росимуществе, пояснив, что это решение связано с участием компании в целевых программах в 2008-2015 гг. ("Микрон" выполняет работы по техническому перевооружению и реконструкции ряда производств, в том числе авиационно-космических). В ведомстве уточнили, что Росимущество планирует приватизировать предприятие в соответствии с планом на 2014-2016 гг. В АФК "Система" (акционер "Микрона" через "Ситроникс") не прокомментировали данную ситуацию.
"НИИМЭ и Микрон" специализируется на разработке и прозводстве чипов. Предприятие производит более 500 видов микросхем и полупроводниковых изделий и поставляет продукцию во все регионы России, на рынки стран СНГ, Китая и Юго-Восточной Азии. Компания образована в 1964 г., штат сотрудников на сегодняшний день составляет 1700 человек. Крупнейшим акционером компании "НИИМЭ и Микрон" является компания "Ситроникс" (77,081% акций). Основным акционером "Ситроникса" выступает АФК "Система".

«ЭЛВИС» разработал золотой чип


В 2013 году в конкурсе приняли участие более 20 российских компаний с более чем 40 проектами. В номинации «За вклад в развитие российской электроники» ОАО НПЦ «ЭЛВИС» было присуждено первое место за разработку микросхемы статического ОЗУ 1657РУ1У с уникальными параметрами радиационной стойкости для КМОП технологии. Микросхема была спроектирована НПЦ «ЭЛВИС» при активном участии сотрудников МИФИ и ОАО «Ангстрем-Т».
В номинации «Лучшее изделие российской электроники 2012 – 2013 гг» компания «ЭЛВИС» заняла второе место за разработку радиационно-стойкого многокристального микропроцессорного модуля.




«Ангстрем-плюс»: производство радиационно-стойкой элементной базы для ВПК


Переоснащение производства завода «Ангстрем» под выпуск специальной элементной базы топологического уровня 0,35-0,25 микрон на пластинах диаметром 200 мм было задумано в 2010 году. Минпромторг одобрил софинансирование 50% от расчетной стоимости проекта (650 млн рублей в 2011–2012 гг.). Новая производственная линия должна была заработать в 2011 году, обеспечив технологический скачок предприятию и его поставкам для оборонной отрасли, но бюджетные средства на «апгрейд» оборудования «Ангстрем» так и не получил.
О содержании и текущем состоянии проекта «Ангстрем-плюс» Zelenograd.ru рассказали Николай Плис, директор по маркетингу и продажам ОАО «Ангстрем», и Павел Машевич, главный конструктор завода «Ангстрем».

