ОАО ИНТЕГРАЛ


Выпуск  № 9(1011) от 17 апреля 2014 года


Российская микроэлектроника


По итогам 2013 года общий объем товарной продукции в радиоэлектронной промышленности вырос на 26,3%


Недавно прошло расширенное совещание руководителей предприятий РЭП. Представляем выдержки из доклада директора Департамента радиоэлектронной промышленности Минпромторга РФ Сергея Хохлова, выступившего на совещании.
В
2013 г. внешнеэкономическую деятельность осуществляли 228 предприятий радиоэлектронной отрасли, объем экспорта которых составил более 2,2 млрд долл, что на 41% больше, чем в 2012 г.

В прошлом году проводилось техническое переоснащение и реконструкция 185 объектов радиоэлектронной промышленности, в которые было инвестировано более 20,5 млрд руб.

Директор Департамента радиоэлектронной промышленности Минпромторга РФ Сергей Хохлов
Значительный объем работ по развитию базовых радиоэлектронных технологий проводился в рамках ряда федеральных целевых программ таких как: ФЦП «Развитие электронной компонентной базы и радиоэлектроники» на 2008–2015 гг, ФЦП «Глобальная навигационная система» по подпрограмме «Разработка и подготовка производства навигационного оборудования и аппаратуры для гражданских потребителей» , ФЦП «Развитие оборонно-промышленного комплекса Российской Федерации на 2007–2010 гг. и на период до 2015 г.» и других.
Предприятиями по договорам с Департаментом РЭП выполнено более 1050 НИОКР на сумму более 22 млрд руб., в рамках которых решались вопросы по созданию, развитию и внедрению вычислительных, телекоммуникационных и радиотехнических систем, электронной компонентной базы, включая создание аппаратурно-ориентированной ЭКБ, типа «система на кристалле».
В 2013 г. продолжилось формирование территориальных научно-производственных радиоэлектронных кластеров в Москве, Санкт-Петербурге, Саратове и Новосибирске. Они позволят объединить потенциал Академии наук, российских вузов и компаний, занимающихся исследованиями, разработками и производством.
www.russianelectronics.ru/engineer-r/news/14.01.2014


Зеленоградский микроэлектронный кластер поглощает Москву

Человечек, раскинувший руки в виде буквы T, стал логотипом кластера, который ещё сменил название на «Техноюнити» (Technounity), а также пытается включить в сферу своего влияния все микроэлектронные компании Москвы.

Хороводы из человечков
При разработке нового фирменного стиля было предложено несколько вариантов названий и графических форм, которые затем выносились на голосование. «В финал вышли правильная геометрическая форма в стиле хайтек и более гуманитарная, „аналоговая“ форма, — рассказал Zelenograd.ru руководитель кластера Владимир Зайцев, — то есть два варианта разделенных по логическому и ассоциативному типам восприятия информации». Победил бренд в форме человечка, который в дальнейшем будет обыгрываться, превращаясь в плюсы, хороводы из человечков, указатели.

Участники кластера — это около ста организаций — разбросаны по всему городу, поэтому у Зайцева есть идея создать систему городской навигации по компаниям кластера. «Представьте, вы впервые приезжаете в город и буквально на каждом перекрестке видите указатели: „самый современный в России производитель микрочипов“, „крупнейший поставщик космической аппаратуры“, „разработчик российской системы проектирования“ и т. д., и все это с „осязаемым“ визуально-архитектурным оформлением. Вот это уже можно будет назвать Кремниевой долиной России», — говорит Зайцев.

