ОАО ИНТЕГРАЛ


Выпуск № 14(1037) от 25 августа 2015 года

Мировой рынок


SK Hynix за 26 млрд долларов построит два гигантских полупроводниковых фаундри

Третий по величине конгломерат в Южной Корее SK Hynix планирует потратить $26 млрд на строительство двух новых заводов по выпуску полупроводников. Какие именно чипы компания собирается выпускать на новых площадках неизвестно, но в 2014 г. вендор смог значительно увеличить выручку за счет увеличения спроса на DRAM-память.

Компания SK Hynix официально раскрыла планы о намерении вложить 31 трлн вон (около $26 млрд) в строительство двух новых заводов по выпуску полупроводников в Южной Корее с целью укрепить свои рыночные позиции, сообщает Reuters.

Окончить строительство новых площадок SK Hynix планирует к концу 2024 г. Компания не уточнила, какие чипы именно она собирается производить на новых заводах и когда планирует начать выпуск.

Пятое место на мировом рынке чипов

Согласно Gartner, по итогам 2014 г. SK Hynix занял пятое место на мировом рынке полупроводников с долей 4,7%, при этом рост годовой выручки вендора составил 26,1% до $15,9 млрд. Компания уступила в общем зачете Intel, Samsung Electronics, Qualcomm и Micron Technology. Годом ранее SK Hynix принадлежало четвертое место (которое в 2014 г. она уступила Micron).

Второй по величине игрок на рынке DRAM-памяти

При этом 80% выручки SK Hynix формирует DRAM-память (используется в ОЗУ компьютеров и серверов). Согласно IHS, в 2014 г. SK Hynix заняла 27,4% мирового рынка памяти DRAM в денежном выражении. Это второе место после Samsung, доля которой составила 40%.

В 2014 г. рынок памяти DRAM вырос на 31,7% и достиг $46 млрд, установив новый рекорд впервые с 1995 г. Однако в общем объеме продаж полупроводников во всем мире доля DRAM снижается. В 2014 г. она составила всего 13,5% против 27,9% два десятка лет назад, отмечает Gartner.

Сведения Bloomberg

О намерении SK Hynix построить два новых завода по выпуску полупроводников стало известно неделю назад. Тогда агентство Bloomberg сообщило, что компания SK Group, контролирующая SK Hynix, планирует потратить 46 трлн вон (около $39 млрд) на расширение производственных мощностей.

При этом указанная сумма должна была пойти не только на строительство двух новых площадок, но и на завершение строительства и ввод в эксплуатацию других линий.

Третий по величине конгломерат в Южной Корее

SK Group — третий по величине конгломерат в Южной Корее (после Samsung и LG). Включает более 80 компаний из различных отраслей, в том числе телекоммуникации, химия, энергетика и перевозки. В 2014 г. консолидированная выручка группы достигла 165,5 трлн вон (почти $139 млрд).

Возглавляет SK Group Чай Тай Вон (Chey Tae Won), предприниматель, который в 2013 г. был осужден за растрату чужого имущества и получил четыре года заключения. На прошлой неделе правительство Южной Кореи помиловало его наряду с тысячами других бизнесменов.

http://www.russianelectronics.ru/engineer-r/news/snabworldmarket/doc/73569/26.08.2015

 

Аналитика/Прогнозы


Отмена пошлин на электронные компоненты не избавит отрасль от проблем

С 1 сентября 2015 г. Россия отменяет таможенные пошлины на ввоз в страну радиоэлектронных компонентов. Однако еще не всем участникам российского рынка удалось ознакомиться с этим документом Минпромторга. По оценкам игроков отрасли, подобная отмена пошлин поможет российским производителям техники стать более конкурентоспособными, но одновременно негативно отразится на отечественных производителях компонентов. В то же время эксперты утверждают, что компонентов для построения высокотехнологичного оборудования в России, по сути, не производится.