– Как появился проект «Ангстрем Плюс» и какая цель в него закладывалась ?
Н.П.: – Проект «Ангстрем-Плюс» должен был стать платформой для технологического скачка в обеспечении элементной базой оборонной отрасли России. За последнее десятилетие «Ангстрем» по заданиям и совместно с предприятиями оборонно-промышленного комплекса с нуля освоил порядка 75 изделий, востребованных различными проектами страны, включая проекты Роскосмоса и Росатома. Эти изделия запущены в серию, сейчас активно идёт перевооружение оборонной промышленности на нашей элементной базе. Проект «Ангстрем-плюс» должен был обеспечить более высокие технико-экономические показатели наших изделий.
Конечно, то, что проект не реализован, не снимает с «Ангстрема» задач по выпуску данной продукции, наше производство уровня 0,8 микрон работает, мы используем его вместо того, чтобы делать современные чипы 0,35-0,25 микрон и продолжать развивать уже разработанные и выпускаемые изделия, улучшая их параметры и потребительские качества.
– Что было сделано по проекту «Ангстрем-плюс» до того, как он приостановился?
Н.П.: – Мы сделали всю документацию на проект, его технико-экономическое обоснование (ТЭО), разработку которого профинансировал сам «Ангстрем» на сумму в 11 млн рублей. Проект неоднократно рассматривался на всевозможных техсоветах с привлечением предприятий, которым он нужен и которые в нём заинтересованы. И вдруг получается так, что этот проект уходит. Теперь, вместо того, чтобы идти вперёд, мы испытываем сложности… которые будем решать и уже решаем.
– Когда проект был приостановлен, еще в 2011 году?
Н.П. – В 2011 году он уже должен был работать, первоначально предполагалось так. Трудно комментировать обстоятельства, которые в 2011 году привели к остановке финансирования развития проекта на «Ангстреме».
– Оборудование для него должна была закупить «Росэлектроника»? И на «Ангстрем» его так и не поставили?
Н.П. – Я хотел бы воздержаться от комментариев по этому вопросу, так как сам непосредственно этим не занимался. Однако, если его ставят на другом предприятии – это попытка создания альтернативного производителя для вывода на рынок аналогов наших изделий. Представлялось бы более рациональным продолжать развивать предприятие, обладающее всей технологией, наработанным рынком, на котором нужно обеспечивать взаимодействие оборонных предприятий и их специалистов… «Ангстрем» продолжает выпускать, и в дальнейшем будет выпускать свою продукцию. Вопрос шире, чем просто выпуск продукции – наши взаимоотношения с потребителями продукции складывались годами и десятилетиями: между разработчиками элементной базы и разработчиками аппаратуры, производственные взаимосвязи и т. д. Мы не можем их подводить.
– Вы предполагали реализовывать проект на существующих площадях завода «Ангстрем»?
Н.П. – Да. Предполагалась замена старого оборудования на импортное, более современное. Техническое перевооружение под другой уровень.
– В каком состоянии сейчас эти площади?
Н.П.: – Площади выделены, но та же самая гермозона (чистые комнаты) требовала по проекту «Ангстрем-Плюс» определённой модернизации под новое оборудование – это было прописано в ТЭО проекта.
– Модернизацию помещений должен был провести сам «Ангстрем»?
Н.П.: – Модернизация предполагалась за счет и государственных инвестиций, и средств «Ангстрема». Но проект остановили, государственные инвестиции мы так и не получили.
– В 2010 году писали, что «Ангстрем» за свой счёт уже начал проектирование помещений, «чистых комнат» под проект…
П.М.: – Да, были договора с проектными организациями.
Н.П.: – Они сделали ТЭО, все документы и проектно-сметную документацию, всё уже было подписано.
– Какие в «Ангстреме-плюс» прописаны площади гермозоны, «чистых комнат»?
Н.П.: – Это всё есть в документации.
П.М.: – По энергетике «Ангстрем-плюс» укладывался в существующий у нас резерв мощностей. Более того, в начале 2014 года в рамках завершения строительства нового завода «Ангстрем-Т» будет введена в эксплуатацию новая электростанция на 40 мегаватт, которая позволит получать без перебоев качественную электроэнергию. Это решит многое.
– А планы по дополнительной эмиссии акций «Ангстрема» и увеличению доли государства до 40% через «Росэлектронику» – они были реализовано?
П.М.: – Сейчас у «Росэлектроники» 31% акций.
– Вы еще ожидаете, что проект «Ангстрем-плюс» будет как-то реализован на «Ангстреме»?
Н.П.: – Мы поднимали у себя этот вопрос: «Ангстрем-плюс» нужен, значит, мы сами будем искать деньги на его реализацию – вплоть до реализации проекта за свой счет, если государство не будет в этом участвовать. В принципе, мы сейчас и пытаемся брать какой-то кредит на оборудование, чтобы закупать его под развитие и обеспечивать наши оборонные предприятия теми изделиями, которые мы делаем.
– При этом проект сильно сократится?
Н.П.: – Конечно, это уже скорей будет не быстрое развитие технологий и продвижение вперёд, а «латание дыр» для того, чтобы мы могли с определённой эффективностью выполнять заказы, которые у нас есть. А заказы у нас очень серьёзные, поставки в оборонную промышленность – наша самая главная составляющая. Если кто-то захочет воспроизвести наши изделия и поставит себе такую задачу, это обойдётся в суммы в десятки раз большие, чем те, которые надо бы вложить в «Ангстрем».
– Какова сейчас доля отечественного рынка у «Ангстрема» по радиационно стойким микросхемам, по оборонзаказу?
Н.П.: – Там, где запрещено использовать импортную элементную базу по ряду проектов, где сейчас идёт перевооружение – практически 100% рынка наши. Роскосмос поддержал в своё время проект «Ангстрем-плюс» и сейчас очень серьёзно обеспокоен его реализацией. Там разработки и поставки отслеживаются на пять лет вперед, и если предприятие начнет сбоить, этот сбой пойдёт по всему оборонзаказу.
– Могут ли ваших «смежников» по оборонзаказу переориентировать на другого поставщика – например, если в МИЭТе реализуют аналог проекта «Ангстрем-Плюс»?
Н.П.: – Не думаю. Чтобы изменить эту цепочку, поставить в технику новую комплектацию, надо провести цикл испытаний – а это уже даже не десятки млн рублей, а гораздо больше. И нужно еще создать эту комплектацию, сертифицировать её, это реально несколько лет.
П.М.: – Проблема переориентации в том, что на каждом предприятии – и на «Ангстреме» в том числе – накапливается опыт. Он позволяет делать изделия с теми характеристиками, которые требуются, и простой перенос производства на какую-то более современную базу просто так ничего не даст. Недостаточно купить зарубежную технологию, перенести её и запустить. Нужен опыт во всём – он не только в технологиях, но и в проектировании, в подходах, в аттестации, в обеспечении качества, в продажах, во взаимодействии с заказчиками, и т. д. Много аспектов. Есть предприятия, которые сейчас нарабатывают свой подобный опыт, «Ангстрем-Т» будет нарабатывать свой…
Н.П.: – Что нужно, чтобы построить новое предприятие? В первую очередь, рынок. Если говорить о рынке для ВПК – он сейчас у нас. Это порядка 400 предприятий, около 20 из них определяют 80% объема рынка. Чтобы создать этот рынок, нужны годы. Второе – нужны технологии, они тоже сейчас у нас. С советских времен коллектив «Ангстрема» занимается этим направлением. Есть ресурсы, энергетика; где-то надо заново всё это создавать, а у нас речь идёт только о модернизации. Но еще с 90-х годов часто бывает, что подобные предприятия рушатся, а создавать что-то предпочитают на пустом месте. И старое не поддерживается, и у нового поначалу будут сложности – получится провал.
– Но в Зеленограде ведь сейчас есть предприятия, которые тоже ведут разработки и производство в интересах ВПК и космоса – НПЦ ЭЛВИС, например, разрабатывает новый радиационно стойкий процессор для спутников, причем с топологией 180нм… Зеленоградский «Миландр» тоже является поставщиком оборонных предприятий и разрабатывает свои радиационно-стойкие микросхемы для них…
Н.П.: – НПЦ ЭЛВИС и «Миландр» – успешные и перспективные организации.
– Насколько серьёзно сейчас стоит вопрос о переходе на российскую элементную базу в ВПК?
П.М.: – Там, куда идут наши схемы – вся элементная база российская, импортной нет.
Н.П.: – В военных системах не должно быть импортной элементной базы, иначе они могут просто не заработать в нужный момент. Поэтому уровень микроэлектронных технологий и обороноспособность страны – разные вещи. Кроме того, это и вопрос надежности: использование импортной элементной базы, которая за рубежом идёт в оборонку, для нас закрыто, а чтобы использовать вместо неё обычную элементную базу – её нужно испытывать. Практика показывает, что отказов по отечественной элементной базе гораздо меньше, чем по импортной. А схемы с уровнем стойкости, которые мы делаем на «Ангстреме», за рубежом стоят больших денег, и никто не спешит их нам давать.
– По объёмам выпуска: в проект «Ангстрем-Плюс» были заложены 4000 пластин в месяц; какие объёмы производства есть сейчас и какие «Ангстрем» сможет давать, если сам профинансирует подобный проект?
Н.П.: – Давайте вернемся немного назад. «Ангстрем» начал заниматься рынком экстремальной элементной базы в интересах предприятий ВПК с начала 2000-х годов. Эти годы совпали с определенным восстановлением промышленности для ВПК, и мы сконцентрировали вокруг «Ангстрема» круг предприятий, которые остались «на ногах» и этим занимались. Мы взяли на себя роль практически единственного в стране крупного производителя элементной базы для предприятий оборонного комплекса, которые её потребляют. Под них мы и работали, и ежегодный прирост этого рынка составлял от 20% до 60%. Сейчас он вообще «летит» вверх. Из реальных поставщиков специальной элементной базы «Ангстрем» остаётся основным поставщиком, могу это утверждать, мы имеем большую долю в гособоронзаказе. Объем продаж продукции для ВПК в 2013 году к 2006 году возрос в 7,42 раза, план в 2014 году к 2013 году – в 1,38 раза.
Проект «Ангстрем-Плюс» – это продолжение развития «Ангстрема», мы все его так воспринимали. Помимо Роскосмоса проект поддержал Минатом и другие министерства. Со спецпредприятий были получены ориентировочные потребности в специальной элементной базе до 2015 года, и было запланировано соответствующее развитие «Ангстрема».
– Реализация проекта означала бы скачок вверх в объёме выпуска продукции «Ангстрема»?
Н.П.: – По сравнению с сегодняшним днём – конечно. Проект давал гарантированные и более оперативные поставки, модернизацию изделий, приемлемые цены на них при повышении уровня самих изделий. Для нашего направления, для Роскосмоса и Минатома, это бы обеспечило потребности на десятилетие вперёд.
– Сколько рабочих мест планировалось создать на производстве «Ангстрем-Плюс» – предполагалось ли увеличение числа сотрудников «Ангстрема»?
Н.П.: – Внедрение современного оборудования не гарантирует пропорционального роста рабочих мест, мы наращиваем объемы производства, продаж, но при этом численность сотрудников может вырасти в незначительных объемах – изменится качественный состав персонала.
– В проекте предполагалось использовать только российские технологические материалы – подразумевалась сеть отечественных предприятий-поставщиков вокруг «Ангстрема»? Какие, например, зеленоградские предприятия планировалось в неё вовлечь?
Н.П.: – В принципе, мы и сегодня работаем вместе в этом секторе. Ведь есть определённая программа, по которой требуется иметь всё сырьё и материалы для такого производства внутри своей страны. По кремниевым пластинам 200 мм мы имеем соглашение с зеленоградской компанией «Телеком-СТВ» о том, что она должна начать их делать. Это не мешает в мирное время закупать пластины за рубежом, но в случае чего их производство можно перевести сюда. По эпитаксиальным структурам, по КНС мы тоже выстроили нормальные взаимоотношения – сейчас «Эпиэл» нам всё это поставляет. Вообще «Ангстрем» является ориентиром для многих поставщиков сырья, материалов и комплектующих. У нас есть соответствующая программа развития и по корпусам, мы просчитываем, что нужно будет «Ангстрему» завтра, послезавтра и т. д. Потому что у предприятия есть имидж, «Ангстрем» действительно был и остаётся флагманом отечественной микроэлектроники. Нас так научили работать, и мы так работаем.
«Ангстрем-плюс» нужен, значит, мы сами будем искать на него деньги – вплоть до реализации проекта за свой счет, если государство не будет в этом участвовать. Конечно, это уже скорей будет не быстрое развитие технологий, а «латание дыр»…
Проект «Ангстрем-Плюс» – это продолжение развития «Ангстрема», мы все его так воспринимали. Его поддержали Роскосмос, Минатом и другие министерства, со спецпредприятий были получены ориентировочные потребности в специальной элементной базе до 2015 года…