Примеры городской навигации

У кластера большие планы на 2014 год по продвижению. Планируется сделать открытый шоурум с продукцией и технологиями участников. Организуют визиты «первых лиц», представителей госструктур и потенциальных заказчиков. Для них разработают специальный маршрут, чтобы показать самое лучшее. Кластер участвует в отраслевых конференциях «Ведомостей» и ИППМ РАН, а также в профильных выставках «Открытые инновации», «Радиоэлектроника», Semicon Russia, Taiwan и Europa, Electronic China. Сейчас корпорация развития Зеленограда принимает участие в крупнейшей промышленной выставке-ярмарке Hannover Messe.
Назвался кластером
Из чисто зеленоградского проекта инновационный кластер разрастается до всей Москвы и становится прежде всего микроэлектронным, а потом уже зеленоградским. Пока изменения номинальные — в названии кластера вместо «зеленоградский» теперь пишут «московский».
Ряд серьёзных компаний, работающих в области микроэлектроники, действительно находятся в Москве (к примеру, производитель процессоров МЦСТ), а некоторые московские образования так просто объявили о создании микроэлектронного кластера на своей базе. Это технополис «Москва», на территории которого располагается производитель магниторезистивной памяти Crocus и производитель линз для безмасочной фотолитографии Mapper. А Троицкий округ Москвы заявил о создании центра новой электроники совместно с бельгийским IMEC.
Желание одного московского технопарка и одного научного центра назваться модным словом «кластер» понятно. Но в управляющей компании зеленоградского кластера не видят ничего плохого в конкуренции с другими московскими территориями и считают, что Москве требуется создать несколько полюсов отраслевого развития. Ведь взаимодействие компаний кластера называют другим модным словом coopetition — сотрудничество конкурентов.
Zelenograd.ru, 08.04.2014


Импортозамещение для космических аппаратов


Российские производители микроэлектроники готовы к 2020 году обеспечить космическую отрасль страны компонентной базой, но при условии стандартизации применения микрочипов и законодательного ограничения использования иностранных комплектующих.
В настоящее время в отечественных космических спутниках используется обширная и разнородная номенклатура микросхем и чипов, не регулируемая едиными стандартами. В отдельных моделях техники доля чипов иностранного производства доходит до 90 процентов и их большая часть не соответствует требованиям космического применения. Для того чтобы обеспечить импортозамещение, зеленоградские производители предлагают правительству РФ регламентировать стандарты чипов, которые могут использоваться для производства космических аппаратов. При этом необходимо защитить отечественных поставщиков, ограничив применение зарубежных чипов и микросхем. При соблюдении данных условий компонентная база в российской космической отрасли к 2020 году может стать отечественной на 80 процентов.
Переход на новое поколение электронных компонентов в космической отрасли и ликвидация отставания от мирового уровня – задача, которая сейчас стоит перед Роскосмосом. Кроме того, власти России намерены снизить зависимость отрасли от импорта комплектующих, чтобы обезопасить аппаратуру от шпионских «закладок» и минимизировать риски ограничения поставок в случае международных осложнений. Так, в конце января этого года вице-премьер Дмитрий Рогозин поручил обеспечить применение исключительно российской компонентной базы в аппаратуре для спутниковой навигации. Четкие сроки реализации в поручении не обозначены, но производители считают, что для этого потребуется пять-шесть лет. Полностью закрыть рынок для иностранных производителей космической аппаратуры сейчас вряд ли возможно: для выхода на новый технологический уровень России требуется сотрудничество с западными компаниями. Иностранные, прежде всего европейские производители смогут продолжать поставлять в РФ компоненты для функциональных модулей, некритичных для безопасности работы аппаратов.
Отечественные производители микроэлектроники в свою очередь рассчитывают выйти на европейские рынки сбыта продукции для космоса. В космической отрасли в отличие от бытовой электроники производителей компонентов немного и каждый специализируется на определенной продукции, так что российские компании могут попробовать найти свою нишу. Например, они могли бы специализироваться на производстве бортовых микроконтроллеров и телеком-модулей. Кроме того, в России более жесткие требования к радиационной устойчивости микроэлектронных компонентов, что дает нашим производителям преимущество над азиатскими. Объем европейского рынка космических компонентов оценивается в 700 миллионов долларов, и при благоприятных условиях Россия сможет через четыре-пять лет получить на нем до пяти процентов. Объем российского компонентного рынка для космоса – около двух миллиардов рублей.
Чтобы унифицировать свои технологии с европейскими, Россия может присоединиться к открытому стандарту SpaceWire, который поддерживает Европейское космическое агентство (ESA), хотя окончательное решение об этом не принято. В России работы по этому стандарту уже ведет зеленоградский НИИ «Субмикрон», участник российско-французского проекта по запуску научного спутника. Соглашение о старте проекта подписано в Гренобле. Этот проект даст возможность российской стороне «обкатать» новые технологии и компонентную базу, созданную по стандартам SpaceWire. Проект по созданию спутника, рассчитанный на четыре-пять лет, станет точкой входа отечественных производителей микроэлектроники на европейский рынок. Вопросов о возможном ограничении сотрудничества с Россией в высокотехнологичной сфере и перспективах международных санкций французские партнеры не задают.
http://vpk.name/news/108674_importozameshenie_dlya_kosmicheskih_apparatov.html/16.04.2014