Как сообщили участники рынка, Минпромторг с 1 сентября 2015 г. обнулит ввозные пошлины практически на все основные группы электронных компонентов - микросхемы, дискретные полупроводники, резисторы, конденсаторы, соединители. Как сообщил начальник отдела рекламы и PR ООО "Т8" (российский разработчик и производитель DWDM- и CWDM-систем) Кирилл Шишков, компания принимала участие в обсуждении проекта документа. К отмене пошлин на компоненты там относятся положительно: без них современное телекоммуникационное оборудование производить невозможно, а отечественное производство радиоэлектронных компонентов находится далеко не в лучшем состоянии. "Компонентов для построения высокотехнологичного оборудования, по сути, в России нет. Мы вынуждены закупать импортные комплектующие. При этом готовое оборудование ввозится без пошлин. Получается, что мы сразу же начинаем проигрывать в цене зарубежным вендорам. Отмена пошлин - это всего лишь маленький шаг к формированию честной конкуренции", - заявил Кирилл Шишков.

Генеральный директор Информационно-аналитического центра современной электроники Иван Покровский пояснил, что от отмены пошлин выиграют все добросовестные импортеры компонентов, а проиграют, потеряв преимущества, "серые" поставщики. По его словам, цены у добросовестных импортеров снизятся на несколько процентов, а у "серых" поставщиков не изменятся. Но для рынка важнее не снижение цен на 2-3%, а упрощение процедуры импорта. "Ноль процентов на все компоненты - нет вопросов, касающихся правильной идентификации компонентов и связанных с этим задержек грузов. Это особенно чувствительно не при массовом производстве бытовой техники, а при мелкосерийном производстве сложного оборудования. Когда требуется широкая номенклатура компонентов малыми партиями, удельный вклад транзакционных издержек возрастает многократно", - заявил эксперт.

Как сообщила председатель Ассоциации производителей электронной аппаратуры и приборов (АПЭАП) Светлана Аппалонова, ей с документом ознакомиться до сих пор не удалось. Она считает, что очень важно то, как именно в нем прописаны обнуления по группам компонентов. "Если по широким группам - это одно. Если точечно, то каждую позицию импортерам придется долго обосновывать, что именно она проходит по нулевой ставке. Дистрибьюторы компонентов говорят, что зачастую дешевле получается заплатить максимальную пошлину по группе, чем доказать, что конкретная позиция должна проходить по сниженной или нулевой ставке. В этом случае необходимо собирать большой объем документов, подтверждающих право не платить пошлину. И велика вероятность задержки на таможне, что обходится производству дороже", - пояснила Светлана Аппалонова.

Сейчас значимая часть закупаемой за рубежом промышленной и бытовой техники и радиоэлектроники при ввозе на территорию РФ таможенными пошлинами не облагается. При этом практически все импортируемые электронные компоненты облагаются пошлинами в размере от 5% до 17,5%, что, как утверждает директор по стратегическому маркетингу GS Group Андрей Безруков, делает невыгодным производство на территории России высокотехнологичной промышленной и бытовой техники и электроники.

В то же время, по словам Андрея Безрукова, предприятия в составе "Технополиса GS" уже имеют преференции в соответствии с ФЗ №16 "Об Особой экономической зоне в Калининградской области", в том числе нулевые пошлины на компоненты при условии обоснования степени "достаточности" переработки. Для производителей региона существующие преференции позволяют компенсировать высокую стоимость доставки готовой продукции на территорию РФ. Обнуление ввозных пошлин на электронную компонентную базу сделает производителей области менее конкурентоспособными по сравнению с аналогичными отечественными производствами. "Калининградская область рискует потерять статус инвестиционно привлекательного региона для размещения производств радиоэлектронной промышленности", - опасается Андрей Безруков.

Кирилл Шишков полагает, что на бизнесе компаний, которые производят готовую продукцию, отмена пошлин отразится позитивно, а на отечественных производителях компонентов - отрицательно: им будет сложно конкурировать с подешевевшим импортом. Но в итоге, как утверждает он, и они могут оказаться в выигрыше. "Российский рынок электронных компонентов потерян давно. И первая причина - это не конкуренция с импортом, а банальное отсутствие спроса. У нас нет главных потребителей - производителей массовой продукции, бытовой техники. Не нужно стимулировать производителей компонентов, стимулировать нужно спрос на эти компоненты. Отечественные производители справятся с зарубежной конкуренцией, было бы кому предлагать продукцию", - заявил Кирилл Шишков.