Каждому по кластеру: ведомства соревнуются в реализации программ развития микроэлектроники


На зеленоградской конференции SEMICON Russia 2013 одной из центральных и острых стала тема государственной поддержки отечественной микроэлектроники и наличия единой продуманной стратегии по её развитию. Само государство, в лице Минпромторга, видит в отрасли один из самых высокопроизводительных секторов экономики, который определяет конкурентоспособность других отраслей промышленности и решение социальных задач. С собственными живыми и отчасти противоположными примерами консолидации электронного бизнеса на конференции выступили представители зеленоградского «Микрона» и холдинга «Росэлектроника». В игру активно включилось и правительство Москвы.
Заместитель директора департамента радиоэлектроники Минпромторга Павел Куцько рассказал участникам конференции — представителям электронных предприятий, науки, институтов развития инновационного бизнеса России, а также зарубежным гостям — о новой государственной программе по развитию электронной и радиоэлектронной промышленности, принятой в конце 2012 года. Основные тенденции новой программы — сокращение прямых госинвестиций в предприятия и увеличение финансовой поддержки конкретных проектов, привлекая для этого все больше частных инвестиций. Кроме того, государство намерено продвигать создание кластеров предприятий в отрасли.
«Благодаря прошлой федеральной целевой госпрограмме — „Развитие электронной компонентной базы и радиоэлектроники“ на 2008-2015 годы — которая сейчас близка к завершению, нам удалось решить базовые задачи, которые позволяют сегодня двигаться вперёд: мы сохранили структурообразующие предприятия отрасли, создали основу для развития микроэлектронных производств, сформировали систему дизайн-центров, способных работать на современном оборудовании с использованием новых технологий, — отметил Павел Куцько. — Новая госпрограмма нацелена на использование новых возможностей, которые сегодня появляются у отрасли, в том числе, с учетом изменения конъюнктуры рынка, вступления России в ВТО и высоких темпов роста доли радиоэлектроники в структуре мирового обрабатывающего производства. Прежде всего, эти возможности связаны с интенсивным ростом спроса в профессиональных сегментах и с появлением их на глобальном и внутреннем рынке: это системы энергоэффективности и электротехнического оборудования, автомобильная электроника, медицинская техника, системы безопасности и промышленной электроники. Для развития этих сегментов у российских предприятий есть существенный задел — и технологический, и производственный потенциал, и интеллектуальный капитал. Мы ожидаем к 2025 году увеличения доли российских компаний в приоритетных сегментах на внутреннем рынке до 40%, на мировом — в 3 раза».
Один из принципов, заложенных в новой госпрограмме — постепенный переход от прямой господдержки отдельных предприятий к созданию условий для развития отрасли. В этом состоит задача её первого этапа, 2013-2015 годов. На втором этапе, в 2016-2020 годы, государство намерено активно содействовать запуску новых проектов; начиная с 2021 года акценты сместятся на поддержку роста производства.
Госфинансирование отрасли электроники до 2025 года планируется снизить почти вдвое — с 19 (2013 год) до 11 млрд рублей (2025 год), однако общий размер инвестиций за этот период должен вырасти, как полагают в Минпромторге, за счет средств частных компаний — с 36 (2014 год) до 45,5 млрд рублей (2025 год). Реализация всех трёх этапов программы подразумевает тесную координацию с национальными институтами развития — Сколково, Роснано, Внешэкономбанком. При этом из внебюджетных источников государство рассчитывает привлечь за весь период более 339 миллиардов рублей, а из федерального бюджета вложить 178 миллиардов рублей, которые в основном пойдут на институциональную поддержку и стимулирование инвестиционной активности со стороны частного бизнеса, как отмечается в презентации госпрограммы.
Основным механизмом её реализации станет создание кластеров в радиоэлектронной промышленности, ориентированных на развитие малых и средних предприятий. В таких кластерах будут поддерживаться специальные условия для развития микроэлектронных производств и формирования кооперации, там же будет организована инфраструктура общего пользования, научная и технологическая база, система подготовки кадров. Сейчас Минпромторг прорабатывает вопрос о создании более чем 20 таких кластеров.
«Логика снижения госинвестиций, кластерная политика, привлечение малых и средних предприятий, создание конкурентной среды полностью отвечает нормам ВТО, — отметил Куцько. — Что касается уже действующих компаний — мы продолжим совершенствовать условия ведения бизнеса, будем активно применять меры нормативно-правового и нормативно-технического регулирования, оказывать поддержку рынку...»

«Микрон»: кластер уже есть — нужны потребители и таможенные льготы


Пример микроэлектронного кластера, который де-факто уже самоорганизовался вокруг зеленоградского «Микрона» привёл в своём докладе на конференции Николай Шелепин, первый заместитель генерального директора НИИМЭ, заместитель генерального конструктора «НИИМЭ и Микрон». Он отметил, что общепринятая практика в мире — концентрация вокруг одной крупной «якорной» микроэлектронной компании альянсов и кооперации, объединяющих поставщиков исходного сырья и материалов, разработчиков и поставщиков оборудования, научно-исследовательские институты, дизайн-центры полупроводниковых приборов и микросхем, сборочные производства и сервисные фирмы.
«Фактически на данный момент „якорной компанией“ зеленоградского кластера со своими технологиями микроэлектроники является „Микрон“, — заявил Шелепин. — Что мы имеем с точки зрения кластера? МИЭТ, как высококлассный университет, который готовит специалистов для электронной промышленности; налаженное сотрудничество с Зеленоградским наноцентром; установившиеся связи с рядом дизайн-центров Зеленограда, среди которых есть как начинающие (дизайн-центр „Союз“, КМ-211), так и давно работающие фаблесс-компании („Элвис“, „Миландр“). У нас есть прочное сотрудничество с компанией „Эпиэл“, которая занимается созданием исходных материалов для микроэлектронной промышленности. Таким образом, в Зеленограде есть сильный средний и малый бизнес в области микроэлектроники для развития реального микроэлектронного кластера. Кроме того, „Микрон“, конечно, ведёт большую работу и с массой других дизайн-центров, и с международными компаниями...»
На сегодняшний день, по словам Николая Шелепина, одним из самых «больных» вопросов в отрасли остаются существующие правила таможенного оформления импорта в Россию микроэлектронных элементов, что сказывается на оперативности поставок исходных материалов и запчастей для работающих технологических линий. Выход, который предлагает «Микрон» — в расширении территории особой экономической зоны «Зеленоград», в которую могли бы войти существующие предприятия, обретя таможенные льготы ОЭЗ. Правда, в госструктурах это предложение, которому уже не один год, пока не нашло отклика. Хотя по инициативе правительства Москвы сейчас рассматривается возможность законодательного увеличения числа площадок ОЭЗ.
О второй проблеме «Микрона» и его кластера говорят уже много лет. «Сегодня зеленоградскому кластеру не хватает еще одной „якорной“ компании — которая была бы основным потребителем нашей микроэлектронной продукции. — Считает Шелепин. — С этим у нас в целом в России есть проблемы, которые, надеюсь, будет решать госпрограмма развития радиоэлектронной промышленности. Много лет считалось, что у нас в стране нет технологий производства микросхем, нет компонентной базы. В конце концов, получилось так, что на примере „Микрона“ современная технология изготовления микросхем появилась раньше, чем компании, способные потреблять новые разработки и обеспечивать массовый выпуск электронной аппаратуры».
Помимо того, что в стране по-прежнему крайне узок круг потенциальных потребителей отечественной микроэлектроники, по мнению «Микрона» разрыв есть и с другой стороны цепочки: в доведении до производства тех научных и дизайнерских разработок, которые создаются в НИИ, технопарках и инновационных стартапах. Николай Шелепин признал их достаточно конкурентоспособными, оригинальными и многообразными — тем острее проблема их эффективной коммерциализации и доведения до рынка. Её и могли бы разрешить сильные микроэлектронные кластеры, выстраивая весь процесс от заказа и поиска научных исследований до производства и продажи продуктов. «Подобный кластер — это большое количество рабочих мест и хороший инструмент развития инновационной экономики в регионе», — заметил Николай Шелепин.