Аналитика/Прогнозы


Рогозин: от космического романтизма к земному прагматизму


Россия в целом определилась с концептуальной основой изучения и освоения космического пространства. Нами должны быть решены три стратегические задачи: расширение нашего присутствия на низких околоземных орбитах и переход от их освоения к использованию; освоение с последующей колонизацией Луны и окололунного пространства; подготовка и начало освоения Марса и других объектов Солнечной системы.
Солнечная система в зоне доступа

Наша страна была обречена стать великой космической державой с самого рождения нашей государственности. Это предопределялось национальным характером русского народа, привыкшего мыслить глобальными категориями и готового жертвовать бытом ради идеи. Русский космос – это не только устойчивое определение того пространства в мире, которое занимает отечественная космонавтика и ракетно-космическая индустрия. Русский космос – это вопрос самоидентификации нашего народа, это синоним русского мира. А потому Россия не может жить без космоса, вне космоса, не может притупить свои мечты о покорении неизведанного, манящего русскую душу.
Развал Советского Союза буквально по живому разрезал сложнейшую кровеносную и нервную систему отечественной космонавтики. Байконур оказался на территории суверенного Казахстана, а днепропетровские КБ «Южное» и «Южмашзавод» получили украинские паспорта. Детская болезнь политического самоутверждения стала первым испытанием тончайшей и взаимозависимой промышленной кооперации ракетно-космической отрасли бывшего СССР.
Вторым испытанием стало бездумное проедание сформированного нашими отцами богатейшего научно-технического задела. В течение почти 20 лет никто не думал ни о новых ракетах, ни об орбитальных группировках, способных удовлетворять возросший спрос как обороны, так и гражданской экономики страны, ни о консолидации активов самой ракетно-космической промышленности с целью их модернизации и повышения эффективности, ни о самой стратегии российской космонавтики и смысле ее существования. В итоге «иждивенчество» девяностых отбросило отечественную ракетно-космическую отрасль на десятилетия назад по многим ключевым направлениям.
Посмотрим, где мы сейчас находимся. Да, сегодня Россия по-прежнему лидирует в программах пилотируемой космонавтики. В этой сфере все международные обязательства России выполняются в срок и в полном объеме. Построена и стабильно функционирует вторая в мире полноценная спутниковая навигационная система ГЛОНАСС. Мы, кстати, еще не до конца осознали, какую великую пользу она может принести экономике и обороне страны.
В то же время общее состояние отечественной космонавтики в других направлениях ее деятельности нельзя назвать благополучным. Вот почему важнейшими задачами гражданской космической политики России являются:
формирование рынка космических услуг и его насыщение результатами деятельности группировки космических средств, работающей в ближнем космосе;
создание опережающего задела по изучению, освоению и вовлечению в использование возможных ресурсов дальнего космоса.
В настоящее время Россия в целом определилась с концептуальной основой изучения и освоения космического пространства. Ее сущность – полномасштабное изучение Вселенной и освоение Солнечной системы. Для этого нам предстоит решить три стратегические задачи, о которых говорилось в самом начале.
Новым космодромам – новые ракеты