Как уверяет Иван Покровский, российским производителям компонентов планируемое изменение пошлин никакой угрозы не несет. По его словам, компоненты российского производства дороже импортных аналогов в несколько раз и применяются на закрытых для импорта рынках (в основном это рынок военной аппаратуры). "Девальвация рубля дала ценовое преимущество в десятки процентов, но и его мало. Несколько процентов пошлин не играют роли на фоне таких разрывов в ценах и уровне технологий. Российские микроэлектронные фабрики выпускают продукцию, которая соответствует передовому мировому уровню 20-летней давности. Пошлины на импортные компоненты никак не помогут сократить этот разрыв", - пояснил генеральный директор Информационно-аналитического центра современной электроники. По выражению Ивана Покровского, заставить сейчас российского производителя коммерческого оборудования применять отечественные компоненты - это все равно что надеть тонущему на ноги тяжелые кандалы, чтобы он точно не выплыл.

Как считает Андрей Безруков, в изделиях потребительской электроники стоимость электронных компонентов составляет более 30%, и отмена пошлин на эти компоненты благоприятно отразится на развитии отрасли в целом. "С точки зрения ценообразования, затраты производителей сократятся, это позволит снизить цены на готовую продукцию, что благоприятно отразится на потребителях", - пояснил он.

По словам Светланы Аппалоновой, лоббированием обнуления пошлин уже не первый год занимаются такие компании, как LG, Samsung, а также организаторы контрактного производства Jabil и Foxconn через ассоциацию РАТЕК (Ассоциация торговых компаний и товаропроизводителей электробытовой и компьютерной техники). Она уверена, что нововведение не отразится на ценах на конечную продукцию в России. Отмена пошлин снизит стоимость компонентов на 3-5%, но это будет иметь существенное значение только при массовом производстве бытовой аппаратуры. Для российских производителей бытовой техники главная проблема - не пошлина, а скорость оборота денег. "Таможня всегда была непредсказуема в отношении новшеств и процедур. Если хотя бы одна позиция застревает на таможне - встает все производство. То есть нетарифные барьеры гораздо серьезнее", - считает Светлана Аппалонова.

Как уточняет Светлана Аппалонова, в инфраструктурном телекоммуникационном оборудовании суммарная доля компонентов составляет от 5% до 10%. В случае пошлин, речь идет, соответственно, о 3-7% от этих 5-10%. "Основную долю в структуре цены занимает ПО и связанные с ним позиции. Для производителей инфраструктурного оборудования большее влияние на цену оказывают НДС, высокие проценты по кредиту, социальные отчисления с фонда заработной платы и т.д.", - утверждает она. Для производителей инфраструктурного оборудования гораздо важнее меры по формированию рынка отечественной продукции, а в том, что касается таможни, по словам Аппалоновой, больший эффект могли бы дать заградительные пошлины.

По мнению Андрея Безрукова, для развития российской электроники нужно не только обнулить пошлины на электронные компоненты, но и установить таможенные пошлины на ввоз конечной продукции бытовой техники и электроники при условии наличия аналогов, производимых на территории России. В качестве успешного примера Андрей Безруков привел Бразилию, где ввоз готовой продукции радиоэлектронной промышленности облагается ввозной пошлиной в 40% при нулевой ставке ввозной пошлины на электронные компоненты. В результате на бразильском рынке эффективно развивается национальное радиоэлектронное производство, а глобальные компании вынуждены размещать на территории страны производства с высоким уровнем локализации. Аналогичные модели господдержки применялись также в Польше, Китае и других странах.

Иван Покровский утверждает, что, устраняя одну проблему, власти создают другую, которая перекрывает выгоды от обнуления пошлин. Он сообщил, что в этом году все поставщики и потребители компонентов столкнулись с необходимостью сертифицировать продукцию на соответствие требованиям техрегламента Таможенного союза "О безопасности низковольтного оборудования". "Импортерам предлагается доказать безопасность компонентов для конечного потребителя. Однако эта продукция имеет производственное назначение, она не может применяться самостоятельно, вне оборудования. Абсурдные требования открывают новые возможности для изъятия средств в пользу стяжателей", - пояснил он. По словам Ивана Покровского, в итоге российские производители электронного оборудования оплачивают услуги множества быстро расплодившихся сертификационных и испытательных центров. Кроме финансовых издержек сертификация компонентов и декларирование соответствия приводят к значительным задержкам в производственных поставках. Источник: www.comnews.ru

http://www.russianelectronics.ru/engineer-r/review/doc/73563/25.08.2015

 

Новости компаний

Россия нашла замену американской электронике для спутников


"Российские космические системы" переориентируются на отечественную микроэлектронику для применения на спутниках, предприятия в России уже готовы заменить импортную продукцию, сообщил гендиректор компании.

