ОАО ИНТЕГРАЛ


Программное обеспечение

Министр Никифоров о ПО: язык санкций бы не сработал


Минкомсвязи предлагает направить больше 100 млрд руб. на субсидии для разработчиков отечественного ПО, в том числе мобильной ОС, мессенджера и электронной почты. Источником финансирования может стать сбор с продаж софта в России, рассказал в интервью ИТАР-ТАСС министр связи и коммуникаций Николай Никифоров. Между тем, российские ИТ-компании высказались против сбора на создание отечественного ПО.
–Какие предложения рассматриваются по импортозамещению в сфере информационных технологий?
–Мы не занимаемся импортозамещением и вообще считаем, что не стоит запрещать импорт. Надеюсь, что в отрасти информационных технологий односторонний язык запретов не будет использоваться. Хотя, к сожалению, ряд российских компаний уже получили официальные письма от зарубежных поставщиков оборудования, которые отказываются от поставок из-за политических санкций Вашингтона или от обновления программных продуктов.
Но мы не собираемся напрямую ограничивать наших зарубежных партнеров в работе на территории России. Хотя заказчики, в особенности государственные заказчики и крупные корпорации, стали более разборчивы в том, что они покупают, и на основе каких продуктов они строят свои информационные системы. Потому что без информационных систем сегодня немыслимо функционирование ни одной организации, если она хочет быть современной и конкурентоспособной.
– Минсвязи помогает компаниям, столкнувшимся с отказами западных вендоров?
– Не существует волшебной палочки, которая позволит им диверсифицироваться. Но есть альтернативные программные продукты. Но я вообще рассчитываю, что тема санкций должна уйти. Это странный метод, непонятно, на что он направлен – он точно не связан с украинским кризисом. Мы видели, что санкции вводились и в условиях перемирия. Все эти дискуссии об отключении системы платежей SWIFT, и все прочее – наши коллеги увлеклись риторикой. Но мы считаем, что это путь, который ведет в никуда.
– Каким видите выход из сложившейся ситуации?
– Мы считаем, что акцент должен быть не на импортозамещении, а на поддержке сильных российских компаний, которые не словом, а делом доказали что могут делать продукты, которые продаются не только в России, но и на территории других стран. Это действительно высший пилотаж, и такие компании в нашей стране есть. У нас не так много программистов – мы констатируем, что тех, кто занимается этим на профессиональной основе и работает в отрасли ПО, – около 350 тыс. У наших коллег в других странах их значительно больше: в США около 4 млн, в Индии около 3 млн, в Китае 2 млн.
Но в тоже время, даже с небольшим количеством сотрудников, целый ряд российских компаний вполне уверенно чувствует себя на мировой арене. Но если мы говорим об ориентации на экспорт, помимо общеполитической и внешнеполитической поддержки, мы должны поддержать бизнес, в том числе и ресурсами.
Я считаю, что государство должно рассмотреть вопрос предоставления целевых многолетних долгосрочных субсидий компаниям. Потому что разработка современного продукта, особенно того, который мы выводим на внешние рынки и который смогут использовать корпоративные заказчики в этих странах, требует значительного объема ресурсов. Я часто сравниваю разработку таких программных продуктов по трудоемкости с разработкой современного самолета или даже космической программы. Потому что требуется работа тысячи инженеров в течение многих лет. И российские компании в силу размера своего бизнеса не способны сегодня самостоятельно принять решение о таких долгосрочных проектах. Здесь им нужна помощь государства.
– Какие программные продукты России нужны в первую очередь?
– Если мы посмотрим вокруг себя, то все эти продукты нас окружают. У вас в руках смартфон, а в нем мобильная операционная система. Десятки миллионов пользователей в России пользуются мобильными устройствами, и тренд идет в сторону мобильных технологий. Но все мобильные ОС происходят из одной страны мира.
Фактически сложилась монополия нескольких компаний. К сожалению, злоупотребления спецслужб стали возможны благодаря этой монополии. Мы считаем, что мировое сообщество, в том числе страны БРИКС, должны серьезно задуматься над сложившейся ситуацией. Это нездоровая монополия, порождающая проблемы. В данном случае мы стали свидетелями проблем, которые проявились в злоупотреблении конкретных спецслужб. Или тех самых односторонних санкций в отношении наших компаний с точки зрения поставщиков ИТ.