«Основы государственной деятельности Российской Федерации в области космической деятельности до 2030 г. и дальнейшую перспективу» требуют обеспечить гарантированный доступ России в космос со своей территории. Это означает постепенный перевод запусков космических аппаратов оборонного и двойного назначения с космодрома Байконур на территории Казахстана на космодромы Плесецк и Восточный.
При этом с Байконура мы уходить вовсе не собираемся. Стартовые комплексы легендарного советского космодрома будут использоваться в рамках международных программ и при более активном участии казахстанской стороны. Примером такого сотрудничества может стать проект «Байтерек» по созданию и эксплуатации космического комплекса среднего класса на основе проекта «Наземный старт».
Полным ходом и под контролем Военно-промышленной комиссии при правительстве России идут работы по возведению космодрома Восточный. Сейчас строятся стартовый и технический комплексы для семейства ракет-носителей «Союз-2», проводятся проектно-изыскательские работы по объектам тяжелого ракетного комплекса «Ангара». Растет на глазах обеспечивающая инфраструктура космодрома, заложены фундаменты нового уютного города, который уже через несколько лет станет родным гнездом нового поколения российских специалистов космического профиля.
Уверен, новый космодром сыграет магическую и магнетическую роль в развитии Амурской области и всего русского востока, притянет в восточные и тихоокеанские регионы России амбициозных молодых ученых и инженеров.
Пока льется бетон в основание стартового стола космодрома, предприятия ракетно-космической отрасли завершают создание перспективных ракет-носителей легкого, среднего и тяжелого классов на основе ракетных комплексов «Союз-2» и «Ангара». Одновременно разворачиваются работы по определению технического облика пилотируемого комплекса на основе ракеты сверхтяжелого класса для полетов к Луне, а в дальнейшем и к Марсу. Кроме того, ведутся проектные работы по созданию мощных межорбитальных (межпланетных) буксиров, без которых освоение Луны и исследование планет Солнечной системы невозможно.
Разведка на высоте

Не подлежит сомнению, что успешность социально-экономического развития такой страны, как Россия, напрямую связана с эффективностью космической деятельности и использованием ее результатов. Прежде всего это относится к таким ее направлениям, как космическая связь и дистанционное зондирование Земли.
Космические средства связи по сравнению с другими видами электросвязи обладают уникальными возможностями по глобальности, непрерывности и оперативности телекоммуникационного обслуживания пользователей, в том числе в труднодоступных, малонаселенных и удаленных регионах (коих у нас немало), а также районах стихийных или техногенных бедствий. Для жителей удаленных и труднодоступных регионов спутниковые коммуникации являются единственным средством, обеспечивающим связь, доступ в Интернет, к телевизионным и радиосетям.
Федеральная космическая программа России на 2006–2015 гг. предусматривает разработку и создание целой серии спутников связи на современной технологической основе. К концу 2015 г. отечественная группировка спутников связи и вещания практически полностью обновится.
Вместе с тем, вынужден признать, что ахиллесовой пятой нашей космонавтики является производство высококачественной отечественной электроники, а именно – электронно-компонентной базы (ЭКБ) для космической техники. Бортовые ретрансляционные комплексы создаваемых в последние годы спутников связи или целиком изготавливаются зарубежными фирмами, или создаются на предприятиях отрасли на основе зарубежных комплектующих. Именно поэтому Федеральное космическое агентство уполномочено Военно-промышленной комиссией взять на себя роль системного интегратора и фактического заказчика отечественной промышленности радиационно-стойкой ЭКБ. Ведь каждый космический аппарат на 90 процентов состоит из этой самой ЭКБ, а это означает, что наша зависимость в этом деле от зарубежных поставщиков давно уже стала проблемой национальной безопасности страны.
Одним из самых востребованных направлений в развитии современной мировой космонавтики является дистанционное зондирование Земли (ДЗЗ) из космоса. В эту сферу в настоящее время входит гидрометеорология, картография, поиск полезных ископаемых, информационное обеспечение хозяйственной деятельности, обнаружение и мониторинг чрезвычайных ситуаций, экологической обстановки, прогнозирование землетрясений и других разрушительных природных явлений. Для удовлетворения этих потребностей страны планируется создать обновленную российскую систему ДЗЗ. В ее состав войдут спутники высокодетальной съемки, оперативного мониторинга чрезвычайных ситуаций, метеорологические и геофизические аппараты.
Минимальная необходимая численность группировки ДЗЗ составляет 28 космических аппаратов. В настоящее время у нас имеется необходимый задел для развертывания такой группировки ДЗЗ в течение ближайших 7–10 лет. И решение такой задачи планируется в рамках разрабатываемой сейчас Федеральной космической программы на 2016–2025 гг.
Спутниковая навигация наряду со связью и дистанционным зондированием Земли играет ключевую роль в социально-экономическом развитии и обеспечении обороноспособности России. При всей критике, которая во многом небезосновательно звучала в отношении системы ГЛОНАСС, успешное завершение работ по восстановлению ее орбитальной группировки в 2011 г. обеспечило мировое признание лидирующих позиций России в области космической навигации и позволило приступить к реализации целого ряда крупных инфраструктурных проектов: развертыванию национальной системы экстренного реагирования при авариях (ЭРА-ГЛОНАСС), созданию транспортных коридоров «Север – Юг» и «Запад – Восток». Сейчас на смену космическим аппаратам «Глонасс-М» приходит новое поколение навигационных аппаратов «Глонасс-К» с улучшенными техническими характеристиками, что позволит расширить сферу применения и улучшить качество навигационного обеспечения. Мы активно работаем в направлении продвижения навигационных услуг ГЛОНАСС на мировой рынок, глобализации ее использования. И здесь у нас большие перспективы.
Микробы на орбите