Российские производители, Китай и ряд других стран готовы и способны предоставить замену электронике для применения на спутниках, которая ранее закупалась в США, сообщил журналистам генеральный директор компании "Российские космические системы" Андрей Тюлин.

"Российские производители способны по многим позициям заменить импортную комплектацию. Они не дотягивают до параметров space и military, но мы нашли совместные решения, как это исправить", — сказал Тюлин.

По всем направлениям, в частности по аппаратуре для наземных комплексов и бортовых систем, предприятие переориентируется на микроэлектронику отечественного производства, пояснил Тюлин.

Также он сообщил, что "Российские космические системы" сотрудничают с Китаем и теми странами и компаниями, которые не присоединились к санкциям против России.

РИА Новости

http://ria.ru/space/20150825/1205674468.html#ixzz3joI47QMR

 

ВЭБ меняет руководство «Ангстрема»

Как стало известно CNews, на «Ангстрем-Т» - наиболее перспективном предприятии группы «Ангстрем» - меняется руководство. Место гендиректора предприятия Антона Алексеева, являющегося ставленником экс-министра связи Леонида Реймана, может занять выходец из ВТБ. За перестановками может стоять другой госбанк – ВЭБ.

Зеленоградский микроэлектронный производитель «Ангстрем-Т» может сменить гендиректора. Как рассказал источник на зеленоградском рынке, вместо Антона Алексеева новым главой предприятия должен стать бывший вице-президент госбанка ВТБ Юрий Золочевский.

«Ангстрем-Т» входит в группу «Ангстрем» и является самым перспективным предприятием группы. В 2008 г. государственный «Банк развития и внешнеэкономической деятельности» («Внешэкономбанк», ВЭБ) по гарантии правительства предоставил предприятию кредитную линию объемом 815 млн евро для запуска современного нанотехнологического производства.

Микроэлектронный долгострой

На полученные средства «Ангстрем-Т» закупил оборудование немецкой фабрики AMD, позволяющее осуществлять производство по технологии 120 нм. Однако в 2009 г. развитие проекта застопорилось, оборудование оставалось лежать на складе в Голландии, а ВЭБ рассматривал возможность забрать активы предприятие (они заложены банку в качестве кредита).

Но в 2012 г. «Ангстрем-Т» смог договориться с ВЭБ о возобновлении кредитной линии. Оборудование AMD было завезено в Россию, также предприятие приобрело лицензию на технологию IBM, позволяющую организовать на этом оборудовании производство по технологии 90 нм. Запуск производства должен был состояться летом 2015 г.

К настоящему моменту «Ангстрем-Т» выбрало всю предоставленную ему кредитную линию, и с конца 2014 г. должно было начать ее погашение. Впоследствии срок первого платежа был перенесен на июнь-месяц 2015 г.

Ранее планировалось, что первый платеж в размере 400 тыс. евро предприятие осуществит в конце декабря 2014 г., а затем раз в полгода будет выплачивать по 35 млн евро до конца 2027 г. Теперь же первый платеж в размере 35,4 млн евро, как ожидалось, должен быть сделан в конце июня 2015 г., а остальные платежи будут произведены по прежнему графику.

В 2011 г. владельцем различных пакетов акций в предприятиях «Ангстрема» объявил себя Леонид Рейман. В 2012 г. он также стал единоличным владельцем «Ангстрем-Т». Впрочем, участники рынка считали, что структуры дружественной Рейману «питерской группы связистов», взяли под контроль группу «Ангстрем» еще в 2007-2008 г.г.