При наличии большого выбора технических решений, язык санкций бы не сработал. Мы считаем, что мировое сообщество должно работать в более сбалансированной ИТ-модели. Поэтому страны и конкретные ИТ-компании должны объединить усилия, чтобы создать реально крепкие сильные альтернативные продукты.
Это должна быть и мобильная ОС, и система управления базами данных, и система виртуализации, и все что связано сегодня с облачными технологиями, и все программные продукты, в которых мы создаем документы и обмениваемся сообщениями, электронной почтой, и др. Всего можно выделить около десятка критичных видов продуктов, и мы считаем, что российское правительство должно предусмотреть меры по целевой поддержке компаний, которые готовы ввязаться в эту долгую серьезную, очень непростую игру на мировом рынке. И мы убеждены, что успех не заставит себя долго ждать. Это не год, не два – это минимум три года, а реалистично – 5 лет. Если говорить о более серьезных позициях на мировом рынке – 7 лет.
Но мы должны начать это делать в 2014 г., а не в 2017 г. Чем раньше мы начнем это делать, тем быстрее мы демонополизируем мировую ситуацию в области ИТ-продуктов. От этого выиграют все страны, все пользователи, станут невозможны злоупотребления со стороны отдельных спецслужб. Конкуренция всегда приносила благо и плюсы человечеству.
–Обсуждаются конкретные субсидии на создание этих программных продуктов?
–Это одно из наших предложений. Мы считаем, что здесь не получится ограничиться мягкими мерами. Среди мягких мер, которые уже были приняты, есть льготы по страховым взносам, увеличение числа бюджетных мест для ИТ-специалистов в ВУЗах, завершение строительства 6 объектов в рамках программы технопарков в крупнейших ИТ-центрах. Такого никогда не было, но этого недостаточно для вывода отрасли на новую орбиту. Мы считаем, что без целевых субсидий не обойтись. Теперь мы должны подготовить согласованное предложение относительно того, как эти субсидии финансировать. Сейчас обсуждается идея по созданию фонда с целевым сбором. Мы считаем, что эта модель вполне целесообразна. Приведу пример – такой фонд действует у нас в отрасли связи  – он называется фонд универсальной услуги. И никто из нас не замечает, но на самом деле 1,2% всех наших платежей за связь идет в этот фонд. На средства из этого фонда мы стоим 200 тыс. км оптики в малые населенные пункты. Консолидируем около 15 млрд руб. в год, которые позволяют обеспечивать системное развитие связи в стране. Я думаю, что подобную методику можно было бы применить и в отрасли ПО, особенно с учетом того, что сегодня действует льгота по НДС, и лицензии на ПО облагаются по нулевой ставке. А пользуются льготами в основном зарубежные производители, которые продают свои продукты на российском рынке. И это три четверти рынка продаж ПО в России.
–Есть представление об объеме субсидий, которые потребуются на создание  фонда?
–По 10 видам критичного ПО потребуется работа до 20 тыс инженеров-программистов в горизонте планирования до 10 лет. Общий объем затрат, который должны понести компании составит примерно 200 млрд руб. Если около 100–120 млрд руб. мы могли бы просубсидировать в течение 10 лет – то есть около 10–12 млрд руб. в год – это бы стало серьезным подспорьем и поддержкой.
Для того, чтобы собрать такой объем средств, сбора с продаваемых лицензий программного обеспечения не должен превысить 10%. Я думаю, что возможна даже некая плавающая шкала. Также требуется заранее определить срок действия этой нормы. Нужно быть реалистичными. Я считаю, что в сложившейся ситуации у федерального бюджета нет других источников.
–Россия развивает сотрудничество с Китаем. Вы говорили о возможных поставках в Россию серверов из КНР. Существует ли возможность заменить американские серверы?
–Это всегда вопрос бизнеса. Мы ничего не ограничиваем и рады работе в России любых ИТ-компаний – и китайских, и американских, и европейских. Никаких запретов с нашей стороны нет.  Бизнес сам должен решать, что он хочет покупать – китайское оборудование или американское. Но возникает вопрос, какое оборудование будут покупать компании, которые получили официальное уведомление о запрете поставки из Америки? Они будут покупать китайское оборудование. И оно очень хорошее! Я посетил многие технологические предприятия в Китае. Там тоже шли по пути целевых субсидий долгосрочных государственных программ. Сегодня КНР производит серьезные, крепко стоящие на ногах технологические решения, которые однозначно будут набирать популярность на российском рынке, да и на рынках других стран. Это пример, когда язык санкций бьет по бизнесу тех стран, которые их вводят. Западные поставщиков ИТ-решений сами находятся в удручающем настроении от действий своих правительств.