Несколько слов о перспективах создания научных космических аппаратов. Исследование космоса традиционно являлось одним из главных направлений отечественной космонавтики. Однако с 1990-х гг. эти исследования ограничивались в основном отдельными успешными миссиями по изучению Солнца, полетами биоспутников и материаловедческих аппаратов, а также работой небольшого числа российских приборов на борту иностранных аппаратов и российских спутников социально-экономического назначения.
С 2011 г. была начата реализация ряда масштабных российских научных космических проектов. Так, в 2011 году был успешно выведен на орбиту российский космический радиотелескоп «Спектр-Р» с антенной диаметром 10 м. Он стал основой реализуемого международного проекта радиоинтерферометрических исследований «РадиоАстрон». В ноябре того же 2011 г., к сожалению, неудачно завершился полет российской межпланетной станции «Фобос-Грунт».
Весной прошлого года состоялся полет аппарата «Бион-М1» с животными и микроорганизмами на борту. В ходе полета было успешно выполнено более 70 экспериментов в области космической биологии, физиологии и радиационной биологии. В ближайшее время должен состояться запуск нового российского научного спутника «Фотон-М». В течение его полета будет продолжена российская программа микрогравитационных исследований физики жидкости, космической технологии и биотехнологии.
В текущем 2014 г. будет также запущен малый космический аппарат «МКА-ФКИ»-«РЭЛЕК», который должен провести эксперименты по исследованию космических лучей, а также несколько технических экспериментов.
Интенсивно развиваются работы по проекту «ЭкзоМарс». В зоне особого внимания Роскосмоса и Российской академии наук остаются и давно готовящиеся проекты больших астрофизических обсерваторий серии «Спектр» – «Спектр-РГ» и «Спектр-УФ». Продолжаются работы по созданию перспективных обсерваторий «Спектр-М» («Миллиметрон») и «ГАММА-400».
Межпланетный корабль заказывали?