«Росэлектроника»: впереди кластеризация холдинга и выход на IPO


В холдинг «Российская электроника» входит на сегодня около 120 предприятий радиоэлектронной промышленности России — предприятий бывшей электронной промышленности СССР, сохранивших госучастие и объединенных в 1997 году по решению правительства РФ. Среди них — зеленоградские «Ангстрем», «Логика» и ЦКБ «Дейтон», половина из предприятий холдинга являются традиционными изготовителями электронной компонентной базы, а вторая половина — это как раз её потребители, которых так не хватает «Микрону». Альтернативный вариант территориально-распределённого микроэлектронного конгломерата, образованного «сверху», а точнее сохранённого с исторически сложившимися взаимоотношениями.
«„Росэлектроника“ объединила компетенции в области электронной компонентной базы, аппаратуры и комплексов, получив уникальное позиционирование на рынке, — доложил на конференции Павел Приходько, руководитель Центра оптимизации производственных систем в холдинге „Российская Электроника“. — Наши основные сферы — это СВЧ-компоненты, компонентная база для специальных и широких нужд, спецсвязь и управление воздушным движением, комплексы АСУ и системы интерактивного управления. В структуре выручки компании порядка 49% — компоненты, 31% — радиоэлектронное оборудование, около 1% — материалы. Стратегические продуктовые направления на рынке гражданской продукции это информационно-компьютерные технологии, системы безопасности, медицинское оборудование, промышленная электроника, системы и комплексы связи. В стратегически значимые для нас государственные интересы входит обеспечение высоких характеристик и низкой себестоимости систем двойного и специального назначения и развитие инноваций для сферы радиоэлектронной промышленности».
Для развития холдинга до 2020 года в «Росэлектронике» выбрали сбалансированную по целевым рынкам стратегию — она предполагает реализацию продуктовых направлений разного уровня, укрепление операционных связей между предприятиями и отказ от наиболее рискованных направлений. Помимо достижения ряда плановых показателей это позволит устранить технологические разрывы смежных цепочек предприятий по холдингу и повысить устойчивость его к внешним факторам экономики. «По многим направлениям, которые сегодня не совсем традиционны для „Росэлектроники“, мы планируем увеличение показателей более чем на порядок», — отметил Павел Приходько.
Кластеризация — другой тренд на ближайшие годы: корпоративный центр и усиление головных центров приоритетных направлений, которые станут центрами кластерных притяжений — такой будет «планетарная модель» холдинга. Кроме того, в «Росэлектронике» планируют заняться оптимизацией активов и инвестиций. К 2020 году, согласно внутреннему прогнозу, примерно 25% компаний холдинга объединятся, общее их число сократится с 124 до 104.
«Оптимизация структуры активов будет выполнена с учетом стратегической важности и финансового состояния каждого отдельного актива, — рассказал Приходько. — Активы делятся на системообразующие, центры ключевых компетенций, центры второстепенных компетенций, непрофильные активы. Все они у нас структурированы, оценены, по ним принимаются оперативные решения об усилении, объединении или о выводе из холдинга, продажи для инвестиций в более перспективные направления. Большая часть таких инвестиций — 65% — будет направлена на развитие технологий двойного назначения и покрыта за счет новых рынков, 35% пойдёт на развитие проектов, диверсификацию бизнеса и гражданский сегмент. Запланировано также приобретение активов в Юго-Восточной Азии — то есть, мы предполагаем как развитие собственных заводов для внутренних целей и обеспечения госзаказов, так и приобретение активов для выхода на международный рынок. Конечная цель компании — выход на IPO и аккумулирование средств для дальнейшего развития. Мы обсуждаем сейчас разные модели выхода на IPO всего холдинга и, скорей всего, остановимся на выводе на IPO для начала только гражданского бизнеса, потом начнем поэтапный вывод остальных направлений, а затем и полностью всех предприятий холдинга».
Первым крупным представителем сектора отечественной микроэлектроники на фондовом рынке был концерн «Ситроникс», которому принадлежал зеленоградский «Микрон» — 20% акций «Ситроникса» были размещены на Лондонской фондовой бирже с 2007 по 2012 год.
Правительство Москвы: кластер на низком старте
К началу практической реализации подошёл инновационно-территориальный кластер в Зеленограде. Условия финансирования проектов кластера определены и теперь необходимо срочно переделать задумки под нужный формат, а также наладить работу управляющей компании. Если всё пойдёт по плану, то кластерный проект министерства экономического развития в Зеленограде может первым показать результат.

«Ангстрем» на SEMICON Japan 2012: о новых микросхемах и роли на зарубежных рынках