– Как продвигается проект развития широкополосного доступа в интернет в малых городах?
– Это важнейший инфраструктурный проект для современной России. Такой же важный, как строительство автомобильных и железнодорожных магистралей. Сегодня в России более половины жителей являются постоянными пользователями интернета. Когда мы проложим 200 тыс. км оптики, 97% насления страны будут иметь возможность подключения к интернету на высокой скорости по приемлемой цене в разумные сроки. Она придет во все населенные пункты, где более 250 жителей. Здесь, на площадке сочинского форума, мы подписали первое трехстороннее соглашение между министерством связи, Ростелекомом и Вологодской областью, где конкретно названы все малые населенные пункты, и указано, в какой конкретно месяц какого года туда придет наземная оптика. Никогда таких проектов в нашей стране не реализовывалось, мы действительно всю страну опутаем оптикой. Проект будет реализован не за 10 лет, как было предусмотрено планом, а гораздо быстрее – за 3–5 лет.
– То есть, с каждым регионом будет подписано такое соглашение?
– Да, мы ожидаем подписания в ближайшее время.
..........
Глава Минкомсвязи Николай Никифоров впервые официально огласил замыслы своего ведомства о создании в России целевого фонда для субсидирования разработки отечественного ПО.
Это заявление министр сделал на круглом столе «Перезагрузка “Дорожной карты развития ИТ” – вклад России в многополярность мировой индустрии программного обеспечения», на XIII Международном инвестиционном форуме в Сочи.
По замыслу министра, целевые субсидии должны получать «сильные российские компании, которые не словом, а делом доказали способность создавать прорывные продукты, и на своих нишевых рынках доказали, что могут продавать их в том числе и в других странах».
Вместо термина «импортозамещающие продукты» министр предпочитает употреблять слова «экспортоориентированные», и сетует, что российским разработчикам нечего предложить потребителю стран БРИКС, «бразильской бабушке в бразильском компьютерном супермаркете».
Как в тот же день Николай Никифоров пояснил ИТАР-ТАСС, под прорывными продуктами он подразумевает несколько видов «базового ПО»: мобильную ОС, СУБД, систему виртуализации, «все, что связано сегодня с облачными технологиями», «все программные продукты, в которых мы создаем документы и обмениваемся сообщениями, электронной почтой, и др».
По его оценкам, для разработки 10 критичных программных продуктов, потребуется работа до 20 тыс. инженеров-программистов в горизонте до 10 лет. При этом компании-разработчики должны будут понести затраты объемом примерно 200 млрд руб. Таким образом, говорит министр, серьезной поддержкой для них стало бы субсидирование в размере 100–120 млрд руб. в течение 10 лет или около 10–12 млрд руб. в год.
Ставка сбора, из которого будет формироваться фонд, может быть плавающей: «Можно начать с 5–9%», – говорит министр.
Сформировать фонд поддержки отечественного ПО Николай Никифоров предложил по аналогии с уже существующим фондом универсальных услуг связи. Министр напомнил, что в этот фонд перечисляется 1,2% платежей за связь. Из этих средств, по его словам, в России строятся 240 тыс. км волоконно-оптических линий связи, за счет которых во всех населенных пунктах с населением более 250 жителей появится широкополосный интернет.
Идею обложить всех разработчиков софта особым сбором для поддержки некоторых не встретила энтузиазма среди представителей отечественных ИТ-компаний, присутствовавших на круглом столе.
Гендиректор и президент группы компаний Abbyy Сергей Андреев заметил, что ситуация, когда крупные международные компании вынуждены разрывать отношения со своими клиентами, «никуда не годится». По его словам, санкции поставили весь рынок, всю инфраструктуру «в неожиданное положение».
Тем не менее, заявил он, что идея оборотного налога на отрасль «не кажется очень вкусной», поскольку, когда возникают сложности в экономике, вообще любое повышение налогов на бизнес действует всегда отрицательно.
Среди явлений, которых ему не хотелось бы видеть на отечественном ИТ-рынке, это огосударствление: «в ИТ у нас (в России – прим. ред.) вся отрасль исторически частная, государственных компаний в ИТ не слышно и не видно. Попытка опереться на какие-то государственные компании, или скомпоновать что-то государственное, она выглядит как очень рискованное действие».