Особая статья космической деятельности, о которой хотелось бы поговорить отдельно, – это пилотируемая космонавтика. После полета Юрия Гагарина стало очевидным, что она является наиболее значимым показателем интеллектуальной, технологической и экономической мощи страны. Это, если можно так сказать, вершина того научно-промышленного «айсберга», который в целом характеризует потенциал и уровень развития государства.
Нам есть чем гордиться в этой области. После развала СССР именно Россия в полной мере приняла на себя груз ответственности передовой космической державы и доказала свою исключительную роль в мировой космонавтике. Притом что ни внешняя, ни внутренняя обстановка в стране в те постперестроечные годы отнюдь не благоприятствовала нашему успеху в этой области. И тем не менее сегодня наша роль в мировой космонавтике очевидна и никем не оспаривается: российские корабли доставляют международные экипажи на МКС, российские специалисты на паритетных началах с американскими коллегами управляют полетом станции, обеспечивают безопасность ее экипажа, доставляют грузы, воду, топливо.
Наверное, всем очевидно и то, что за 53 года полетов низкие околоземные орбиты стали для человечества освоенной областью. Потому и требуется переход к новому этапу космической деятельности человека – от этапа освоения к этапу использования околоземного пространства. Пилотируемые проекты приобретают четко выраженную прикладную направленность. У них появляются «негосударственные» заказчики со своими конкретными задачами.
Сегодня мы ставим вопрос об экономической эффективности пилотируемых полетов, о необходимости быстрой (в течение 1–2 лет) адаптации кораблей под новые задачи, о сокращении сроков разработки новых модулей, о завершении «космических долгостроев», о том, что необходимо не столько адаптировать заказчика под космический корабль (модуль), сколько наоборот – корабль или модуль (или их связку) под заказчика.
Санкции как двигатель прогресса

Все основные научно-технические заделы достижений, которые мы имеем сегодня, были сделаны еще советскими конструкторами, учеными, технологами, инженерами и рабочими. Сегодня конкуренты уже начинают наступать нам на пятки. Точнее, они нам их уже давно отдавили.
Так, 12 января к МКС пристыковался беспилотный корабль Cygnus, доставивший на околоземную орбиту 1,5 т оборудования, продовольствие и спутники стандарта CubeSat. Полная грузоподъемность этого корабля составляет 2,7 т. Наш «Прогресс-М» способен поднять на орбиту чуть больше 2 т. Важно, что Cygnus, как и его ракета-носитель Antares, созданы не госкорпорацией, а небольшой частной американской компанией Orbital Sciences Corporation, в которой работают всего 4 тыс. чел. Кроме того, к МКС в прошлом году уже в третий раз слетал корабль Dragon, созданный компанией SpaceX и способный доставлять на орбиту 6 т груза. Помимо кораблей этих двух компаний и нашего «Прогресса» в роли беспилотных извозчиков на МКС выступают ракеты-носители ATV Европейского космического агентства (полезная нагрузка 7,7 т) и HTV Японского агентства аэрокосмических исследований (6 тонн).
Но не только и не столько в полезной грузоподъемности дело. Пилотируемый корабль «Союз» и транспортник «Прогресс» – ветераны космонавтики. Компания SpaceX основана в 2002 г. В ней работают 3800 сотрудников. Это в 12 раз меньше, чем, например, в ГКНПЦ им. М.В. Хруничева, где собирают еще одного ветерана отечественного космоса – тяжелую ракету-носитель «Протон». В том числе и по этой причине полеты отечественных ракет-носителей и кораблей обходятся дороже, чем у наших западных конкурентов. Сравнение по стоимости космической техники России и Китая, в котором космическая программа возведена в ранг государственного приоритета, также оказывается не в нашу пользу.
Сегодня космос практически перестал быть лишь предметом гордости и престижа государства. Из дорогой игрушки он превратился в такую же отрасль производства, как, например, судостроение, автомобилестроение или авиастроение, где есть свои нормы рентабельности, амортизации и прибыли. Все действующие и перспективные космические программы должны рассматриваться через призму их рентабельности, в том числе и программа научных работ на российском сегменте Международной космической станции.
Кстати сказать, прекращение сотрудничества с Россией в области космоса, о котором на днях объявило американское агентство NASA, может этому поспособствовать. Заметим, что американцы при объявлении санкций специально отметили, что ограничения не коснутся совместных работ на МКС. Видимо, в США осознают, что в этой области у нас накоплен уникальный опыт. Думаю, что именно теперь, в условиях санкций, он как нельзя кстати может нам самим понадобиться для формирования независимой от ненадежных международных партнеров стратегии развития отечественной пилотируемой космонавтики.
Охота на метеориты