В декабре нынешнего года несколько зеленоградских предприятий посетили выставку SEMICON Japan в Токио, представляя там свои разработки и в целом инновационный кластер «Зеленоград». О том, что привёз в Японию «Ангстрем», об итогах и своих впечатлениях от выставки Zelenograd.ru рассказали Олег Семичастнов, начальник управления внешнего рынка «Ангстрем», и Морис Гафаров, руководитель дизайн-центра микроконтроллеров «Ангстрем».
— Что «Ангстрем» представлял на SEMICON Japan? Ваша экспозиция пользовалась, наверное, самым большим вниманием посетителей...
О.С. — Наша экспозиция была связана с очень актуальной в настоящее время темой — энергосбережением. Самый простой пример — обычные осветительные лампы повсюду заменяются на светодиодные, более долговечные и потребляющие значительно меньше энергии. При этом требуются специальные схемы, управляющие их работой, так называемые LED-драйверы. Мы представляли микросхемы, разработанные и изготовленные на «Ангстреме», которые служат именно этой цели — управлению самым разнообразным светодиодным освещением. Это достаточно сложная проблема — обеспечить высокую эффективность и качество освещения при разных условиях. Поэтому мы не ограничились одной схемой, а разработали целое семейство схем, отвечающих различным требованиям — их образцы были выставлены на нашем стенде.
— Они «заточены» именно на осветительные системы?
О.С. — Не только — еще на рекламу, рекламные световые конструкции — бегающие огни и тому подобное.
— Это большой рынок сейчас.
О.С. — Да. Это одно из наших направлений развития. Другие наши образцы имели отношение к силовой электронике. Это направление тоже связано с энергопотреблением — это микросхемы, работающие при больших значениях тока и напряжения, которые используются в устройствах управления электроприводами — основных элементах электровозов, троллейбусов, гибридных автомобилей, сварочных аппаратов. Применяются они и в бытовой технике: стиральных машинах, индукционных плитах и т.д.
Кроме этого мы представляли и другие перспективные изделия: телекоммуникационные микросхемы, схемы RFID.
— LED-драйверы — новое для «Ангстрема» направление?
О.С. — Сравнительно новое, причем оно за собой потянуло еще ряд изделий. Помимо LED-драйверов необходимо было разработать мощные транзисторы, пропускающие большой ток — это тоже сложная техническая задача.
— Элементная база используется импортная для всей этой электроники?
О.С. — Нет, почему же? Самое интересное в том, что у нас имеется полный цикл производства, от моделирования и разработки топологии до получения образцов. И далее мы готовы поставлять продукцию клиентам в больших объёмах. Форма поставки — либо в виде корпусированных схем, либо виде пластин или разрезанных кристаллов.
— А что из технологий RFID есть сейчас у «Ангстрема»? Мы знаем, что зеленоградский «Микрон» этим направлением плотно занимается, а об «Ангстреме» по этой теме мало что известно...
М.Г. — RFID — способ автоматической идентификации объектов, в котором посредством радиосигналов считываются или записываются данные, хранящиеся в так называемых транспондерах, или RFID-метках. В Японии мы представляли е-паспорт, систему электронного паспорта, элементом которого является наша микросхема.
— Это те самые отечественные микросхемы для загранпаспортов, которые скоро должны начать встраивать вместо импортных? Кажется, госорганы сейчас выбирают их поставщиков, в том числе вас и «Микрон»?
М.Г. — Да, под эти загранпаспорта сейчас планируется запустить пилотную зону в Калининграде, где должны отрабатываться в пилотном режиме наши микросхемы для электронного паспорта.
— «Ангстрем» будет поставлять чипы для загранпаспортов? Или выбор поставщика до сих пор не сделан?
М.Г. — Это будет решение Минкомсвязи. Сейчас еще идут испытания, а пока в загранпаспортах ставят чипы компании NXP, это голландская компания. В Японии мы представили нашу версию электронного паспорта: это полноценный микропроцессор с блоками криптозащиты, с оперативной памятью 128К, которая позволяет обеспечивать все нужные функции паспорта и «перекрывает» требования Минкомсвязи к микросхемам для загранпаспортов. Дело в том, что эти требования недавно изменились, и сейчас в память чипа необходимо вносить фотографию владельца паспорта и его отпечатки пальцев, то есть нужно поддерживать и фотографии, и изображения. Наш чип работающий, мы его тестируем в разных режимах на оборудовании французской фирмы Micropross в её московской лаборатории. Кроме того, сейчас «Ангстрем» создал свою лабораторию по тестированию RFID. Мы используем оборудование французской компании KEOLABS.
— Эти микросхемы предназначены только для загранпаспортов? А в проекте УЭК — универсальной электронной карты, которая с 2013 года должна быть введена на всей территории России — вы участвуете со своими чипами?
М.Г. — Мы провели подготовительные работы по этому проекту, но пока никакой информации дать не можем.
— А какие применения RFID и заказы у «Ангстрема» уже были?
М.Г. — RFID для электронного паспорта — высокочастотные, 13,56 МГц. А есть еще низкочастотные RFID — 125 КГц...
О.С. — Наши низкочастотные микросхемы поставляются в Европу, причем поставляются давно. Используются они для идентификации в системах контроля доступа. Эти же микросхемы применяются и в России.
М.Г. — В таких микросхемах не нужна особая криптозащита, как, допустим, в электронном паспорте...
О.С. — Да, и этот кристалл поставляется в «Ангстремом» в больших объемах.
— Больше по России или за границу?
О.С. — Больше за границу. Сейчас идёт работа по модернизации кристалла — у него появилось несколько различных режимов работы. Мы стремимся уменьшить размер кристалла, чтобы он стал для нас еще более рентабельным. Меняем форму поставки: если раньше поставки осуществлялись в виде целых пластин, то сейчас мы поставляем пластины, разрезанные и наклеенные на специальную пленку. То есть, клиенту не приходится резать эту пластину.
М.Г. — Они сразу могут помещать кристаллы в любой носитель, будь то страница паспорта или пластиковая карточка.
— «Микрон» заявлял о своём проекте по вживлению чипов в уши крупному рогатому скоту...
О.С. — Мы тоже работаем над метками для животных — в чип заносится информация о возрасте животного, режиме кормления и т.д. Такой кристалл был у нас разработан давно. Сейчас возникла волна повышенного интереса к этому направлению, поэтому мы совершенствуем этот кристалл и пытаемся сделать замкнутый цикл его производства.
— Кто подходил на стенд «Ангстрема» в Японии, что интересовало ваших посетителей?
О.С. — Их интересовала возможность закупки у нас продукции, о которой я упоминал, и использования её в своих целях — это касается драйверов светодиодов, мощных транзисторов, быстровосстанавливающихся диодов, то есть, всего, что связано с энергопотреблением. Кроме того, подходило очень много людей, которые предлагали свои услуги и оборудование по тестированию этих схем — в общем-то, это нам тоже интересно. В некоторых случаях предлагалось более современное оборудование, чем у нас сейчас есть. Мы оценивали — возможно, это оборудование больше подходит для наших новых направлений развития. Может быть, оно дешевле, чем то, на которое мы сейчас ориентируемся. Такие варианты тоже рассматриваются.
— Вы сами успели походить по выставке? Были там производители ваших направлений, и на каком они уровне сейчас?
О.С. — Мы, в общем-то, и без выставки это знаем. У этой выставки была несколько другая ориентация, в основном было представлено как раз измерительное оборудование и оборудование для производства кристаллов. Это тоже нам интересно.
М.Г. — Понятно, что оборудование нам интересно и нужно, но это уже другая задача...
О.С. — К нам подходили представители от фирм, занимающихся изготовлением светодиодов. Их интересовала возможность использования наших микросхем.
— Почему Японии, находящейся как всегда на острие технологий, могут быть интересны российские микросхемы? Есть общее мнение, что в России вся электроника развалилось.
О.С. — Мнение остаётся мнением, и в интересах конкурентов всегда это мнение распространять. Просто могу привести пример из времени «перестройки», когда мы только входили на рынок, где очень высокая конкуренция. «Ангстрем» сумел туда войти с микросхемами для часов и калькуляторов — в 90-е годы мы разработали и поставляли эти кристаллы, и они были в большинстве часов и калькуляторов, изготавливаемых в Азии. То есть, «Ангстрем» сумел обеспечить кристаллами бОльшую часть этого сегмента рынка. Но при этом никто не знал, что там стоят кристаллы «Ангстрема» — ясно, что наряду с нами микросхемы для часов и калькуляторов выпускали известные фирмы, но им не хотелось афишировать своего конкурента. А сейчас, я думаю, та же самая ситуация. На самом деле успехи есть, и мы надеемся, что будут еще большие.
— Значит, Япония в каких-то секторах рынка чипов рассматривает «Ангстрем» на равных?
О.С. — Япония очень сильный конкурент. Я не знаю, как они нас рассматривают, скажу откровенно.
М.Г. — Возможно, японцы пытаются найти какие-то решения по размещению у нас микроэлектронных производств, чтобы размещать часть заказов в России. Им же нужно постоянно повышать рентабельность и снижать издержки. Понятно, что у них уже много фабов в Китае, но они также ищут и другие возможности... Подобное у нас уже было, какое-то время мы сотрудничали с компанией Epson, Fujitsu. И на SEMICON Japan к нам подходили несколько представителей компаний, которые тоже занимаются полупроводниками, делают полупроводниковые схемы...
— Для них Россия может быть привлекательна как место производства?
М.Г. — Да. Понимаете, серьезная крупная компания — она в любом случае продолжает производство своих схем, многие из них выпускаются годами, у них есть свой рынок. При этом в Японии их делать уже невыгодно, придётся это делать с минимальной рентабельностью, и они вынуждены часть своих заказов размещать в других местах. Возможно, они выясняли, насколько мы им подходим в этом плане и что мы им сможем предложить в плане технологий.. Мы не против, потому что это прибыль. Нам нужно, чтобы наш полупроводниковый завод был максимально загружен нашими или другими дизайнами — неважно, главное чтобы он постоянно работал.