Глава компании «1С» Борис Нуралиев призвал «не беспокоиться за бабушек в Бразилии». Он говорит, что разрабатывать собственные системные продукты ИТ-компаниям за собственные деньги было бы сложно, «значит, наверно, субсидии нужны». Однако, признает он, «Еще один налог бизнесу не может понравиться».
В конечном счете, на эти разработки предлагается потратить не очень большие деньги, считает он: «по линии всяких инноваций и по линии обороны бюджет тратит гораздо больше».
Нуралиев дал интересную экспертную оценку ресурсов, необходимых для создания отечественного ПО. По его словам, если бы он сам решал задачу по импортозамещению, то, он в первую очередь создавал бы ОС, СУБД и офисный пакет, причем ориентировался бы на существующие открытые разработки.
По его оценке, для создания отечественной операционной системы на основе ядра Linux требуются 500 человек. Исходники такой системы могут сдаваться в открытые международные репозитории, «но ее нельзя будет выключить из-за рубежа и нельзя будет сказать: мы вам больше лицензию не продадим».
Для разработки отечественной ветки СУБД, по мнению Бориса Нуралиева, предлагающего брать за основу PostgreSQL, нужно 100 чел. Для работы над офисным пакетом – 200 чел. Вместе с дублирующей командой число разработчиков составит около 2 тыс. Затраты на специалиста такого уровня составят около 100 тыс. долл. в год, что дает представление об общих расходах проекта, говорит он.
Комментируя тезис Никифорова об экспортоориентированности как критерии успешности российских ИТ-компаний, Нуралиев заметил, что не все хорошие отечественные разработчики успешны за рубежом: ни «Яндекс», ни «1С» больших успехов на зарубежном рынке не имеют.
И наоборот: если компания успешна на международном рынке, она не всегда захочет оставаться российской или белорусской, говорит глава «1С», напоминая, как основатель и глава Wargaming.net Виктор Кислый перевез 500 семей своих сотрудников на Кипр, а глава Game Insight Игорь Мацанюк перевез бизнес в Литву.
Кирилл Варламов из Фонда развития интернет-инициатив видит перспективы отечественного ПО в работе со спросом. Из опыта общения с порядка 50 ИТ-директорами крупнейших российских корпораций он заключил, что они «не хотят импортозамещаться». По итогам обсуждения с отраслью он пришел к выводу о необходимости изменений в федеральном законодательстве, которые обязывали бы госзаказчика покупать отечественное ПО.
Предложенный министром «оборотный налог» назвал проблемным гендиректор «СКБ-Контур» Дмитрий Мраморов. По его словам, производители ПО, монопольно владеющие рынком, смогут легко переложить этот сбор на потребителя, но там, где есть конкурентная среда, это будет сделать проблематично.
Компания «Ростех» через свою службу комуникаций поддержала инициативу министра: «На сегодняшний день три четверти используемого в России оборудования является импортным. Россия должна разработать собственные технологии, и без госполитики, направленной на развитие российских решений, сделать это будет невозможно». На вопросы о планах «Ростеха» в связи с участием в проекте импортозамещения, представители компании заявили, что на данный момент говорить о них рано.
Таким образом, госкорпорация «Ростех», имеющая в своем составе, в частности, концерны «Росэлектроника» и «Объединенная приборостроительная корпорация», стала единственным разработчиком, явно поддержавшим идею создания Фонда отечественного ПО и не высказавшимся против способа его формирования.
CNews спрашивал мнения об идее министра у компаний Сергея Белоусова Parallels и Acronis, занятых разработкой систем виртуализации, автоматизацией управления облаками и инструментами резервного копирования, в том числе в облака, – видов ПО, упомянутых Николаем Никифоровым в числе критичных для импортозамещения.
Представители Acronis не ответили на вопросы журналистов, представители Parallels заявили о готовности комментировать эту новость только после принятия решения о создании целевого фонда.
Источники: ИТАР-ТАСС, CNews


Консультации

Отдел перспективного маркетинга:
Тел.                       + 375 17 398 1054
Email: markov@bms.by
ICQ: 623636020
Бюро рекламы научно-технического отдела
Тел.                       + 375 17 212 3230
Факс:                     + 375 17 398 2181


Home Map

Back

Contact

Engl Russ

© Reseach & Design Center 2014