Ближайшую перспективу полетов на Луну мы видим в создании посещаемой лунной и первой инопланетной лаборатории. Здесь будет размещен инструментарий изучения глубин Вселенной, лаборатория изучения лунных минералов, метеоритов, опытное производство полезных веществ, газов, воды из реголита.
Первые высадки человека на Луну планируется совершить в 2030 г., после чего должна развертываться посещаемая лунная база. Срок может показаться далеким, однако здесь мы не преследуем временные рекорды.
Постепенно здесь будут размещены испытательные полигоны для накопления и передачи энергии на расстояние, для испытаний новых двигателей. Это должно напоминать освоение нового материка.
Безусловно, это грандиозная, архисложная, амбициозная задача. Мы понимаем ее сложность, но также понимаем и ее реализуемость.
Это та задача, которая как лакмусовая бумажка будет свидетельствовать о технологической зрелости России, о реально созданной инновационной платформе нашего государства, о создании стратегического интеллектуального и промышленного задела для будущих поколений.
Новый вектор развития предусматривает и новые подходы реализации в космонавтике. Это должна быть «другая пилотируемая космонавтика». Есть ли смысл доказывать всему миру то, что мы всем давно уже доказали? Да, Россия способна обеспечивать долговременное пребывание космонавтов на околоземной орбите. Но разве не интереснее ли и прагматичнее обеспечить пребывание космонавтов на лунной научной станции, где вопрос постоянной корректировки орбиты отпадет сам собой? Очевидно и то, что именно с лунной поверхности мы сможем эффективно «доставать» и дальний космос, решая как научные задачи, так и такие специфические проблемы, как борьба с астероидно-кометной опасностью для Земли.
Сегодня мы говорим о том, чтобы создавать не отдельные корабли, модули, привязанные к тому или иному сценарию развития. Необходимо создать взаимосвязанные системы таких средств. В частности, мы говорим о перспективной пилотируемой транспортной системе, а также перспективной системе средств обитания. Первая должна выполнять транспортные функции, вторая – обеспечивать пребывание человека в требуемой области космического пространства.
При наличии этих средств можно достичь не только Луны, но и реализовать полеты к астероидам и к Марсу. Таким образом, решая, например, задачу освоения Луны, мы автоматически будем создавать плацдарм для полета к Марсу.
Звездолет на атомном двигателе

В настоящее время Роскосмосу совместно с рядом министерств в сотрудничестве с Российской академией наук и госкорпорацией «Росатом» поручено проработать и сформировать предложения о целесообразности реализации национального проекта «Изучение дальнего космоса». Реализация этого проекта призвана создать условия для осуществления качественного скачка в решении задачи обеспечения технологической готовности к освоению космических природных ресурсов, солнечной энергии и ресурсного потенциала Луны, Марса и пояса астероидов. Ключевыми областями разработок в рамках этого нацпроекта будет создание ядерных энергетических установок и плазменных технологий преобразования энергии, развитие биотехнологий, робототехники и новых материалов.
Реализация нацпроекта позволит вывести на новый уровень взаимодействие и консолидировать потенциал всех ключевых организаций, прежде всего госкорпорации «Росатом», Объединенной ракетно-космической корпорации и Роскосмоса, скоординировать финансовые ресурсы государства для эффективного и целенаправленного их использования, исключить финансирование однотипных разработок.
В завершение хочу напомнить читателям высказывание отца практической отечественной космонавтики Сергея Павловича Королёва: «То, что казалось несбыточным на протяжении веков, что вчера было лишь дерзновенной мечтой, сегодня становится реальной задачей, а завтра – свершением».
Мы не должны бояться мечтать, ставить перед собой самую высокую планку развития. Все необходимое для осуществления нового космического прорыва в России есть. Надо только научиться сочетать в себе романтизм и прагматизм и должным образом организовать наше дело.
На Луну придем навсегда