Человек из команды Реймана

Антон Алексеев руководит «Ангстрем-Т» с 2011 г. Алексеев считается человеком из «команды Реймана». Он возглавлял входившую в госхолдинг «Связьинвест» межрегиональную компанию связи «Дальсвязь» (в то время Рейман был министром связи и председателем совета директоров «Связьинвест»). Впоследствии он возглавил телекоммуникационную компанию «Старт-Телеком», которую также связывали с «питерской группой связистов».

В 2014 г. Алексеев также возглавил ОАО «Ангстрем» - головное предприятие группы. В конце 2014 г. Алексеева на этом посту сменил Константин Носов, также работавший до этого гендиректором «Старт-Телекома».

Собеседник CNews на рынке говорит, что за сменой гендиректора «Ангстрем-Т» стоит ВЭБ: банк-кредитор таким образом хочет взять под контроль ситуацию на предприятии. При этом сам Алексеев, по словам источника, останется на предприятии в другой должности. Антон Алексеев от комментариев отказался, Леонид Рейман не ответил на звонок CNews.

http://gov.cnews.ru/top/2015/08/25/veb_menyaet_rukovodstvo_angstrema_598925/25.08.2015

 

Российская микроэлектроника


«Байкал» и «Эльбрус», или Особенности национального процессоростроения

Несколько недель назад в новостных сюжетах в очередной раз всплыла тема импортозамещения в самой, пожалуй, современной области микроэлектроники — микропроцессорах.

Новый российский процессор Baikal-T1, построенный на ядре MIPS P5600, представила компания «Байкал Электроникс», дочерняя структура известного российского разработчика суперкомпьютеров «Т-Платформы». «Лента.ру» попробовала разобраться, какой процессор можно считать российским и зачем вообще нужен отечественный процессор.

Российская микроэлектронная промышленность — достаточно традиционный объект для шуток (чтобы не сказать издевок) еще с советских времен: выбранный в СССР в 1980-х годах курс на копирование западных образцов фактически привел к краху советской микроэлектроники. Анекдот про микропроцессор, отправленный в адрес заказчика тремя железнодорожными платформами, родился как раз в те годы.

Буквально за день до анонса Baikal-T1 рунет с упоением обсуждал, казалось бы, продолжение анекдота — ноутбук HT-Эльбрус S, выпускаемый другим отечественным разработчиком процессоров, компанией МЦСТ: эта десятикилограммовая машина при цене 150 тысяч рублей способна работать на одной зарядке аккумулятора «не менее 1 часа». Правда, вскоре выяснилось и то, что модель эта — 2012 года и, главное, относится к классу защищенных ноутбуков, то есть способна выдержать падение на бетон, работу под дождем и другие неприятности. В качестве примера конкурентов HT-ЭльбрусS можно привести 15-дюймовый Getac X500, стоящий более 300 тысяч рублей и способный выдержать электромагнитный импульс ядерного взрыва, и «портативные ПК» немецкой Bit Tradition, одна из моделей которой — Bit-RPC 1522-MIL — весит около 20 кг и может похвастаться батареей на 30 минут работы.

Впрочем, наличие конкурентов — еще не ответ на вопрос, нужны ли вообще отечественные процессоры и компьютеры, а также можно ли считать существующие продукты отечественными.

Свои комментарии по российской составляющей устройств дали компании «Байкал Электроникс», МЦСТ и КМ211, а также один из мировых лидеров по разработке современных процессоров — британская компания Imagination Technologies, владеющая процессорной архитектурой MIPS. Все три российские компании занимаются разработкой современных процессоров, хотя и в разных направлениях: МЦСТ целится на рынок рабочих станций и серверов, КМ211 больше ориентирована на применение в системах безопасности и автоматизации, а «Байкал Электроникс» заняла промежуточное положение, представив чип для производительного сетевого оборудования.

Большой путь к маленькому процессор

Разработка современного процессора — длинный и сложный процесс. Начинается он с выбора архитектуры — набора команд, которые данный процессор сможет исполнять. От архитектуры зависит не только производительность процессора, но и его совместимость с программным обеспечением: ПО, выпущенное для одной архитектуры, на другой чаще всего работать не будет.

Последнее обстоятельство обусловило то, что распространенных процессорных архитектур в мире не так много; почти весь рынок поделен между тремя лидерами — Intel x86, ARM и MIPS. Первая уже не одно десятилетие доминирует в настольных ПК и ноутбуках, а две оставшиеся нашли свое призвание в мобильных устройствах и встраиваемых промышленных компьютерах.