— А ваш дизайн-центр сейчас загружен проектами самого «Ангстрема» или какими-то заказными разработками? Работаете ли вы вообще на заказ?
М.Г. — Мы в основном делаем свои проекты. Понимаете, так как наш дизайн-центр и полупроводниковый завод «Ангстрема» интегрированы в одну структуру, то наша основная задача — делать дизайн микросхем самостоятельно, уже зная сбыт, и стараться загрузить завод. Можно полностью переключиться на заказной дизайн, но для компании это было бы неправильным решением.
— Насколько сейчас загружен завод «Ангстрема»? Если бы сейчас на него пришли те же японцы, например, со своим производством — там было бы где его развернуть?
О.С. — Возможности есть, резерв мощности есть, и нам нужно стремиться увеличивать производство. М.Г. — В Японии интересно было посмотреть, какой вектор у них сейчас в разработке новых идей, новых технологий, как они работают.
— Какие векторы в японской электронике вы увидели?
О.С. — Японские фирмы используют и MEMs, у них есть свои наработки... На меня произвели впечатление продемонстрированные на выставке пластины диаметром 450 миллиметров и установки для резки этих пластин. Вообще говоря, на «Ангстреме» этот вопрос стоит достаточно остро, потому что в последнее время клиенты уже не хотят, чтобы им поставляли чипы в виде неразрезанных пластин — им тогда приходится самим искать, где эти пластины резать. Поэтому мы решили сами резать пластины. Пластину большого диаметра обычной фрезой не разрежешь — для этого существуют лазерные установки. На меня такие пластины произвели впечатление и в технологическом плане.
— Кстати, представитель «Ангстрема» Алексей Дианов как раз недавно давал комментарии в СМИ по поводу того, что в России сейчас не производится оборудование для работы с пластинами больших диаметров, и, видимо, никогда уже не будет производится...
О.С. — Да, в России такие пока не делают. Но сейчас в мире происходит все большая и большая специализация по отдельным видам работ для полупроводниковой электроники. Есть предприятия, которые специализируются на производстве именно такого оборудования. Японцы в этом, конечно, лидеры — японцы и американцы, ну это все знают. Но у нас талантливые инженеры... Кстати, вообще говоря, изделия, подобные нашим, сейчас делают по всему миру. Но, мы можем конкурировать с зарубежными производителями именно за счет наших специалистов, которые придумывают, как упростить — в хорошем смысле этого слова — техпроцесс без ухудшения характеристик самого прибора. На этом мы выигрываем: уменьшаем количество фотолитографий, совершенствуем техпроцесс, используя таланты наших инженеров.
— Олег Львович, я знаю, что вы были на «Ангстреме» конструктором и одним из разработчиков еще советских «Электроники МК-85» и УКНЦ — что, в общем-то, достаточно значимо для всех, кто знает и помнит, что это были за устройства. Наверняка вы прекрасно знаете баланс сил в советском прошлом — технологический уровень Японии тогда, кто за кем гнался и т.д...
О.С. — Прямой гонки, так сказать, не получалось. Конечно, в Японии — как мы и сейчас видели, когда были на экскурсии в институте AIST — всегда очень изобретательны в появлении новых вещей. И прототип МК-85 тоже, можно сказать, был их изобретением, назывался он «персональный компьютер». Конечно, на компьютер он не тянул, но по тем временам был достижением. Это был калькулятор с минимальной возможностью программирования, и японцы для него разработали ряд специальных схем. Идея сама по себе была новая, она понравилась и нам. «Ангстрем» всегда привык бороться за первые места, поэтому решено было сделать аналогичное устройство. Но не просто «сдирая» то, что сделали японцы, а используя те наработки по микропроцессорам, по контроллерам, которые у нас к тому времени уже тоже были.
— То есть, сделать то же самое — из своего?
О.С. — Да, из своих комплектующих. И в результате, в общем-то, наш МК-85 получился лучше по качеству и по своим возможностям. То есть, это были гонки не в прямом смысле — кто быстрее пробежит дистанцию, а, скорее, «кто быстрее пробежит дистанцию дворами». Японцы бежали по одному пути, а мы побежали по другому, который в то время лучше знали. В результате устройства были вроде бы одинаковые, но наш был получше. Потом на базе МК-85 (тогда очень модно было к съездам делать делегатам подарки) мы, используя наработки, сделали словарь-переводчик. Он тоже был первый в Советском Союзе. Не помню точно, сколько там было слов, кажется, около тысячи. И этот электронный словарь был вручен делегатам съезда, это была передовая вещь.
УКНЦ был разработкой не для широкого потребления, специализированной, но тоже был сделан на высоком уровне.
— Ну как, УКНЦ даже в школах, по-моему, стояли...
О.С. — Да, переработанная версия. Они назывались БК-0010 в школьном варианте, и использовались для обучения школьников работе на ПК. Идея УКНЦ тоже была взята из-за рубежа, а реализована, опять же, на нашей элементной базе. То есть, не было прямого копирования, мы всегда старались в чем-то превзойти...
— Сейчас вообще речь может идти о такой «гонке по дворам» с Японией хотя бы в чем-то — в тех же силовых микросхемах?
О.С. — Да, в том, чем мы сейчас занимаемся — собственно, так и происходит. Мы сейчас создаём конкурентоспособные изделия за счет ноу-хау в технологических процессах — например, как я уже сказал, пытаемся что-то сделать, чтобы уменьшить число фотолитографий. То есть, это тоже гонка, но они там изобретают и используют новое оборудование, уменьшают технологические размеры, а мы пытаемся, используя навыки наших специалистов, выиграть другим способом.
— Вы оптимистически смотрите на то, что происходит в российской электронике сейчас, или лучше не стало?
О.С. — Думаю, стало. У нас есть очень много программ развития, в том числе программы правительства по поддержке и развитию электроники. Я думаю, мы должны снова оказаться на таких же передовых позициях, как и были.
— А вы, Морис Пальмирович, как молодое поколение — почему вы пришли на «Ангстрем», окончив МИЭТ? Причем это произошло, как я понимаю, в 90-е годы, когда всё вообще было плохо?
М.Г. — Это был 1998. Ну как, пришёл — интересно было, и надо было что-то делать.
— Тогда, по-моему, редко кто из МИЭТа шёл работать по специальности.
М.Г. — Да, с нашего курса немногие пошли работать по специальности. Просто мне нравится это делать. Вот и всё.
О.С. — Да, что тут объяснять, просто работа у нас очень интересная — продумать прибор в голове и сделать так, чтобы он потом заработал!
М.Г. — На самом деле, интересно становится, когда ты уже видишь то, что ты сделал. Плохо, что в наших технических вузах нет такой системы, чтобы уже на втором курсе студенту, будущему инженеру, была бы поставлена задача на четыре года — сделать микросхему. Да, за четыре года продумал бы идею, сделал расчеты, схему, топологию, опытные образцы — их можно сделать на одной пластине мультишаблоном для всех студентов на кафедре. Затраты не большие, а эффект огромный. Отрабатывать полученные знания студенту, будущему инженеру-схемотехнику сложно. Расчеты и проект, сделанные на рабочей станции необходимо материализовать в кристалле. Только получив свою первую работоспособную, путем нескольких итераций, интегральную схему, проведя ее анализ, студент получит огромный опыт по разработке и изготовлению микросхемы. Такой выпускник, придя в компанию, уже будет знать, что ему делать, какие технические проблемы предстоит решить в том или ином проекте. Мы можем ускорить процесс наработки опыта, которого так не хватает молодым специалистам.
— Но они же приходят на практику на тот же «Ангстрем»?
М.Г. — Да, мы их берём, но опыта у них мало. Было бы неплохо в наших технических вузах внедрить такой процесс.
— Но пока это, я так понимаю, это существует только в виде свободного научно-технического творчества студентов: кто хочет, тот и занимается подобными вещами. На ярмарке «РИТМ Зеленограда» периодически выставляют свои разработки студенты, аспиранты, магистры... Например, в этом году я видела там проект — RFID-схему пытались уменьшить в размерах — это, наверно, вам близко. Но такие проекты делают, может быть, один-два-три человека из выпуска — те, кому это интересно.
М.Г. — По факту, в России небольшой внутренний коммерческий рынок электронных компонентов, и поэтому инженеров требуются, к сожалению, не так немного. Значительное и иногда бесконтрольное вливание государственных средств в электронику имеет и обратный эффект. Экспорт становится не рентабельным, и мы теряем внешние рынки сбыта. Очевидно, что стимулом создания инновационных схемотехнических и технологических решений в проектах является конкуренция на рынке. Изделие хорошее — значит, будет клиенты, будут продажи. Но когда рынка нет, а есть много денег тогда, к сожалению, идет вялая деградация инженерии, как отрасли.
— Сейчас есть еще целевое обучение, зеленоградские предприятия могут обучать студентов МИЭТ «под себя», буквально набирая на свои заявки выпускников школ. «Ангстрем» тоже, наверное, обучает «целевиков»?
М.Г. — Да, например, в МИЭТе есть программа по Cadence, и «Ангстрем» набирает студентов, оплачивает их дополнительное двухгодичное обучение. Наши студенты сейчас как раз в процессе такого обучения — они заканчивают четвёртый курс, идут в магистратуру и только сейчас начинают именно на практике применять свои знания. Это процесс двухгодичный. Конечно, если сейчас дать такому сотруднику проект — ему нужно будет помогать, потому что всё-таки отсутствие опыта создает проблемы. Благо, что вокруг него пока есть прекрасные инженеры с десятилетним опытом, они всегда помогут.
Елена Панасенко