Но что делать дальше? Оставаться на низких орбитах? В ближайшие 50 лет технологически человечество вряд ли будет готово реализовать пилотируемые полеты в области, более удаленные, чем пространство между Венерой и Марсом. Зато вполне реально говорить об освоении Луны, о полетах к астероидам и о полетах на Марс.
Однако ни одна мировая держава не может сегодня уверенно сказать о своей готовности и способности слетать в каждую из этих зон – придется выбирать. Что касается выбора основного вектора России среди этих направлений, то в 2009–2013 г. научными организациями космической отрасли и РАН была проведена большая работа по анализу перспектив освоения космоса. Ответ может показаться очевидным, но он получил серьезное научное обоснование: основной вектор – это освоение нашего ближайшего спутника – Луны.
По мнению подавляющего большинства ученых, сама Луна – важнейший объект для фундаментальных научных исследований. Ее происхождение во многом проливает свет на наиболее сложные вопросы космогонии: рождение Солнечной системы, ее развитие и будущее. Без сомнения, здесь человечество ожидают важнейшие открытия.
Кроме того, Луна – ближайший источник внеземного вещества, полезных ископаемых, минералов, летучих соединений, воды, ближайший и пока единственно доступный человеку. Луна – естественная платформа для технологических исследований и испытаний новой космической техники.
Многие страны разделяют мнение о необходимости освоения Луны. Его придерживаются объединенная Европа, Китай, Япония, Индия. Что касается США, то, как мне кажется, они сейчас на распутье: ведь 40 лет назад США реализовали целую серию экспедиций на Луну по программе «Аполлон», и тезис «возвращения», казалось бы, звучит менее ярко, чем тезис «освоения» чего-то нового.
Мы не позиционируем задачу полетов на Луну как ограниченную во времени и ресурсах программу. Луна – не промежуточная точка на дистанции, это самостоятельная и даже самодостаточная цель. Вряд ли целесообразно сделать 10–20 полетов на Луну, и дальше, все бросив, лететь на Марс или астероиды. У этого процесса есть начало, но нет окончания: мы собираемся прийти на Луну навсегда. К тому же полеты на Марс, на астероиды, в нашем представлении, не только не противоречат освоению Луны, но во многом подразумевают этот процесс. Источник: «Российская газета»
www.russianelectronics.ru/engineer-r/review/14.04.2014


Ведущие державы имеют львиную долю в исследовании космоса – доклад


Ведущая китайская научная группа в сфере исследования космических технологий - Laboratory of Launch Vehicle Technology – в четверг обнародовала первый в стране оценочный доклад о текущей ситуации и будущих тенденциях международной космической деятельности, сообщает Укрiнформ.
Основные тезисы этого документа приводит агентство Синьхуа.
"Современные средства и оборудование, используемые в космической деятельности, в основном, принадлежат ведущим космическим державам... Из 159 запусков, которые имели место в 2012-2013 гг, 86,8% были проведены 4 ведущими державами - Россией, США, Китаем и Европейским Союзом", - говорится в докладе.
В целом к настоящему моменту возможностями самостоятельного запуска спутников располагают 12 стран. По состоянию на август 2013 года на орбите находились 1084 спутника. Из них 461 – американские, Россия имела 111 и Европейский Союз обладал 110. То есть, эти 3 игрока располагали 63% глобальных космических активов. Примечательно, что о том, сколько спутников у Китая, в докладе не указывается.
При этом отмечается, что китайское правительство сделало космическую отрасль важной частью общей стратегии развития страны. За последние несколько лет Китай вышел в число ведущих стран мира в области космических технологий. Страна уже вывела на орбиту космическую лабораторию и намерена запустить второй модуль в 2015 году. Осуществляется интенсивное исследование Луны.
Ли Хунбо, член исследовательской группы и эксперт академии предупредил о тенденции все большего использования в последние годы космического пространства в военных целях. "Современные международные законы и правила оказались неэффективными, чтобы содержать этот процесс", - сказал Ли.
http://novosti-kosmonavtiki.ru/news/18127/18.04.2014



 


Консультации

Отдел перспективного маркетинга:
Тел.                       + 375 17 398 1054
Email: markov@bms.by
ICQ: 623636020
Бюро рекламы научно-технического отдела
Тел.                       + 375 17 212 3230
Факс:                     + 375 17 398 2181


Home Map

Back

Contact

Engl Russ

© Reseach & Design Center 2014