Микропроцессор Intel 8086

 

Микропроцессор КР1810ВМ86, советский аналог Intel 8086

 

Интересно, что компании ARM Holdings и Imagination Technologies — разработчики архитектур ARM и MIPS — не выпускают процессоры сами, предпочитая продавать лицензии.

Говоря об архитектурах процессоров, необходимо понимать, что их нельзя напрямую сопоставлять друг с другом — каждая из них обладает своими сильными и слабыми сторонами, определяющими сферу ее применения. Например, на рынок ПК среди разрабатываемых сейчас российских процессоров претендуют только «Эльбрусы», но и они очень сильно отличаются от привычных пользователям процессоров архитектуры x86. Основное назначение «Эльбрусов» — это работа в компьютерах на промышленных и государственных объектах, то есть там, где Windows и Microsoft Office стараются не использовать в любом случае, а потому совместимость с этим ПО не является критичным моментом. Baikal-T1 и вовсе предназначен для сетевого оборудования и систем автоматизации, — сравнивать его с процессорами для ПК столь же нелепо, как грузовой «КамАЗ» с легковым Mercedes: аудиосистема у второго намного лучше, но в тех задачах, для которых предназначен первый, это роли не играет.

 

 

Микропроцессор Эльбрус-2СМ (проектное название Эльбрус-1С)

 

Микропроцессор Baikal-TС-1

 

Исполняются команды на ядре процессора — схеме, обеспечивающей все необходимые вычислительные ресурсы. Хотя ядро, поддерживающее конкретную архитектуру, можно создать самостоятельно, чаще всего его тоже покупают у разработчика архитектуры. Но такое ядро — это еще не готовый чип, а всего лишь исходные коды, внешне похожие на исходные коды компьютерной программы.

На следующем этапе ядро «обвешивают» дополнительными периферийными модулями — например, контроллерами USB или Ethernet, если это требуется — добавляют ядро графического процессора, отвечающего за вывод картинки на монитор, и так далее. Часть модулей разрабатывается самостоятельно, часть может быть лицензирована у других компаний — опять в виде исходных кодов.

Предпоследний этап разработки — переход от абстрактных кодов к чертежам конкретного чипа. Для современных процессоров, работающих на частотах до единиц гигагерц, он также весьма нетривиален — в процессе необходимо учитывать огромное количество нюансов и ограничений. По словам Тони Кинг-Смита, исполнительного вице-президента Imagination Technologies, «срок от получения лицензии на ядро до воплощения его в кремнии постоянно сокращается, но все равно в среднем составляет от 9 до 18 месяцев», а сам процесс требует усилий группы высококвалифицированных разработчиков.

И лишь после прохождения всех этих этапов запускается конвейер полупроводниковой фабрики, на выходе которого мы и видим знакомые чипы.

Пятый пункт

Дискуссии о национальной принадлежности процессоров традиционно крутятся вокруг двух фактов. Во-первых, на данный момент в России нет современного полупроводникового производства (90-нм техпроцесс зеленоградского «Микрона», производящего последние версии «Эльбруса», в применении к микропроцессорам можно назвать современным только при наличии очень бурной фантазии - прим. ред. ВЭ), а потому выпускать отечественные процессоры предпочитают, как правило, на мощностях тайваньской TSMC — одного из крупнейших контрактных производителей чипов в мире, не занимающегося собственной разработкой микросхем, а лишь предоставляющего услуги по их выпуску. Во-вторых, многие из процессоров построены на базе архитектуры и ядер, разработанных западными компаниями — например, Baikal-T1 использует ядро MIPS P5600.

Моноблочный компьютер КМ4-Эльбрус, разработанный на базе микропроцессора Эльбрус-2С+

 

Впрочем, в случае с МЦСТ и КМ211 происхождение архитектуры уже не вызывает сомнений — обе компании используют собственные разработки, «Эльбрус» и «Кварк». В случае с МЦСТ иногда возникает небольшая путаница — ей приписывают использование в «Эльбрусах» довольно старой архитектуры SPARC v9, разработанной компанией Sun Microsystems еще в середине 90-х годов; МЦСТ действительно делает и SPARC-процессоры, но это — модели R500 и R1000, а не «Эльбрус».