Российская микроэлектроника сокращает отрыв


Россия сокращает отставание в производстве микроэлектроники, - заявил замминистра обороны Юрий Борисов.
Со слов замминистра, восемь лет назад отставание было критическим, но страна смогла "впрыгнуть в уходящий поезд. Борисов добавил, что в тот момент страна отставала на 10-15 лет. Тогда были приняты серьезные меры, в том числе - стратегия развития электронной компонентной базы, и ситуация начала улучшаться.
- В ЭКБ большая номенклатура. СВЧ-техника у нас находится на паритетном уровне с ведущими мировыми производителями. В вакуумной технике у нас был даже определенный гандикап. А в микроэлектронике предпринятые усилия позволили ократить отставание, - заявил Борисов.
- В микроэлектронике мы приблизились к мировым лидерам по своим технологическим возможностям. Мы впрыгнули в уходящий поезд. Но по массовому производству мы еще серьезно отстаем, это надо признать, - заявил замминистр.

ОАО «НИИМЭ и Микрон» представил собственные разработки микросхем специальных применений на выставке ЦНИИ «Электроника»


Москва, 15 марта 2013 – В Москве на выставочной площадке «ЦНИИ „Электроника“» открылась ежегодная выставка продукции предприятий, участвующих в выполнении мероприятий Федеральных целевых программ Департамента радиоэлектронной промышленности Минпромторга России.
ЦНИИ «Электроника» — научно-исследовательский институт, выполняющий функции информационно-аналитического центра отечественной и зарубежной радиоэлектроники и координирующий деятельность предприятий и организаций электронной промышленности в области экономики, научно-технической политики и международного сотрудничества.
В рамках федеральной целевой программы "Развитие электронной компонентной базы и радиоэлектроники" с 2007 по 2011 год «Микрон» успешно выполнил 17 опытно-конструкторских работ и 3 научно-исследовательских работы. Был разработан ряд базовых технологий производства изделий микроэлектроники, правила проектирования и библиотеки базовых элементов (СФ-блоков).
Тестовые образцы, полученные в результате работ, показали полное соответствие заданным техническим требованиям и высокую компетенцию команды, участвовавшей в проекте. В настоящее время результаты изысканий применяются Микроном и рядом дизайн-центров для разработки и производства радиационно-стойких микросхем специального применения и защищенных носителей информации. Руководитель группы компаний «Микрон», академик РАН Геннадий Яковлевич Красников, комментируя выполнение Микроном опытных конструкторских работ, отметил, что «российская микроэлектроника располагает современными технологическими и производственными возможностями для решения стратегических задач государства по укреплению обороноспособности страны».

Госзаказ «Микрону»: 3,5 млн чипов для загранпаспортов в 2013 г.