В противовес подходу МЦСТ, «Байкал Электроникс» предпочитает использовать готовые процессорные ядра: у компании заключены соглашения как с Imagination, так и с ARM Holdings. Такой подход позволяет сконцентрировать ресурсы на выпуске финального продукта — и мировая практика показывает, что он весьма эффективен: ни один из крупных производителей процессоров не пренебрегает лицензированием чужих разработок, и многие из них используют ядра ARM или MIPS.

Однако лицензия на готовое ядро, как уже отмечалось выше, не избавляет компанию от серьезных трудозатрат. В обоих случаях для реализации проекта нужен интеллектуальный ресурс — группа разработчиков с глубоким пониманием архитектуры современных процессоров и принципов проектирования интегральных схем. И в случае с отечественными компаниями этот ресурс создается и поддерживается в России.

При этом необходимо признать, что производство самих чипов в России хоть и присутствует, но по своим возможностям радикально отстает от зарубежных мощностей. Однако в современном мире «бесфабричные компании», занимающиеся только проектированием и продажей микросхем, уже давно составляют подавляющее большинство — так, среди основных производителей процессоров только Intel и Samsung производят свою продукцию сами. Среди их конкурентов одни никогда своими фабриками не обладали, а другие — например, AMD — сознательно перешли к бесфабричной модели, выделив производство в отдельную компанию в рамках оптимизации своей структуры.

Разделение разработки и производства чипов — общемировая тенденция, и ставить их в жесткую зависимость друг от друга неправильно. Хотя хочется надеяться на появление и отечественного современного полупроводникового производства, заслуги разработчиков чипов его отсутствие никак не умаляет.

Вопросы безопасности

Востребованность отечественной замены импортного аналога можно рассматривать с двух точек зрения — с чисто коммерческой и с точки зрения обеспечения безопасности. Если коммерческая составляющая понятна и неспециалисту, то второй аспект является менее очевидным.

С одной стороны, тот факт, что цифровые войны в мире уже идут, оспорить трудно: после откровений Сноудена и информации об успешной атаке на иранскую ядерную инфраструктуру с помощью червя Stuxnet (и неудачной — на КНДР). С другой стороны, до сих пор в основном обсуждается роль в этих атаках программного, но не аппаратного обеспечения.

Для хакеров, в том числе работающих на государство, уязвимости ПО остаются наиболее привлекательными — они обеспечивают максимум возможностей и по проникновению в нужную систему, и по действиям в ней. Тем не менее, современные процессоры настолько сложны и многофункциональны, что в них тоже может найтись место для «закладок», облегчающих работу спецслужб.

Скажем, многие процессоры оснащены генератором псевдослучайных чисел (ГПСЧ), который часто используется различными системами шифрования — и надежность этого кодирования зависит от степени случайности выдаваемой генератором последовательности. Технически возможно внести в чип процессора изменения, делающие последовательность на выходе ГПСЧ предсказуемой, а значит, зашифрованные с его помощью данные — сравнительно легко декодируемыми третьей стороной, знающей про эту особенность конкретного ГПСЧ.

При этом изменения в работу ГПСЧ могут быть внесены как на этапе производства конкретной партии процессоров, так и программно — с помощью недокументированных команд, которые могут быть выполнены, например, невинно выглядящим штатным обновлением какой-либо программы.

Обнаружить подобную закладку в готовом изделии практически невозможно — современный процессор содержит в себе миллиарды транзисторов, и даже просвечивая чип рентгеном, точно определить функции каждого из блоков нереально. Более того, первый тип закладки в некоторых случаях может быть внедрен таким образом, что обнаружить его не удастся даже при рентгеновском анализе блока ГПСЧ.

Это — лишь один пример, но и из него очевидно, что игнорировать возможность аппаратных закладок в тех или иных изделиях электроники было бы наивно. Причем касаться этот вопрос может и государств, и крупных коммерческих компаний — так, недавно выяснилось, что Агентство национальной безопасности США несколько лет следило за Siemens и другими европейскими компаниями.

НТ-ЭльбрусS

 

Защищенный ноутбук Getac X500, способный выдержать электромагнитный импульс ядерного взрыва.