Министр связи и массовых коммуникаций РФ Николай Никифоров принял участие в официальном запуске заграничного паспорта, сделанного с применением микросхемы отечественного производства.
Мероприятие прошло в типографии ФГУП «Гознак». В ходе запуска Николай Никифоров отметил, что проекту биометрических паспортов уже более 7 лет и в настоящее время началась его полноценная реализация. «Очевидно, что работа с российским производителем — это и вопрос информационной безопасности, это и более правильная организация производства, так как создан лучший контакт производителя с потребителем этих услуг», — подчеркнул министр.
По словам главы Минкомсвязи, внедряемые микросхемы являются полностью российской разработкой: полный цикл производства самих чипов и полный цикл разработки программного обеспечения для них организован в России на базе предприятия «Микрон», входящего в «Ситроникс». Планируется, что в 2013 г. «Гознаку» будет поставлено 3,5 млн таких микросхем, хотя контракт на эту поставку еще не подписан. Паспорта с российским чипом поступят в обращение по всей стране, без выделения пилотной зоны.
«Гознак» в 2012 г. выбрал именно завод «Микрон» основным поставщиком микросхем для загранпаспортов, и первые 100 тыс. чипов уже поставлены в рамках этого контракта. Граждане России на территории всей страны уже начали получать документы нового образца с отечественными микросхемами.
Николай Никифоров выразил уверенность, что отечественные микросхемы в дальнейшем смогут найти более широкое применение: «Мы рассчитываем, что появится много направлений для применения подобных разработок».
Министр Николай Никифоров (слева) и руководитель ФМС Константин Ромодановский демонстрируют паспорт с российским чипом
Биопаспорта переходят на российские чипы
До начала отношений с «Микроном» «Гознак» пользовался изделиями «Атлас-карт» на базе чипов голландской компании NXP.
Решение было принято на прошедшем 23 апреля 2012 г. совещании «Основные направления и проблемные вопросы развития отечественной микроэлектроники» под председательством вице-премьера правительства Дмитрия Рогозина. Отечественные чипы, как выяснилось в ходе длительного цикла испытаний, ни в чем не уступают зарубежным. Генеральный директор «Микрона» Геннадий Красников сообщил, что данные микросхемы соответствуют международному стандарту ИКАО и могут распознаваться как российскими, так и зарубежными считывающими устройствами. Со своей стороны генеральный директор «Гознака» Аркадий Трачук добавил, что на сегодня все 100 тыс. поставленных микросхем уже использованы в производстве паспортов.
«Микрон» выиграл в открытой конкуренции у импортных аналогов, предложив цену на чип в полтора раза меньше, чем у нынешнего поставщика. Ранее чип закупался у NXP по 160 рублей, а «Микрон» предложил цену в 100 рублей за чип (впрочем, официально финансовую составляющую договоренностей стороны не раскрывают). Принципиальная позиция правительства — исключить монополизацию рынка чипов для паспортно-визовых документов. Поэтому, возможно, цена в дальнейшем ещё снизится.
Таким образом в течение года на этом контракте «Микрон» сможет выручить порядка 350 млн руб. за вычетом расходов на собственно производство. Известно, что общая выручка всего предприятия в 2011 г. составила 306,8 млн долл. Таким образом, этот контракт для «Микрона» хоть и немаленький, но далеко не ключевой в финансовой деятельности предприятия. Гораздо важнее, что государство параллельно 
проинвестирует «Микрон» на 455 млн руб. по госпрограмме Минпромторга по поддержке электронной промышленности. Эти деньги пойдут на финансирование проектных работ «Микрона» по заказу Минпромторга и Роскосмоса.
В 2013 г. полного отказа от предыдущего поставщика чипов для паспортов не произойдет, но если состоится объявленный заказ у «Микрона», то расклад сил будет уже не в пользу «Атлас-карт». В планах «Гознака» довести долю загранпаспортов с российскими чипами до 80–90%.
Полностью отказаться от поставок иностранных чипов для биометрических загранпаспортов ФМС России планирует в 2014 году. Отечественный чип не только обходится дешевле, но и гарантирует безопасность личных данных российских граждан. Переход на российские чипы – давно озвученное требование правительства. Николай Никифоров подчеркнул, что «у Российской Федерации особенные требования к чипам собственного производства», поэтому граждан ждет ряд технологических новинок. Чип «Микрона» не только производится в России — важным отличием от зарубежных аналогов является реализация на чипе программного обеспечения собственной разработки.
«У нас есть еще две компании, которые в настоящее время проходят аккредитацию и проверку, чтобы соответствовать всем требованиям по качеству и безопасности», – рассказал Николай Никифоров.
С точки зрения разработки основными конкурентами «Микрона» на рынке микросхем для паспортно-визовых документов является «Атлас-карт» на основе чипа европейского производства от компании NXP, а также зеленоградский «Ангстрем». С точки зрения полного цикла (разработки и производства) «Микрон» по собственному заявлению является единственным российским поставщиком.
Представитель группы компаний «Ангстрем» Алексей Дианов сообщил, что разработка его компании находится на стадии получения разрешения ФСБ РФ на промышленную эксплуатацию. «Государству важно, чтобы в этой области не было монополии», – подчеркнул глава Минкомсвязи. Дианов заявил, что сертификация чипа «Ангстрема» завершится в нынешнем году, возможно даже в первом квартале. «Наш чип работающий, это полноценный микропроцессор с блоками криптозащиты, с оперативной памятью 128К, которая позволяет обеспечивать все нужные функции паспорта и «перекрывает» требования Минкомсвязи, — рассказал ранее изданию Zelenograd.ru руководитель дизайн-центра микроконтроллеров «Ангстрем» Морис Гафаров.
Технические требования к микрочипам разрабатываются Минкомсвязи. Как сообщил представитель пресс-службы ведомства, сегодня разработка требований находится на завершающем этапе. В свою очередь Константин Ромодановский отметил, что его служба контролем создания чипов не занимается. «У ФМС 19 регламентов, но чипы там не предусмотрены, это не наша задача», – сказал он.
В «микроновском» чипе достаточно памяти для хранения изображения лица и отпечатков двух пальцев. Производитель гарантирует хранение этой информации минимум 10 лет.
Руководитель ФМС Константин Ромодановский называет основным преимуществом отечественного чипа его безопасность: «Российский производитель позволяет нам контролировать все этапы производства микросхем и несет ответственность за качество продукции». Также глава миграционного ведомства заявил, что в отличие от перевода на отечественный чип сразу по всей стране, запись отпечатков пальцев на паспортный чип сначала будет производится в пилотных регионах – Москве и Санкт-Петербурге, а также в Московской и Ленинградской областях.
Потребности ФМС в чипах для паспортов с возможностью записи биометрических данных растут. В 2011 г. таких изделий в России потребовалось немногим менее 5 млн, в 2012 г. – уже 5,478 млн. По оценке Ромодановского в ближайшие годы потребность в биометрических паспортах будет расти на 10% ежегодно. При сохранении темпов роста зеленоградские микросхемы будут установлены более чем в половину документов. Сейчас чипы имплантируются в 75% выпускаемых загранпаспортов.
Заказанные на 2013 год у «Микрона» 3,5 миллиона чипов обеспечат загрузку имеющихся мощностей зеленоградского завода примерно на месяц. Технологически «Микрон» готов выпускать в год до 50 миллионов чип-модулей для паспортно-визовых документов, универсальных электронных карт или удостоверений личности.
«Чип «Микрона» выиграл в открытой конкуренции у импортных аналогов, по соотношению цена/качество, – считают в самом «Микроне», добавляя, что это первые поставки микросхем отечественного производства для биометрического паспорта. Предприятие входит в холдинг РТИ, основным акционером (84,6%) которого является АФК «Система» Владимира Евтушенкова. Оставшаяся доля акций холдинга принадлежит «Банку Москвы».
Амбиции «Микрона» в части крупных госзаказов не ограничиваются биометрическими паспортами. Как заявил гендиректор предприятия Геннадий Красников, также зеленоградский производитель готов поставлять чипы для универсальных электронных карт (УЭК, основным акционером и двигателем проекта является «Сбербанк») и идентификационных карт граждан России, которые с 2015 г. планирует начать выдавать ФМС.


Если полноценные электронные удостоверения личности, заменяющие внутренний паспорт — вопрос будущего, то универсальные электронные карты (УЭК — пластиковая карта, сочетающая в себе документ, удостоверяющий личность, полис обязательного медицинского страхования, страховое свидетельство обязательного пенсионного страхования, платежную банковскую карту) желающие могут получить уже сейчас. Причем в выпускаемых УЭК также используется чип «Микрона». Со следующего года УЭК начнут выдавать всем в обязателньом порядке.
Чипы семейства «Electronic Id» сертифицированы не только российскими контролирующими органами и заказчиками, но и международной компанией EMVCo, гарантирующей безопасность данных для платежных систем. «Микрон» стал шестым в мире производителем чипов, имеющим сертификат EMVCo.
Работа над проектом электронных загранпаспортов шла с 2005 года. На «Микроне» уверены, что созданная за это время школа разработчиков программного обеспечения, схемотехников, дизайнеров, а также собственное производство, позволят оперативно реагировать на новые требования государственных органов.



Консультации

Отдел перспективного маркетинга:
Тел.                       + 375 17 398 1054
Email: markov@bms.by
ICQ: 623636020
Бюро рекламы научно-технического отдела
Тел.                       + 375 17 212 3230
Факс:                     + 375 17 398 2181


Home Map

Back

Contact

Engl Russ

© Reseach & Design Center 2014