 

Конечно, зарубежное производство чипов также представляет определенный фактор риска — однако настолько малый, что им можно пренебречь. Во-первых, как подчеркнули в «Байкал Электроникс», соответствие заказа и финального изделия строго контролируется, а потому внесение изменений на этом этапе невозможно. Во-вторых, внедрение «закладки» осложняется тем, что фабрика не обладает полной документацией на процессор — так что даже поиск в нем нужного блока может оказаться нетривиальной задачей. В-третьих, как отмечают в Imagination Technologies, для контрактного производителя чипов допуск посторонних лиц к данным клиентов — колоссальный репутационный риск.

Планы на будущее

Безопасность на государственном уровне — вопрос, конечно, важный, но в конечном успехе на судьбу разработчика намного сильнее влияет успех его продукции на открытом рынке. На данный момент российские компании представлены на нем крайне слабо — основными потребителями их продукции являются государственные структуры. Впрочем, многие из них надеются, что в ближайшие годы ситуация может поменяться.

Константин Трушкин, представитель компании МЦСТ, видит препятствие в малой серийности изделий и ограниченной поддержке со стороны ПО, однако считает, что компании удастся его преодолеть: «При выходе на объем порядка десяти тысяч изделий можно будет снизить стоимость решений до уровня, доступного не только для организаций, но и для частных лиц». При этом, по его словам, МЦСТ в значительной степени надеется на федеральные целевые программы, которые позволят отечественным разработчикам успешнее конкурировать с иностранными.

Дмитрий Пустов, сотрудник компании КМ211, во многом соглашается с Трушкиным, также считая, что основное препятствие для российских разработчиков — ориентация на мелкосерийное производство вместо массового рынка, в том числе и зарубежного. При этом у КМ211 уже на данный момент основные клиенты — это коммерческие компании, занимающиеся разработкой решений в области промышленной автоматизации и обеспечения безопасности.

Андрей Малафеев, работающий в «Байкал Электроникс», также поддерживает точку зрения о необходимости выхода на мировой рынок — по его словам, производство современной микроэлектроники просто невозможно замкнуть в одной стране. Для Baikal-T1 в качестве приоритетных рассматриваются более полудесятка стран — от ОАЭ до Германии; в дальнейшем для расширения своего присутствия на рынке компания планирует представить процессоры для ПК и мобильных устройств.

В Imagination Technologies дополняют, что для успеха российских разработчиков ключевым является не только факт выхода на мировой рынок, но и подготовка квалифицированных кадров в России. По словам Тони Кинг-Смита, пока в России всего несколько университетов преподают полноценные курсы по разработке интегральных схем, в то время как эти знания должны быть доступны во всех вузах, готовящих специалистов по информатике. Чтобы помочь наладить учебный процесс, недавно Imagination Technologies перевела на русский язык и обеспечила бесплатный доступ к учебнику «Цифровая схемотехника и архитектура компьютера» Дэвида Харриса и Сары Харрис, фактически покрывающему значительную часть университетского курса.

Очевидно, что до безоблачного существования разработчикам российских процессоров пока далеко, — фактически большинство из них лишь в начале пути, выпускают продукцию небольшими партиями для госсектора или под узкоспециализированные коммерческие проекты. Тем не менее рост числа компаний, работающих в этой отрасли, равно как и их стремление выйти на массовый рынок, в том числе международный, позволяет надеяться, что уже через несколько лет об отечественных процессорах будут говорить с куда меньшим скепсисом.

Прим. ред. ВЭ: Остается добавить, что перечисленными в статье примерами российские разработки микропроцессоров не исчерпываются. В частности, уникальная микропроцессорная архитектура «Мультиклет» создана целиком в России и уже нашла воплощение в кристаллах. Есть свои разработки у зеленоградского «Миландра» и других молодых команд...

 

 

 

 

 

 

 


Консультации

Отдел перспективного маркетинга:
Тел.                       + 375 17 398 1054
Email: markov@bms.by
ICQ: 623636020
Бюро рекламы научно-технического отдела
Тел.                       + 375 17 212 3230
Факс:                     + 375 17 398 2181


Home Map

Back

Contact

Engl Russ

© Reseach & Design Center 2014